Как сделать тент на стойках

Литература


ВВЕДЕНИЕ

С окончанием Великой Отечественной войны в Советском Союзе начался самый продолжительный мирный период, позволивший здраво оценить итоги крупнейшего мирового конфликта ХХ века, достижения и недостатки отечественной автомобильной промышленности и срочно принять действенные и весьма затратные меры по исправлению ситуации в военно-автомобильной сфере. В результате в достаточно короткий срок в СССР удалось собственными силами создать собственный мощный Военно-промышленный комплекс (ВПК), в который входило военно-автомобильное производство с обширным и наиболее совершенным для своего времени семейством самых разнообразных армейских автомобилей – от легких джипов до многочисленных военных полноприводных грузовиков и тягачей, колесных бронетранспортеров и автотехники специальной конструкции. Преодолев первый послевоенный период подражательства и копирования, советские конструкторы и технологи смогли самостоятельно разработать и поставить на серийное производство лучшие отечественные армейские автомобили – легендарные машины УАЗ-469, ГАЗ-66, ЗИЛ-131 и «Урал-375» с практически необъятным шлейфом кузовов и спецнадстроек. Во времена их появления эти автомобили занимали высокий мировой рейтинг, отличались простотой, высокими надежностью, проходимостью и тактико-техническими характеристиками. Массовые поставки военной автотехники в братские социалистические страны и союзные государства обеспечили ей признание и мировую известность, способствовали повышению авторитета советской автомобильной индустрии и короткое время служили олицетворением мощи и превосходства всей системы социализма.

Важным политическим итогом прошедшей войны стало создание блока европейских социалистических стран, являвшихся главными потребителями советской военной техники, а также игравших роль географической прослойки между Советским Союзом и откровенно враждебными странами Запада. Так что для СССР послевоенное время мирным являлось лишь относительно. На самом деле это были труднейшие годы «холодной войны», развязанной западными странами весной 1946 года с целью мировой изоляции СССР, образования вокруг него так называемого железного занавеса для ограничения возможностей Советского Союза по развитию завоеванных в ходе Великой Отечественной войны стратегических и экономических побед, созданию новых видов вооружений и военной техники, а также пресечения возможного расширения территориальных притязаний в Европе. В результате с первых же мирных лет СССР был надежно изолирован от получения передовых западных технологий и материалов. Эта ситуация усугубилась в 1970-е годы с принятием поправки Джексона – Вэника о введении дискриминационных условий в торговле между СССР и США. Столь мудрая и действенная антисоветская политика Запада лишила советскую экономику и ее военную и автомобильную промышленность, в частности, важнейшей информации о передовых достижениях зарубежных стран в этой области и максимально ограничила доступ к получению сложных иностранных агрегатов, технологического оборудования и важных видов сырья (например, качественной стали и металлического листа). Если в области космической техники и стратегических видов вооружения Советский Союз находил способы получения нужной информации, то военно-автомобильная индустрия выпутывалась из международной изоляции своими силами и средствами с расчетом только на внутренние ресурсы страны. В результате все военные автомобили выпускались полностью из агрегатов и узлов отечественного происхождения, хотя и с постоянной оглядкой на достижения Запада. После исчерпания запаса ленд-лизовской автотехники новые зарубежные военные машины в Советской Армии вообще не использовались, а кооперация в автомобильной области осуществлялась только с соцстранами и только на уровне гражданской автотехники. Военно-политическому сплочению рядов европейских социалистических союзников способствовало подписание 14 мая 1955 года Варшавского договора, который стал достойным ответом на включение Западной Германии в блок НАТО.

Обособленность Советского Союза, отделенного «железным занавесом» от остального мира, а также сложная военно-политическая обстановка времен «холодной войны», обострившаяся с появлением ракетного и ядерного оружия, заставили политическое и военное руководство страны принять все меры по активному и срочному расширению национальной системы проектирования, изготовления и внедрения новых видов техники и вооружения. В результате 1950 – 1960-е годы отмечены высшими мировыми достижениями военно-промышленного комплекса Советского Союза, которых удалось добиться при максимальном напряжении всех человеческих и экономических возможностей страны в условиях обострившейся «холодной войны» и постоянного соперничества с Западом. Так в военно-автомобильной области уже к концу 1950-х годов в СССР был создан мощнейший достаточно разветвленный и постоянно обновлявшийся научно-технический и производственный комплекс, в который входили сотни предприятий и организаций различного уровня. Он позволял самостоятельно разрабатывать уникальную военную технику, не имевшую аналогов за границей, и выпускать лучшие за всю историю Советского Союза автомобили со специальным оборудованием и вооружением.

Стратегическую политику по снабжению Советских Вооруженных Сил передовой техникой и вооружением проводило Министерство обороны СССР (МО СССР), образованное 15 марта 1953 года. Организацией и совершенствованием автомобильной службы Советской Армии и снабжением ее новой техникой занимались автомобильные управления МО СССР, которые в советские времена были трижды преобразованы: с 1953 года – Автотракторное управление (АВТУ), с 1961-го – Центральное автотракторное управление (ЦАВТУ) и в 1982 – 1995 годах – Главное автомобильное управление (ГАВТУ). Формирование и реализация единой военно-технической политики в области автомобильной техники входили в компетенцию 21-го Научно-исследовательского и испытательного института автомобильной техники Министерства обороны СССР (21 НИИИ АТ), образованного в 1959 году в подмосковном городе Бронницы (с 2010 года – 21 НИИЦ Министерства обороны Российской Федерации).

Главной производственной базой советского автомобильного военно-промышленного комплекса являлись все без исключения автозаводы и их многочисленные субпоставщики, поставлявшие в Вооруженные Силы СССР самые совершенные и надежные отечественные машины, проходившие на местах строгую военную приемку. Параллельно с ними незаметно трудились сотни военных номерных предприятий системы МО СССР, так называемых почтовых ящиков, а также еще более многочисленные специализированные гражданские заводы, где обязательно имелось какое-либо закрытое военное производство, контролировавшееся военными представителями или приемщиками. Несмотря на приоритет ракетного вооружения, новых видов самолетов и освоения космоса, в советские времена государство не жалело сил и средств на разработку и внедрение новых видов военных автомобилей и их ускоренное внедрение в производство, на строительство новых предприятий, модернизацию старых гражданских производств и их переориентацию на частичный выпуск военной продукции. С конца 1950-х годов эпицентр военной научно-производственной деятельности стал перемещаться из Научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института (НАМИ) на созданные при всех крупных автозаводах специальные конструкторские бюро (СКБ), работавшие по заданиям Министерства обороны СССР в соответствии с тактико-техническими нормативами 21 НИИИ, который принял на себя до 90% исследовательских и испытательных работ. Собственные научно-технические разработки проводил также Опытный завод № 38 (38 ОПЗ) из Бронниц, со временем ставший производственной базой 21 НИИИ, а также профильные научные институты Минобороны, номерные заводы и гражданские предприятия. Все вместе они образовали мощный советский научно-оборонный комплекс. В результате столь активной и чрезвычайно дорогостоящей деятельности в Советском Союзе за короткий срок собственными силами были созданы все необходимые виды армейских полноприводных автомобилей, послуживших основой многочисленных надстроек с принципиально новыми видами более эффективной, сложной и особо точной техники и системами вооружения. К ним относились радиолокационные станции, системы космической связи, комплексы передвижных ремонтных мастерских, уникальные инженерные машины, средства для транспортировки и заряжания новых видов ракет, системы наземного обеспечения ракетных комплексов, залпового огня и многие другие. Для обеспечения работы личного состава и размещения военного оборудования были созданы унифицированные гаммы типовых обитаемых кузовов-фургонов со средствами жизнеобеспечения и защиты от воздействия поражающих факторов ядерного оружия. Огромные усилия Коммунистической партии и Советского правительства уже в 1960-е годы вывели отечественную военно-автомобильную отрасль на высочайший мировой уровень, причем в ряде подвижных колесных систем ракетного вооружения и переправочных средств СССР долгое время удерживал лидирующее положение. Все это позволило в достаточно короткий исторический период не только вывести советскую военную промышленность на высочайший уровень, но и обеспечивало мировой военный паритет и реальную безопасность страны.

Главным отечественным потребителем военной автомобильной техники являлась Советская Армия (СА), образованная 25 февраля 1946 года и сменившая легендарную Красную Армию. Она являлась главной составляющей Советских Вооруженных Сил и включала Сухопутные войска (СВ), Военно-Воздушные Силы (ВВС), Войска противовоздушной обороны (ПВО), Воздушно-десантные войска (ВДВ), войска связи, химической защиты, инженерные, железнодорожные и тыловые службы, а в 1960 году к ним присоединились Ракетные войска стратегического назначения (РВСН). На долю Советской Армии приходилось до 94% автомобильного парка всех видов Вооруженных Сил СССР. Автомобильная техника поступала также в Военно-Морской Флот (ВМФ), Пограничные войска КГБ СССР, Внутренние войска МВД СССР, различные специальные службы и военизированные формирования. Советские военные автомобили в больших количествах поставлялись в страны Варшавского договора, на Кубу, в КНДР, Вьетнам, Китай (до середины 1960-х годов), Финляндию, страны Африки, Азии и Южной Америки, где неизбежно участвовали в мелких военных конфликтах. Боевую проверку советская автотехника проходила во время Корейской войны (1950 – 1953 гг.), в период долгих сражений во Вьетнаме (1955 – 1975 гг.), в ходе миротворческих миссий в Венгрии (1956 г.) и в Чехословакии (1969 г.), а затем в Афганистане (1979 – 1989 гг.).

Огромнейшая номенклатура советской военной техники и вооружения уже в 1950-е годы потребовала введения специальных буквенно-цифровых кодовых маркировок, которые в разных видах войск имели различные формы. Наиболее обширными являлись системы кодов Главного ракетно-артиллерийского управления (ГРАУ), ВВС, Войск связи и РВСН. Многие маркировки дополнялись так называемыми словесными названиями, которые военные ведомства обычно присваивали армейской технике и оборудованию еще на этапе проектирования. При этом вся серийная автомобильная техника сохраняла типовые заводские обозначения.

Слишком затратное и обременительное для советской экономики лидирующее военное положение СССР, которое постоянно требовало финансовой подпитки, продолжалось очень недолго. Уже к началу 1970-х годов Советскому Союзу, остававшемуся по-прежнему в гордом одиночестве, связанному невыгодными узами помощи бедным союзникам и торговыми ограничениями, оказалось не по силам тягаться с мощнейшим военным блоком индустриально развитых западных держав и на равных постоянно наращивать гонку вооружений. К концу 1970-х годов отставание СССР становилось все более явным. Переломить ситуацию не позволили экономические трудности страны, застой в промышленности и сельском хозяйстве, неспособность нового руководства СССР и Коммунистической партии принять действенные меры по выходу из тупика. Вполне естественно, что в 1980-е годы перестройки как спасительная соломинка была воспринята перспектива сокращения вооружений, которая могла бы снять с СССР непосильное бремя гонки за прогрессом. В реальности же она обернулась еще более глубоким экономическим и финансовым кризисом и фактическим отказом государства от обеспечения собственных вооруженных сил новой техникой. Это немедленно привело к быстрому ослаблению и последующей деградации мощной и стройной системы советского ВПК, остановке крупных предприятий и военных производств или переводу их на бытовые товары, прекращению деятельности СКБ и научных учреждений. В условиях быстро распространявшегося экономического хаоса и уничтожения всего, чем когда-то гордился советский народ, высшие достижения военно-автомобильной мысли были просто отправлены на свалку, а документация на них под горячую руку была уничтожена. К началу 1990-х годов СССР превратился в почти полностью обезоруженную страну с небоеспособной армией, надолго потерявшую не только свое военное лидерство, но и международный авторитет.

Официальный развал СССР произошел 25 декабря 1991 года с подписанием так называемого Беловежского соглашения. Это ознаменовало конец Советской Армии, системы буферных социалистических стран и союзных республик, всего советского военно-промышленного и автомобильного комплекса, привело к остановке важных производств и потере былых наработок новой автотехники.

Тяжелое возрождение экономики, военно-автомобильного производства и Вооруженных Сил новой демократической России началось лишь через десять с лишним лет с приходом к власти нового молодого поколения здравомыслящих, разумных и деловых руководителей страны.

Эта книга является первой попыткой более подробного изложения истории многочисленных советских армейских автомобилей послевоенного периода с начала 1946 года по конец 1991-го. Из-за огромного количества созданных в те времена военных машин в этой книге представлены только серийные автомобили классической конструкции, их прототипы и последующие варианты, а также бронетранспортеры первого поколения, выпускавшиеся на шасси армейских грузовиков. Сведения по специальной бронетехнике, базировавшейся на автомобильных агрегатах, здесь не приводятся, так как она достаточно подробно описана в исторических трудах по колесным и гусеничным бронированным машинам. Ранее секретные специальные опытные и мелкосерийные машины классической и нетрадиционной конструкции, различные транспортеры и тягачи, многоосные ракетные шасси и активные автопоезда, создававшиеся в закрытых СКБ и часто не имевшие аналогов за рубежом, достойны стать темой другого издания.

В книге использованы в основном солидные с точки зрения автора оригинальные советские источники: архивные материалы заводов и военных научно-исследовательских и испытательных институтов, нормативы и инструкции по устройству и эксплуатации, отчеты о военных испытаниях, официальные автомобильные справочники, а также аналогичные зарубежные материалы. Некоторые фотографии публикуются впервые. Весьма прискорбно, но с концом Советской власти новое военное руководство ряда организаций приказало уничтожить многие архивные материалы, а былых создателей военной автотехники уже почти не осталось. В результате в этой тематике до сих пор остается множество белых пятен. В разных источниках, военных и заводских, несущественно разнятся тактико-технические данные ряда машин, весьма смутными являются устные воспоминания ветеранов, отсутствуют точные сведения об изготовителях и годах выпуска специальной военной техники, практически всех видов надстроек, ранее секретной боевой техники и ракетного вооружения на автомобильных шасси.


Автор выражает искреннюю благодарность за помощь в подготовке этой уникальной книги:

генерал-майору И. А. Шеремету, председателю Военно-научного комитета Вооруженных Сил Российской Федерации, заместителю начальника Генерального штаба; полковнику И. А. Карпову, начальнику 3 ЦНИИ Министерства обороны Российской Федерации; полковнику И. Б. Шеремету, заместителю начальника 3 ЦНИИ МО РФ; полковнику А. А. Колтукову, начальнику 21 НИИЦ МО РФ; В. П. Соловьеву, главному конструктору АМО ЗИЛ по спецтехнике; В. В. Дмитриеву, начальнику КБ УГК ОАО «Автозавод «Урал»; Р. Г. Данилову, ведущему конструктору ОГК АМО ЗИЛ по спецтехнике; М. В. Соколову, автомобильному историку-исследователю и журналисту; В. С. Юшину, зам. начальника Рязанского музея военной автомобильной техники, а также Ю. Д. Бабушкину, П. А. Букатину, А. В. Говорухе, Н. К. Кочневой, А. А. Латрыгину, В. Г. Мазепе, сотрудникам 21 НИИЦ МО РФ, Центрального музея Вооруженных сил Российской Федерации, Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники.


(Должности и звания указаны на момент совместной работы)


ВОЕННОЕ НАСЛЕДСТВО
(1946 г. – конец 1950-х гг.)

Горькие уроки Великой Отечественной войны, когда Красная Армия получала лишь два типа советских грузовиков ГАЗ-ММ и ЗИС-5, очень скоро отрезвили руководство страны и автомобильной промышленности СССР, заставив их срочно переоценить техническую политику и начать перестройку своей деятельности. В разгар войны на Горьковском, Московском и Ярославском автозаводах начались активные разработки принципиально новой послевоенной автомобильной техники. Поспешная эвакуация в 1941 году части оборудования московского предприятия ЗИС неожиданно привела к продвижению отечественной автомобильной промышленности в восточном направлении и созданию Ульяновского и Уральского автозаводов. С другой стороны, после освобождения Минска на месте немецких авторемонтных мастерских возник Минский автозавод, а вопрос с реконструкцией Московского завода малолитражных автомобилей вообще разрешился довольно просто – путем вывоза из поверженной Германии в качестве репараций всего комплекса необходимого оборудования. В последующие годы в СССР было создано еще нескольких крупных предприятий по выпуску грузовиков, автобусов, специальной техники, двигателей, кузовов и комплектующих изделий. В конце 1950-х годов лидерство в области тяжелых грузовых машин перешло к Кременчугскому заводу, куда перевели автомобильное производство из Ярославля. Одновременно на базе многочисленных войсковых авторемонтных предприятий была образована разветвленная сеть местных номерных военных заводов, собиравших не только специальное оснащение, комплектующие, кузова и надстройки, но и собственные виды армейской автотехники. Все эти многочисленные крупные, средние и мелкие предприятия стали основой будущего мощнейшего советского военно-автомобильного комплекса.

Не имея практически никакого собственного опыта создания новых видов достаточно сложной полноприводной военной техники, советские конструкторы поначалу не могли обойтись без заимствований, воспроизведения и простого копирования лучших зарубежных образцов, тем более что они поступали во время войны в СССР по лендлизу в огромных количествах, из которых было что выбрать. За основу практически всех послевоенных советских грузовиков и их агрегатов были приняты в первую очередь американские конструкции, которые руководство Советского Союза и автомобильных заводов считало самыми прогрессивными и лучше других соответствовавшими условиям эксплуатации в СССР. При этом частично использовались также узлы и агрегаты от передовой трофейной техники. В результате вскоре после войны появились новые и достаточно совершенные армейские грузовики ГАЗ-63, ЗИС-151 и ЗИЛ-157, дизельные машины Ярославского и Минского автозаводов, а также собственные копии американских джипов, авиадесантных машин и амфибий. Свое особое место в военной иерархии заняли эффектные парадные фаэтоны и кабриолеты, тоже созданные не без влияния американского духа. Среди немногих советских военных автомобилей, разработанных практически своими силами, были джипы ГАЗ-69 и ульяновские легкие грузовички.

В начале 1950-х годов многочисленные СКБ, военные и гражданские предприятия развернули проектирование и изготовление специальных видов кузовов для размещения специального радиотехнического и ремонтного оборудования, практически всех известных видов автоцистерн, новых переправочных и подъемно-транспортных средств, мощных систем залпового огня и первых мобильных ракетных комплексов. Важным достижением стало создание первого поколения унифицированных обитаемых каркасно-деревянных кузовов КУНГ, обеспечивавших персоналу долговременное пребывание внутри и перевозку оснащенных ими машин по железным дорогам общеевропейского габарита с колеей нулевого габарита. Первоначально аббревиатура КУНГ означала «кузов универсальный нулевого габарита», позднее – «кузов унифицированный нормальных габаритов». С приходом в Советскую Армию полноприводной колесной техники на ее базе начался выпуск двух семейств бронетранспортеров БТР-40 и БТР-152. Появление новых видов военной авиации, ракетного, химического и ядерного оружия привело к интенсивному расширению парка специальных автомобилей и автопоездов, обслуживавших аэродромы и наземные ракетные комплексы, обеспечивавших воздушное наблюдение и защиту важных объектов и городов, доставлявших ракеты, ракетное топливо и ядерные боеголовки, перезаряжавших зенитно-ракетные системы и боровшихся с последствиями химического и радиационного заражения.

С 1959 года единым отечественным военным научно-техническим и испытательным центром являлся 21-й Научно-исследовательский и испытательный институт (21 НИИИ) Министерства обороны СССР, созданный путем объединения Научно-исследовательского института по колесным и гусеничным артиллерийским тягачам и транспортерам из города Петродворца Ленинградской области и Научно-исследовательского и испытательного автотракторного полигона (НИИАП) в подмосковном городе Бронницы. Главными направлениями деятельности 21 НИИИ стали разработка общей концепции и конструкции новых видов автотехники, перспективного типажа и тактико-технических требований ко всем видам военных автомобилей и их узлам, проведение государственных испытаний и сертификация автотранспортных средств, подготовка предложений о принятии машин на вооружение и постановке их на серийное производство.

В результате столь активной деятельности руководства страны, большинства промышленных предприятий и конструкторских бюро уже к концу 1950-х годов в Советском Союзе практически только своими собственными силами был создан мощнейший научно-производственный потенциал по выпуску совершенных и весьма разнообразных автомобилей классической концепции серийного и мелкосерийного изготовления, собиравшихся только из отечественных деталей и узлов и соответствовавших мировому уровню. К ним следует добавить нескольких семейств военных полноприводных машин специальной конструкции, тяжелых многоосных тягачей и шасси для подвижных ракетных комплексов, невероятно затратное проектирование и производство которых скрытно проводились с середины 1950-х годов на нескольких крупных автозаводах. Весь этот комплекс военной автомобильной техники, часто превосходившей по своему уровню мировые достижения, обеспечивал реальную защиту и безопасность своей страны и достойное противостояние с Западом.


МОСКОВСКИЙ ЗАВОД МАЛОЛИТРАЖНЫХ АВТОМОБИЛЕЙ (МЗМА)

Только отгремели залпы Великой Отечественной войны, как на новом Московском заводе малолитражных автомобилей (МЗМА), бывшем предприятии имени КИМ, начался серийный выпуск первого советского легкового автомобиля малого класса «Москвич-400». Столь высокая оперативность объяснялась просто: все технологическое оборудование в счет репараций было вывезено с германских автомобильных заводов «Опель» (Opel) вместе с технической документацией на 23-сильную модель «Кадет К-38» (Kadett). Ее советская копия – 4-дверный седан «Москвич-400», собиравшийся с декабря 1946 года, – превратился в небывалое достижение автомобильной индустрии СССР и впервые стал поступать в свободную продажу. С 1954 года выпускался модернизированный 26-сильный вариант «Москвич-401».


Аэродромный пусковой агрегат АПА-7 на шасси «Москвич 401-420К». 1955 год.


В военном отношении об этих сугубо гражданских машинах можно было бы и не вспоминать, хотя в 1950 – 1951 годах первый «Москвич» прошел полный цикл военных испытаний. В последующие годы на нем монтировали оборудование первого и единственного легкого мобильного аэродромного пускового агрегата АПА-7 для электростартерного запуска авиамоторов небольших гражданских и военных самолетов. Машина базировалась на шасси «Москвич 400-420К» (421-420К) со специальным цельнометаллическим кузовом трапецеидальной формы c откидными задней и двумя боковыми дверками. Внутри него размещались аккумуляторы общей емкостью 700 А·ч с кабелями для подключения к бортовой электросистеме самолета и устройство для их подзарядки от городской сети. Сзади на кузове имелась фара для освещения рабочей площадки. Таких машин было построено порядка 1000 единиц. Единственными военными автомобилями производства МЗМА с середины 1950-х годов являлись опытные вездеходы «Москвич-415» (4x4), которым так и не было суждено стать полноценными советскими армейскими джипами.


Москвич-415
(1957-1965 гг.)


Вездеход «Москвич-415» – внешне точная копия американского джипа «Виллис-МВ». 1958 год.


Эту маркировку носили первые опытные многоцелевые полноприводные автомобили, выполненные на агрегатах серийных легковых машин «Москвич» и рассчитанные прежде всего на военное применение. Их разработка началась в середине 1950-х годов по инициативе заместителя главного конструктора МЗМА И. А. Гладилина, хотя официально вездеходы предназначались для эксплуатации в сельской местности. В 1957 – 1960 годах было построено и испытано несколько опытных образцов 4-местных рамных машин «Москвич-415» трех серий с полезной нагрузкой 300 кг и открытыми цельнометаллическими кузовами. Первый автомобиль, построенный в конце 1957 года, конструкторы МЗМА недолго думая сделали довольно точной копией легендарного американского джипа «Виллис-МВ» (Willys) периода Второй мировой войны. Он снабжался характерным утилитарным кузовом с прямоугольными крыльями и передней облицовкой, отопителем салона, двумя дверными проемами с брезентовыми загородками и съемными стеклами, откидными рамой плоского двухсекционного лобового окна и тентом из прорезиненной ткани на трубчатом каркасе. На нем использовался 45-сильный двигатель от серийного автомобиля «Москвич-407», трансмиссия от легковой полноприводной модели М-410, передний отключаемый мост, шины размером 6,40 – 15 и два топливных бака емкостью по 32 л. Дорожный просвет под передним мостом составлял 222 мм, под картером заднего моста – всего 209 мм. Автомобиль имел колесную базу 2035 мм, колею – 1226 мм, снаряженную массу 1068 кг и габаритные размеры – 3428x1572x1725 мм, вполне сочетавшиеся с характеристиками «Виллиса» военных времен.

Летом 1958 года «Москвич-415» был представлен на смотре новой военной техники на полигоне в подмосковных Бронницах, а затем с октября по февраль 1959 года проходил сравнительные испытания для изучения возможности принятия его на вооружение. Автомобиль преодолевал подъемы крутизной до 27° и броды глубиной 0,75 м, имел низкий расход топлива по шоссе – 11,6 л, на снежной целине – 18,7 л на 100 км. Несмотря на высокую экономичность, по многим конструктивным и эксплуатационным критериям он проигрывал вездеходу ГАЗ-69А и уже устаревшему к тому времени «Виллису». Его полезную нагрузку и мощность военные признали недостаточными, низкий просвет существенно снижал проходимость, а открытый кузов оказался слишком непрочным как для армии, так и для сельского хозяйства. В заключительном акте было указано, что машина «не соответствует ни современному уровню автомобильного производства, ни требованиям армейской эксплуатации, не имеет никаких преимуществ перед ГАЗ-69А и подлежит существенной конструктивной доработке».


Опытные джипы «Москвич-415» второй серии с цельнометаллическими кузовами. 1959 год.


Первая неудача не обескуражила конструкторов МЗМА: они переориентировались на подобные сельскохозяйственные машины, хотя и не забывали постоянно отправлять свои новые автомобили на военные испытания. В 1959 году были собраны еще два опытных образца М-415 второй серии с цельнометаллическими кузовами со встроенными в них крыльями и ступенчатой облицовкой радиатора, которые на этот раз сделали их похожими на американские джипы М-38А1. В 1960 году появился открытый автомобиль М-415 третьей серии с аллигаторным капотом и плоским «носом» с короткими воздухозаборными прорезями. Его внешность лучше знакома по следующей опытной модели «Москвич-416», которая отличалась лишь закрытым 5-местным кузовом с задними продольными скамьями и, действительно больше напоминала сельский разъездной автомобиль, чем утилитарный военный джип. Впоследствии на «Москвиче» последней серии устанавливали 75-сильный мотор от легковой серии 412, но и он не смог спасти советские джипы. Средств на их доработку не нашлось, и последним полноприводным автомобилем в 1973 году стал опытный длиннобазный «Москвич-2150». Он вновь прошел военные испытания, но оказался совершенно не приспособленным для армейской службы. В целом таких машин было собрано порядка двух десятков экземпляров.

Неудавшийся «Москвич-415» получил короткое развитие в Научном автомоторном институте (НАМИ), где в начале 1960-х годов проводили эксперименты с оригинальными высокоэластичными движителями с пневматическими гусеницами. В 1962 году многокамерный пневмогусеничный движитель на сварной раме с тремя фрикционными катками впервые был установлен вместо задних колес автомобиля М-415 второй серии. Эта полугусеничная машина получила индекс С-3, а второй модернизированный вариант С-3М 1965 года снабжался усиленными резинокордными гусеницами и передними ведущими барабанами. На испытаниях они показали неплохую проходимость, плавность и бесшумность хода, но легко спадали, а двигатель перегревался. Для военного применения столь ненадежные и хрупкие конструкции совсем не годились.

Неудачи с первыми и единственными джипами «Москвич» надолго отбили у заводских конструкторов желание создавать автомобили военного назначения. Пережив несколько переименований, завод так и не смог приспособиться к требованиям рыночной экономики. В 2001 году Акционерное общество «Москвич» остановило автомобильное производство. 28 февраля 2006 года завод признали банкротом, и потом он был распродан.


УЛЬЯНОВСКИЙ АВТОМОБИЛЬНЫЙ ЗАВОД (УАЗ)

УАЗ начал свою деятельность 30 апреля 1942 года как Ульяновский автосборочный филиал № 4 Московского автозавода имени И. В. Сталина (ЗИС), который в октябре 1941 года был вынужден частично эвакуироваться в города Поволжья и на Урал. Предприятие в Ульяновске, получившее название УльЗИС, до сентября 1944 года производило сборку грузовых автомобилей ЗИС-5 военного образца. Параллельно с конца 1943 года завод собирал из поступавших из США по ленд-лизу частей армейские грузовики «Студебекер» (Studebaker). По окончании войны его переименовали в Ульяновский автомобильный завод, который после передачи выпуска грузовиков ЗИС-5 на Уральский автозавод превратился в филиал ГАЗа и в октябре 1947 года приступил к сборке грузовиков ГАЗ-ММ. В декабре 1954 года из поступавших из Горького узлов были собраны первые легкие полноприводные машины ГАЗ-69, носившие на капоте выштамповку УАЗ. Их серийное производство развернулось в 1956 году после реконструкции завода.

История с изготовлением собственного грузовика марки УАЗ имела трудное начало. Сначала на заводе планировалось выпускать дизельный автомобиль УльЗИС-253 с двухтактным мотором по образцу американских конструкций. В условиях «холодной войны» этот проект так и не был осуществлен. В 1948 году на заводе разработали собственный 1,5-тонный грузовичок УАЗ-300 с 50-сильным мотором от легковой «Победы», но возможности небольшого предприятия не позволили внедрить его в производство. Разработкой очередных автомобилей с 1954 года занимался только что образованный отдел главного конструктора, который под руководством П. И. Музюкина начал проектирование принципиально нового малотоннажного полноприводного поколения УАЗ-450 вагонной компоновки, состоявшего из нескольких вариантов разного назначения. К их серийному производству завод приступил в октябре 1958 года, и вскоре все эти автомобили сделались самыми популярными и распространенными машинами малого класса в народном хозяйстве СССР и в Советской Армии.


УАЗ-450
(1956-1966 гг.)

Изначально гамма легких многоцелевых малотоннажных полноприводных бескапотных автомобилей УАЗ-450 (4x4) официально предназначалась для использования в сельском хозяйстве, на дорогах с грунтовым покрытием или вообще на бездорожье. Эти благие намерения прекрасно камуфлировало истинное назначение новых машин – применение во всех видах Советских Вооруженных Сил в качестве легкой транспортной базы для перевозки вне дорог мелких грузов, боеприпасов, вооружения и раненых, для штабной службы и монтажа легкого военного оснащения. Действительно, первая серия 450 разрабатывалась на УАЗе по заказу Министерства обороны СССР и прошла государственные испытания в 21 НИИИ. В результате все входившие в это семейство машины составили первое отечественное поколение военных автомобилей высокой проходимости малого класса с кабиной над двигателем и односкатной ошиновкой, ранее не имевших аналогов в СССР и занявших промежуточное место между легкими командирскими джипами и обычными грузовиками.

В 1956 – 1958 годах в число первых прототипов и пробных предсерийных версий уже входили автомобили с 55-сильным двигателем М-20 и чуть сдвинутым вперед полукапотом, «красивой» массивной передней облицовкой с широкими горизонтальными воздухозаборными щелями и декоративной V-образной «галочкой» в центре, созданной В. И. Арямовым, одним из первых советских автомобильных дизайнеров. Эти машины снабжались удлиненными цельнометаллическими кузовами с двумя высокими плоскими лобовыми окнами и скругленной крышей. С осени 1958 года машины серийного изготовления получили упрощенные внешние формы с округлым передком, встроенными в него фарами и уменьшенной решеткой радиатора из трех горизонтальных накладок, плоскую крышу и единое гнутое лобовое стекло.

Наименование всей гамме дал цельнометаллический фургон УАЗ-450 полной массой 2,7 т, служивший для доставки 750 кг мелких грузов. В застекленном исполнении он стал первым советским микроавтобусом-вездеходом УАЗ-450В на 10 пассажиров, который при соответствующем переоснащении превращался в санитарный автомобиль УАЗ-450А. Легкий бортовой вариант УАЗ-450Д снабжался отдельной 2-местной кабиной и деревянной грузовой платформой для перевозки грузов массой до 800 кг. Все автомобили комплектовали нижнеклапанным 4-цилиндровым бензиновым двигателем ГАЗ М-21Г (2,45 л, 62 л.с), представлявшим собой модернизированный мотор от легковой «Победы», у которого диаметр цилиндра был расточен с 82 до 88 мм. От нее же была заимствована 3-ступенчатая коробка передач, а двухступенчатую раздаточную коробку, штампованную раму, неразрезные ведущие мосты на рессорной подвеске и тормоза использовали от вездехода ГАЗ-69. Все машины УАЗ оборудовали отключаемым передним приводом с шариковыми шарнирами равных угловых скоростей. Габаритные размеры базового фургона с двумя передними дверями и задними двухстворчатыми и дорожными шинами размером 6,50 – 16 составляли 4347x1940x2071 мм. Размер колеи обоих мостов был одинаковым – 1440 мм. Автомобили могли буксировать прицепы без тормозов массой 800 – 850 кг, развивали максимальную скорость 90 км/ч и расходовали 14 л бензина на 100 км. В разных версиях запас хода колебался от 340 до 680 км. Новые УАЗы отличались простой конструкцией, достаточной прочностью, высокой проходимостью и очень быстро завоевали лидирующее положение в своем классе. На многие годы серия 450 с колесной базой 2300 мм стала основой всей грузовой продукции Ульяновского автозавода. Она постоянно модернизировалась, но практически без существенных изменений дожила до настоящего времени.


Военные варианты автомобилей УАЗ-450

Первые же пробные образцы застекленных грузопассажирских фургонов были предназначены для военных целей. Первым в эту гамму в 1957 году вошел опытный армейский санитарный вариант УАЗ-450А с более мягкой подвеской. В его чуть удлиненном кузове находились продольные места для доставки шести сидячих раненых или от двух до четырех человек на носилках. Летом 1958 года на смотре новой военной автотехники был представлен штабной автомобиль УАЗ-450Б, снабженный рабочими столами в салоне, двумя складными спальными гамаками, телефонным аппаратом, сейфом и радиостанцией Р-105, но отопитель на нем предусмотрен не был. Эти машины оснащались 55-сильными моторами, развивали скорость 89 км/ч, имели снаряженную массу 2080 кг и запас хода 450 км. Впоследствии санитарный вариант пошел в массовое производство, а штабной так и не выпускался: его функции приняли на себя микроавтобусы и фургоны.


Штабной автомобиль УАЗ-450Б вагонной компоновки из первой пробной серии. 1957 год.


УАЗ-450А (1958 – 1965 гг.) – наиболее распространенный в Советской Армии серийный санитарный вариант серии 450. Снабжался теплоизолированным кузовом с тремя одиночными боковыми дверями (одна слева и две справа) и задней двухстворчатой, внутренней металлической перегородкой с окном с раздвижными стеклами и двумя переговорными люками и шинами размером 8,40 – 15 низкого давления. В застекленном рабочем отсеке находились четыре откидных 2-местных боковых сиденья и одно одноместное на перегородке для размещения одного-двух сопровождающих и до восьми сидячих раненых. На откидных боковых кронштейнах и на потолочных скобах с брезентовыми ремнями можно было навешивать от двух до четырех носилок. Эта схема сохранилась на долгие годы, но на практике применялись и иные компоновки салона с разным расположением сидений и мест для носилок (непосредственно на боковых сиденьях или на полу). В комплект машины входили два топливных бака вместимостью по 48 л, отопители кабины и салона, фонарь на крыше со знаком красного креста, боковая поворотная поисковая фара, четыре осветительных плафона в рабочей части кузова и радиостанция. Снаряженная масса машины составила 1912 кг, запас хода – 680 км. С этой модели начались разработки комбинированных движителей для передвижения по рельсам, которые на первом этапе представляли собой стальные железнодорожные бандажи, надевавшиеся на все колеса. Цельнометаллические фургоны УАЗ-450 применяли в интендантской службе для доставки мелких грузов, а иногда в них размещали штабные машины, передвижные радарные установки и радиостанции. Помимо своего главного предназначения автобусы УАЗ-450В переоборудовались в штабные пункты и подвижные радиостанции.


Санитарный автомобиль УАЗ-450А, широко применявшийся в Советской Армии. 1959 год.


В начале 1960-х годов, в процессе проектирования перспективного советского джипа УАЗ-469 и отбора вариантов для серийного производства, в том числе с несущими кузовами, были разработаны опытные образцы полноприводных грузовых машин, также оснащенных редкими для такой техники несущими цельнометаллическими кузовами. В 1965 – 1967 годах завод собрал два прототипа – фургон УАЗ-468 и санитарный автомобиль УАЗ-468А с такими кузовами и агрегатами от серии 450, которые внешне ничем не отличались от «нормальных» серийных машин. Их модернизация сводилась к использованию усиленного сварного штампованного основания, к которому сверху крепили силовой блок и серийный кузов, а снизу – неразрезные ведущие мосты с колесными редукторами от УАЗ-469 и телескопическими амортизаторами. Испытания этих машин в 21 НИИИ доказали слабость и недостаточную долговечность всей конструкции, что привело к прекращению работ в этом направлении.


С декабря 1961 года с использованием шасси 450 завод серийно выпускал гамму заднеприводных автомобилей УАЗ-451 двойного назначения, в которую также входили базовые фургоны 451, грузовик 451Д, микроавтобус 451В и санитарный вариант 451А. В 1965 – 1966 годах эти автомобили получили дополнительную букву М в маркировке, указывавшую на использование нового 70-сильного двигателя и 4-ступенчатой коробки передач. Применение этой техники в Советской Армии было весьма ограниченным, хотя для повышения проходимости машин 451-й серии в 1960-е годы были построены опытные снегоходы УАЗ-451С и 451С2 со съемными лыжами на передних колесах и с легкими резинометаллическими гусеницами, не имевшие никакого развития.


ГОРЬКОВСКИЙ АВТОМОБИЛЬНЫЙ ЗАВОД (ГАЗ)

В первое послевоенное время Горьковский автозавод занимался в основном массовым изготовлением простых гражданских легковых и грузовых автомобилей новой концепции, базировавшейся на достижениях американской и западноевропейской автомобильной техники последнего предвоенного времени и периода Второй мировой войны. Сильный толчок развитию автомобилей ГАЗ придало изучение огромного количества самых различных колесных машин, поступавших по ленд-лизу в СССР. Частично на новые разработки повлияли конструкции трофейных автомобилей, а также собственные наработки довоенных пор, принесшие в послевоенные времена ряд давно устаревших решений. В организационном плане в 1957 году завод утерял имя В. М. Молотова и стал просто Горьковским автомобильным заводом, наименование которого было выбито на боковинах моторного отсека всех капотных грузовиков.

Практически все созданные после войны автомобили ГАЗ в большей или меньшей степени применялись в Советской Армии и поставлялись на экспорт во многие страны мира, включая капиталистические. Легендарные послевоенные легковые машины ГАЗ М-20 «Победа» стали первыми советскими парадными кабриолетами, широкую известность приобрели легкие многоцелевые автомобили

ГАЗ-69, а на базе не менее знаменитых в нашей стране грузовиков ГАЗ-51 было создано первое полноприводное армейское семейство ГАЗ-63. Промежуточное положение между ними предполагалось заполнить более легкими вездеходами ГАЗ-62 с рядом оригинальных отечественных конструктивных новинок, но в реальности они стали базой армейских машин ГАЗ-66, входивших уже в следующее поколение.

К главным техническим достижениям Горьковского завода этого периода, имевшим отношение к военной автотехнике, следует отнести достаточно простые и надежные полноприводные автомобили, легкие амфибии, двигатели с форкамерно-факельным зажиганием, дифференциалы повышенного трения и колесные бронемашины с несущими корпусами.


ЛЕГКОВЫЕ АВТОМОБИЛИ

В Советской Армии все легковые автомобили Горьковского завода широко применялись как разъездные, фельдъегерские и личные машины офицеров практически всех уровней и принадлежали многим видным военачальникам и ведущим конструкторам военных предприятий и институтов. Со второй половины 1940-х годов эти функции выполнял в основном легендарный легковой автомобиль первого послевоенного времени ГАЗ М-20 «Победа», который со второй половины 1950-х годов передал свою армейскую специализацию не менее известному седану М-21 «Волга». Выпускавшийся с 1950 года более солидный и престижный автомобиль ГАЗ-12 (ЗИМ) использовался прежде всего представителями высшего военного командования, которые с конца 1950-х годов стали пересаживаться на еще более роскошную машину ГАЗ-14 «Чайка».

При столь широком выборе автомобилей для командного состава на протяжении первых десяти с лишним послевоенных лет наиболее важную роль играла простенькая «Победа», ставшая первой отечественной спецмашиной для военных парадов и первым специально подготовленным легковым автомобилем, поступавшим в распоряжение МГБ, КГБ, МВД и других советских спецслужб.


ГАЗ М-20 «Победа»
(1946 – 1958 гг.)

Проектирование первой серийной послевоенной легковой машины началось еще в 1943 году под руководством главного конструктора завода А. А. Липгарта. Ее первый опытный образец был готов 6 ноября 1944 года. Не без участия И. В. Сталина в честь победы СССР в Великой Отечественной войне автомобилю было присвоено наименование «Победа». Выпуск первой серии М-20 начался в конце июня 1946 года, с середины 1955 года в производстве находился вариант М-20В с измененной передней облицовкой. В отличие от предельно простых довоенных машин новая «Победа» с закрытым 5-местным кузовом седан понтонного типа во многом предопределяла общую послевоенную тенденцию развития мирового дизайна и представляла собой наиболее передовой для своего времени легковой автомобиль и огромный шаг вперед всей отечественной автомобильной промышленности. К ее конструктивным достижениям относились обтекаемый несущий цельнометаллический кузов, независимая пружинная подвеска передних колес, рычаг переключения передач на рулевой колонке, широкое применение пластмасс в качестве отделочных материалов, установка радиоприемника, отопителя, омывателя лобового стекла, прикуривателя и часов. На «Победе» использовался простой нижнеклапанный 4-цилиндровый двигатель М-20 (2,1 л, 50 – 55 л.с.) и механическая 3-ступенчатая коробка передач. Машина развивала скорость 105 км/ч, славилась высокой прочностью и достаточной проходимостью, хотя ее частое техническое обслуживание являлось крайне трудоемким занятием. За 12 с половиной лет производства было построено 235 999 машин серии М-20 и ее модификаций.


Парадные кабриолеты ГАЗ М-20 «Победа» без оконных рам военного завода № 38. 1949 год.


В 1948 – 1953 годах серийно выпускался кабриолет М-20Б с жесткими рамами боковых окон от седана и складной мягкой крышей из двойной прорезиненной ткани, передняя часть которой закреплялась на верхней части рамы лобового стекла. За неимением ничего другого он использовался в воинских гарнизонах для парадных целей. В местных военных мастерских его дорабатывали и оснащали ручками на спинках передних сидений, за которые во время движения мог держаться принимавший парад офицер. Летом 1949 года два опытных специальных парадных кабриолета собрал подмосковный Опытный военный завод № 38. Они отличались отсутствием боковых оконных рам, иным механизмом укладки тента и поручнями в спинках передних сидений. Для сохранения жесткости всей конструкции левая задняя дверь была приварена к кузову. Известно, что эти кабриолеты использовались только один раз на параде в Петрозаводске. В 1955 – 1958 годах для спецслужб в единичных экземплярах Горьковский автозавод собирал быстроходный вариант М-20Г, носивший также индекс М-26. Он снабжался 6-цилиндровым двигателем мощностью 90 л.с. от автомобиля ЗИМ и внешне ничем не отличался от обычных серийных машин, не считая специальных звуковых сигналов. Автомобиль оказался слишком тяжелым и плохо управляемым, зато его максимальная скорость достигала 140 км/ч. В августе 1956 года военные испытания успешно прошла модель М-72 – полноприводный вариант «Победы».


ЛЕГКИЕ ВЕЗДЕХОДЫ

Советской Армии в наследство от Красной Армии достался последний вариант легкого полноприводного командирского автомобиля ГАЗ-67Б, входившего в известную во время войны серию ГАЗ-64/67, разработка которой началась еще в начале 1941 года. После войны на его базе была построена первая советская легкая амфибия, но в начале 1950-х годов машину военных пор сменил советский джип ГАЗ-69, выпускавшийся в нескольких исполнениях до начала 1970-х годов и послуживший базой различных военных надстроек вплоть до системы запуска противотанковых ракет. В свою очередь ГАЗ-69 послужил базой армейской амфибии ГАЗ-46, а затем был оттеснен на второй план новым многоцелевым автомобилем УАЗ-469.


ГАЗ-67Б
(1944-1953 гг.)

Модернизированный армейский штабной или командирский автомобиль ГАЗ-67Б (4x4) в конце 1944 года сменил предыдущий вариант ГАЗ-67, выпускавшийся с осени 1943 года и отличавшийся от первой базовой модели ГАЗ-64 в основном расширенной колеей. Он был разработан еще в январе 1944 года, снабжался прежним 4-цилиндровым бензиновым двигателем (3,3 л, 54 л.с.), 4-ступенчатой коробкой передач и внешне от ГАЗ-67 отличался лишь трехспицевым рулевым колесом. На нем использовались новые карбюратор, бензиновый фильтр и распределитель зажигания, применялись усиленный передний мост с новыми игольчатыми подшипниками, модернизированные подвески и карданный вал. В 1948 году на месте прежней сварной решетки радиатора появилась характерная штампованная облицовка с семью вертикальными воздухозаборными прорезями в стиле американского джипа «Виллис-МВ». В 1951 году в обеих подвесках советского джипа ввели гидроамортизаторы двойного действия от «Победы», в 1953 году была изменена форма вентиляционных отверстий на капоте. ГАЗ-67Б выпускался в течение девяти лет, став наиболее известным послевоенным легким многоцелевым полноприводным автомобилем, но в мирные годы он использовался уже в основном как средство моторизации сельского хозяйства. Этот вездеход двойного назначения полной массой 1720 кг развивал скорость 90 км/ч и имел расход топлива 15 л на 100 км. С 1950 года, то есть в процессе активной разработки новой машины ГАЗ-69, дальнейшая модернизация ГАЗ-67Б прекратилась. До августа 1953 года было построено 14 502 машины этой серии.


Командирский автомобиль ГАЗ-67Б со штампованной передней облицовкой. 1948 год.


Уже в разгар Великой Отечественной войны, на фоне большого количества поступавших в РККА ленд-лизовских машин, роль легких командирских машин Горьковского автозавода существенно снизилась. С появлением на завершающем этапе военных действий модернизированного автомобиля ГАЗ-67Б и особенно с наступлением мира он получил в Советской Армии еще меньшее распространение и использовался лишь до начала 1950-х годов как замена отслуживших свой срок легких машин военного периода. Для армейских целей ГАЗ-67Б выпускался в единственном стандартном исполнении с открытым 4-местным кузовом со съемным верхом. Он служил для доставки мелких воинских подразделений, разведки, обеспечения связи, фельдъегерской службы и буксировки легких орудий. В 1949 году было произведено его первое пробное парашютное десантирование с самолета Ту-2, а вертолет Ми-4 проектировался с учетом возможности транспортировки машины ГАЗ-67Б и ее наследников. Единственным вариантом этого автомобиля являлась легкая армейская амфибия ГАЗ-011.

ГАЗ-011 (1952 – 1953 гг.) – первая советская легкая многоцелевая плавающая машина, созданная на агрегатах автомобиля ГАЗ-67Б и фактически являвшаяся копией американской амфибии «Форд GPA» (Ford), поступавшей в СССР по ленд-лизу. Советский 4-местный вариант был разработан в 1948 году и построен в опытных образцах в Научном автомоторном институте под обозначением НАМИ-011. При организации в 1952 году их пробного мелкосерийного выпуска на Горьковском автозаводе амфибия получила маркировку ГАЗ-011. Плавающий автомобиль с полезной нагрузкой 500 кг унаследовал от вездехода ГАЗ-67Б все основные агрегаты, в том числе 54-сильный двигатель, трансмиссию и ходовую часть, а также был оборудован герметичным стальным корпусом понтонного типа с более массивной передней частью, задними четырехлопастным гребным винтом диаметром 465 мм, водяным рулем и вертикальной лебедкой (кабестаном) с приводом от трансмиссии шасси. При полной массе около 2 т на шоссе он развивал скорость 95 км/ч, на плаву – 9 км/ч. В Советской Армии автомобиль ГАЗ-011 практически не применялся, но впоследствии послужил основной новой легкой амфибии ГАЗ-46.


Первая советская легкая плавающая машина ГАЗ-011 на агрегатах ГАЗ-67Б. 1952 год.



ГАЗ-69
(1947-1972 гг.)

В 1946 году Горьковский автозавод под руководством конструктора Г. М. Вассермана приступил к разработке легкого армейского многоцелевого полноприводного автомобиля, на котором широко применялись агрегаты и узлы от серийно выпускавшихся впоследствии легковых машин «Победа» и ЗИМ, а также от грузовиков ГАЗ-51. В целях конспирации официально завод работал над конструкцией легкого вездехода для сельского хозяйства, и потому вся тема первоначально носила наименование «Труженик». Правда, в секретном техническом задании автомобиль изначально имел совершенно другое обозначение – «тягач батальонных орудий и минометов». В октябре 1947 года был собран первый «гражданский» прототип «ГАЗ-69 Труженик» (4x4), который после удачных испытаний был принят за основу нового поколения и получил военный индекс АТК-Л-69 – артиллерийский тягач колесный легкий. В 1948 – 1949 годах появились еще четыре опытные машины, которые так же успешно завершили цикл приемочных испытаний, показав высокую проходимость, достаточную экономичность и хорошую управляемость. Они могли преодолевать снежную целину глубиной до 0,4 м и рвы или канавы шириной до полуметра. Автомобили снабжались двигателями М-20 мощностью 52 – 55 л.с, новыми открытыми металлическими кузовами модели 76 и потому официально носили индекс 69-76. В отличие от будущего серийного автомобиля ГАЗ-69 прототипы ГАЗ-69-76 «Труженик» имели иную форму оперения, лобового стекла и капота без боковых вентиляционных окон. Традиционной для ГАЗ-69 выемки (подштамповки) в левом заднем крыле для установки бокового запасного колеса здесь не было. Машины испытывались на вездеходных шинах с глубоким протектором типа «елочка» в сцепе с легкими пушками или одноосными прицепами ГАЗ-704. В процессе последующих доработок прототипы получили усиленную систему охлаждения, масляный радиатор, синхронизированную коробку передач, круглые приборы, вентилятор и отопитель салона. Их государственные испытания провели в 1951 году. Через год была собрана пробная партия ГАЗ-69, а осенью 1953 года на Горьковском автозаводе развернулось серийное производство последнего доработанного варианта под упрощенным индексом ГАЗ-69.


Армейский грузопассажирский автомобиль ГАЗ-69 серийного производства. 1952 год.


ГАЗ-69 (1952 – 1972 гг.) – базовый серийный полноприводный грузопассажирский автомобиль для замены военного поколения ГАЗ-64/67, являвшийся в течение нескольких десятков лет основной легкой многоцелевой машиной Советской Армии, государств Варшавского договора и многих стран третьего мира. ГАЗ-69 (4x4) снабжался новой усиленной лонжеронной рамой, нижнеклапанным 4-цилиндровым двигателем М-20 (2,1 л, 55 л.с.) с предпусковым подогревателем, новым шестилопастным вентилятором и 3-ступенчатой коробкой передач от легковой машины «Победа», а также новой двухступенчатой раздаточной коробкой и вездеходными шинами размером 6,50 – 16. Карданные валы имели игольчатые подшипники, конические главные передачи – спиральные зубья. Оба неразрезных ведущих моста от ГАЗ-67Б с дифференциалами с двумя сателлитами от автомобиля ЗИМ и шариковыми шарнирами равных угловых скоростей подвешивались на продольных полуэллиптических рессорах с креплениями на резиновых втулках и гидроамортизаторами двойного действия. Рабочие тормоза остались барабанными с гидроприводом, стояночный тормоз и приборы были заимствованы у грузовика ГАЗ-51. По сравнению с предшественником ГАЗ-67Б новый автомобиль получил новое 12-вольтовое электрооборудование, имел удлиненную на 200 мм колесную базу (2300 мм), увеличенный дорожный просвет и возросшую на 205 кг снаряженную массу, а также повышенные тягово-сцепные качества и более высокую проходимость, отличался простой конструкцией и надежностью. С начала 1960-х годов выпускался вариант ГАЗ-69М с новым 4-цилиндровым двигателем М-21Г (2,4 л, 65 л.с.) от легкого грузовика УАЗ-450 с новым карбюратором и радиатором для охлаждения масла.


ГАЗ-69 с задними продольными сиденьями и прицепом ГАЗ-704 на испытаниях 1951 года.


Важной новинкой на автомобилях ГАЗ-69 был открытый грузопассажирский цельнометаллический кузов многоцелевого назначения на сварной штампованной раме с двумя короткими боковыми дверями, задним откидным бортом, съемным брезентовым верхом с прямоугольной задней частью и боковой установкой запасного колеса на задней левой боковине кузова. На двух индивидуальных съемных передних сиденьях и двух задних продольных откидных скамьях размещалось 8 – 9 человек, причем задний отсек мог использоваться для доставки мелких грузов массой до 500 кг или установки легкого оборудования, носилок и вооружения. Рама лобового стекла откидывалась вперед и закреплялась на капоте, для сложенного тента и съемных остекленных секций боковых дверей имелись особые отсеки, снаружи кузова со стороны водителя монтировалась поисковая фара, в комплектацию входил простейший шанцевый инструмент – лопата и топор. Впервые для советских автомобилей такого рода ГАЗ-69 получил системы отопления и принудительной вентиляции, обдув лобового стекла с двумя стеклоочистителями и противосолнечные козырьки, а в распоряжении командира экипажа имелся откидной столик для военных карт. Базовая машина оснащалась двумя топливными баками вместимостью 48 и 27 л. Варианты 69Э и 69МЭ снабжались экранированным электрооборудованием и служили в основном в Войсках связи. На экспорт поступали доработанные машины, приспособленные к эксплуатации в регионах с различными климатическими условиями. Для всех версий дорожный просвет под обоими мостами составлял 210 мм, габаритные размеры – 3850x1750x1920 мм. Снаряженная масса базовой машины – 1525 кг, полная – 2175 кг. Автомобили ГАЗ-69 развивали по шоссе максимальную скорость 90 км/ч, имели контрольный расход топлива 15 л на 100 км и запас хода – 530 км. Они преодолевали подъемы крутизной до 34° и брод глубиной 0,7 м. Для работы с ними служил штатный одноосный бортовой прицеп ГАЗ-704 (1-АП-0,5) грузоподъемностью 500 кг и полной массой 840 кг, впервые созданный в соответствии с требованиями Минобороны СССР и принятый на вооружение в 1952 году вместе с машинами 69-го семейства.

Автомобиль ГАЗ-69 впервые был представлен на параде 7 ноября 1953 года. На Горьковском автозаводе его серийно выпускали с 1 сентября 1953 года. В конце 1954 года первая пробная партия машин ГАЗ-69 была собрана на Ульяновском автозаводе, который по окончании реконструкции в 1955 году приступил к их серийной сборке из узлов, поставлявшихся из Горького. В 1956 году УАЗ перешел на агрегаты и детали собственного изготовления, а ГАЗ прекратил сборку этой модели. Одновременно в Ульяновске выпускали и прицеп ГАЗ-704. Горьковский автозавод успел выпустить 16 382 автомобиля ГАЗ-69, а затем до 1972 года Ульяновский завод изготовил 356 624 единицы этой серии.


Модернизированный вариант ГАЗ-69-68Э в штабном исполнении Р-104АМ. 1970 год.


ГАЗ-69-68 (1969 – 1972 гг.) – серийный вариант базового армейского автомобиля ГАЗ-69, выпускавшегося в Ульяновске и оснащенного более надежными и прочными ведущими мостами от легкой грузовой машины УАЗ-452 с четырьмя сателлитами в мостовых дифференциалах. К другим существенным отличиям относились механизм отключения привода передних колес и усиленные передние тормоза с двумя гидроцилиндрами. Внешне вариант 69-68 отличался установкой нового тента с встроенными в него двумя небольшими боковыми окнами и увеличенным задним стеклом. Новых вариантов надстроек на этой версии не выпускалось. В серии 69-68 имелся экранированный вариант 69-68Э для СССР, а также две экспортные машины 69-68МЭ и 69-68МТЭ для поставки в страны с умеренным и тропическим климатом соответственно.


Серийный многоцелевой легковой автомобиль ГАЗ-69А с двумя рядами сидений. 1953 год.


ГАЗ-69А (1953 – 1972 гг.) – базовый серийный 5-местный полноприводный многоцелевой автомобиль, применявшийся в основном в сельском хозяйстве и в гражданских отраслях экономики. От армейского варианта ГАЗ-69 отличался измененным открытым 4-дверным кузовом с двумя рядами сидений, задним багажным отсеком с запасным колесом для перевозки грузов до 50 кг, скошенной задней частью откидывавшегося брезентового верха и установкой только одного 60-литрового топливного бака. Передние и задние двери каждой стороны были взаимозаменяемыми. ГАЗ-69А имел практически ту же снаряженную массу (1535 кг), но его полная масса была сокращена до 1960 кг, а габаритная высота возросла до 2030 мм. С начала 1960-х выпускался вариант 69АМ с 65-сильным мотором М-21Г. В небольших количествах автомобили ГАЗ-69А/АМ состояли на вооружении СССР и братских стран как многоцелевые и штабные машины, а также применялись для фельдъегерской связи.

В общей сложности с 1952-го по 1972 год Горьковский и Ульяновский автозаводы вместе собрали 634 285 машин семейства ГАЗ-69, включая ГАЗ-69А и все их варианты. Автомобили семейства ГАЗ-69 экспортировали в 56 стран мира и собирали в Румынии и КНДР. В СССР они были сняты с вооружения только в 1998 году.


Военное оснащение на шасси ГАЗ-69

Долгое время представители серии ГАЗ-69 являлись основными легкими автомобилями Советской Армии и стран Варшавского договора, где выполняли штабные функции, служили для перевозки небольших подразделений, боеприпасов и мелких грузов, для буксировки батальонных артиллерийских систем массой до 800 кг, оснащались различными военными надстройками и вооружением. Варианты с легкими радиостанциями и спецсигналами часто применялись в качестве патрульных автомобилей военной автоинспекции (ВАИ). Для доставки раненых в задней части кузова оборудовали двухярусные носилки на четырех человек. В ВДВ применялись авиадесантируемые варианты ГАЗ-69 с демонтированными окнами и выступавшими внешними элементами. Несущественно доработанные версии служили для доставки транспортными самолетами или вертолетами, снабжались радиостанциями, аппаратурой радиационной разведки, специальным оснащением, легким зенитным вооружением, 82-мм минометом или противотанковой ракетной системой. В вооруженных силах стран Азии и Африки автомобили являлись базой безоткатных орудий и крупнокалиберных зенитных систем.

В 1950-е годы для преодоления водных преград машины ГАЗ-69 оборудовали опытными наборами специальных приспособлений, обеспечивавших наиболее простой и короткий процесс переоснащения обычной базовой машины. В первом исполнении на всасывающий воздушный патрубок на капоте устанавливалась вертикальная воздухозаборная труба (шноркель), водитель одевался в водонепроницаемый резиновый комбинезон наподобие водолазного костюма, а на конец выхлопной трубы надевался резиновый шланг с выходом на уровне верха тента. Во втором исполнении под передним бампером крепилась резиновая емкость, которую надували воздухом с помощью двигателя, а к заднему мосту присоединялся гребной винт. Управление на плаву посредством обычного весла осуществлял сидевший сзади солдат. В то же время были разработаны принципиально новые виды легких движителей для работы на заснеженной и болотистой местности. Все эти системы так и не вышли из стадии пробных образцов.

К наиболее распространенным и известным военным исполнениям на шасси ГАЗ-69 относились несколько типов топопривязчиков, легких полевых радиостанций и командно-штабных машин, индукционный миноискатель ДИМ, пусковая установка 2П26 для запуска противотанковых реактивных снарядов и легкая плавающая машина ГАЗ-46.

ГАЗ-69Т – базовый топографический привязчик (топопривязчик), выпускавшийся также в вариантах 69ТГ и 69ТГМ разной комплектации. Машина представляла собой подвижный комплекс топографической аппаратуры для непрерывного определения координат расположения на местности воинских подразделений, различных дорог и отдельных объектов. С ее помощью осуществлялась рекогносцировка местности, прокладка путей сообщения, определение на карте местоположения и перенесение на местность полученных данных. Вся аппаратура размещалась поперечно в центральной части кузова, а сиденья одного или двух операторов – у заднего борта.

Р-104М/104АМ «Кедр» – легкая подвижная коротковолновая ламповая радиостанция двухсторонней радиосвязи с различными объектами на ходу или на стоянке. Первый опытный вариант Р-104 был создан в 1949 году. Модернизированная радиостанция Р-104М «Кедр» с начала 1950-х годов размещалась поперечно в заднем отсеке серийного автомобиля ГАЗ-69Э, а сложенная телескопическая антенна монтировалась на правой боковине кузова. Мощность передатчика с питанием от собственных аккумуляторных батарей составляла не менее 20 Вт. Впоследствии выпускался второй более мощный и полнее укомплектованный автомобильный командно-штабной вариант Р-104АМ.

Р-125/125М «Алфавит» – легкие командно-штабные машины (КШМ) на базе ГАЗ-69Э и 69МЭ со съемным тентом. Являлись развитием автомобильной радиостанции Р-104АМ «Кедр» и с 1950 года выпускались запорожским заводом «Радиоприбор». КШМ обеспечивала радиосвязь между командирами частей и начальниками различных служб Сухопутных войск. Все оборудование устанавливалось поперечно в центральной части кузова за передними сиденьями, радист размещался на поперечной скамейке между штатными задними продольными сиденьями. Кабельная катушка находилась внутри кузова или на его правой внешней панели, одна или две штыревые антенны – на специальных кронштейнах с левой стороны. В состав КШМ Р-125 «Алфавит» входили одна коротковолновая радиостанция Р-104М и две ультракоротковолновые станции серии Р-125 с усилителями мощности. Радиостанция Р-125Д на том же шасси служила для парашютного десантирования. Модернизированный вариант Р-125М снабжался более мощными средствами связи, в том числе различными вариантами радиостанции Р-105М. Дальнейшие исполнения радиосистем Р-125 устанавливались на автомобилях УАЗ-469, ГАЗ-63 и ГАЗ-66.


Дорожный индукционный миноискатель ДИМ на базе ГАЗ-69 со вторым постом управления.


Р-403 – легкая радиорелейная станция для обеспечения управления войсками в оперативно-тактическом звене. Первая опытная партия на шасси ГАЗ-69Э с 1952 года выпускалась омским Радиозаводом имени А. С. Попова (РЕЛЕРО). В 1960-е годы для нее использовалось модернизированное шасси ГАЗ-69МЭ с более высоким расположением тента. Впоследствии для новых исполнений этой станции применялись автомобили УАЗ-469.

ДИМ – дорожный индукционный миноискатель на переоборудованном шасси ГАЗ-69, состоявший на вооружении инженерно-саперных частей. Это был первый советский легкий самоходный миноискатель оригинальной конструкции с поисковым индукционным сканирующим устройством. Он служил для прокладки путей передвижения военных колонн и механизации поиска и обнаружения на больших территориях, на дорогах или аэродромах противотанковых и противопехотных мин в металлических корпусах, установленных на глубине до 25 см. Под водой он мог обнаруживать мины на глубине до 0,7 м. Выносная трубчатая рама миноискателя ДИМ с двумя управляемыми колесами и шестью поддерживавшими роликами монтировалась в передней части рамы автомобиля на специальной рычажно-пружинной подвеске. Интересной особенностью машины была установка второго рулевого колеса для оператора, управлявшего положением миноискателя. Кроме того, она получила пневматические приводы сцепления и тормозов с питанием от воздушного компрессора, приводившегося от трансмиссии шасси. При обнаружении мины эта система срабатывала автоматически, приводя в действие тормоза автомобиля и выключая сцепление. Для обозначения границ проверенной полосы шириной 2,2 м на заднем борту автомобиля крепился бачок с электромагнитными краниками и красящей трассировочной жидкостью ярко-желтого цвета. На задних сиденьях размещались также четыре сапера с приспособлениями для обезвреживания мин. Рабочая скорость движения миноискателя составляла 10 км/ч. Модернизированный вариант ДИМ-М монтировался на автомобиле УАЗ-469.

2П26 «Шмель» (1959 – 1966 гг.) – первая советская легкая боевая машина для запуска четырех противотанковых управляемых реактивных снарядов (ПТУРС), базировавшаяся на доработанных шасси ГАЗ-69/69М и входившая в состав самоходного противотанкового ракетного комплекса 2К15 «Шмель». Разработка комплекса началась в 1957 году в коломенском СКБ машиностроения, боевая машина была сконструирована и выпускалась на саратовском автоагрегатном заводе № 614. Ее испытания начались летом 1959 года. 1 августа 1960 года комплекс был принят на вооружение ВДВ и поступил в серийное производство. Пусковая установка 2П26 снабжалась 2-местной кабиной с бронированной задней стенкой и повышенным расположением брезентовой крыши. В задней части рамы автомобиля с высоким складным тентом на съемных дугах устанавливалась артиллерийская часть с четырьмя направляющими для запуска ракет 3М6 со стартовой массой 22,5 кг и длиной 1148 мм, которые имели дальность стрельбы до 2 км. В кабине рядом с водителем на специальном сиденье, обращенном спинкой против движения, находился оператор-наводчик, управлявший запуском вручную посредством двухпроводной линии связи. Выносной пульт управления обеспечивал управление с расстояния до 30 м, а ручное заряжание установки производилось силами боевого расчета из двух человек. В комплект установки входили гранатомет, две аккумуляторные батареи, бинокль и радиостанция Р-113. Ее боевая масса составляла 2370 кг. Выпуск системы «Шмель» продолжался до 1966 года, а потом ее сменил комплекс 9К11 «Малютка» на колесной бронемашине.


Боевая машина 2П26 «Шмель» для запуска противотанковых реактивных снарядов. 1960 год.


В 1950 – 1960-е годы на шасси ГАЗ-69 монтировалось также оборудование аэродромного пускового агрегата АПА-12 с электрическим стартером для запуска двигателей легких военных и гражданских летательных аппаратов, машины 69РХ радиационной и химической разведки, контрольно-проверочной установки авиационных ракет РС-1УС и К-13 класса воздух-воздух и самоходного агрегата УАЗ-917 (1957 г.) для запуска и проверки электрической и гидравлической систем реактивных самолетов, снабженного отдельной кабиной и откидной металлической крышкой над задней частью кузова. С 1964 года на шасси ГАЗ-69М в ЧССР устанавливался штабной пункт ПВО для управления комплексами спаренных зенитных 30-мм установок М53/59 на шасси грузовика «Прага V3S» (Praga), а в ГДР на нем монтировали крупнокалиберные пулеметы и небольшие радиолокаторы. С 1968 года Новгородский киномеханический завод (НКМЗ) на базе ГАЗ-69 с закрытым металлическим кузовом собственного изготовления выпускал легкую кинопередвижку двойного назначения.


Агрегат УАЗ-917 с 2-местной кабиной для проверки систем реактивных самолетов. 1957 год.


ГАЗ-46 (МАВ) (1953 – 1961 гг.) – первая и единственная советская легкая многоцелевая плавающая машина серийного производства на агрегатах автомобиля ГАЗ-69. Конструктивно являлась развитием опытных амфибий НАМИ-011 и мелкосерийных машин ГАЗ-011, перебазированных на новое шасси, которые в свою очередь представляли собой доработанные копии американских автомобилей «Форд GPA». Проектирование ГАЗ-46 проводилось с 1949 года под руководством А. А. Смолина параллельно с разработкой нового семейства ГАЗ-69 и выпуском предыдущей амфибии ГАЗ-011. При сохранении общей конструкции и стального водоизмещающего корпуса понтонного типа новая 4-местная машина ГАЗ-46 снабжалась новым чуть более мощным 55-сильным двигателем и трехлопастным гребным винтом диаметром 525 мм. На капоте помещались лебедка-кабестан, водоотражающий щиток, светомаскировочные фары и продольный кожух с глушителем, на панели приборов был установлен красный световой индикатор проникновения забортной воды внутрь корпуса. Полная масса амфибии составила 2053 кг, скорость на плаву возросла до 10,6 км/ч. Она была принята на вооружение под индексом МАВ – малый автомобиль водоплавающий. Внешне от модели ГАЗ-011 он отличался формой лобового окна, передней части корпуса и колесных дисков. До 1961 года ограниченными сериями амфибия выпускалась на Горьковском заводе гусеничных тягачей.


Серийная плавающая машина ГАЗ-46 (МАВ) на агрегатах вездехода ГАЗ-69. 1953 год.



ГРУЗОВЫЕ АВТОМОБИЛИ

Основа первого послевоенного поколения грузовых автомобилей Горьковского завода была заложена еще во второй половине 1930-х годов, когда под руководством конструктора В. А. Грачева начались разработки перспективной техники, но в те времена никто не ожидал, что ее серийное производство начнется только лишь по окончании самой разрушительной войны ХХ века. С февраля 1937 года на заводе проводилось проектирование новой полуторки ГАЗ-11-51, превратившейся через неполные десять лет в очередную легенду раннего советского автомобилестроения – 2,5-тонный капотный грузовик ГАЗ-51.

Весной 1939 года был построен первый полноприводный 1,5-тонный прототип ГАЗ-63, принятый на вооружение, но так и не поступивший в Красную Армию. Чуть позже, в конце 1940 года, был создан автомобиль-тягач ГАЗ-62, тоже не успевший попасть на конвейер. Их вторая жизнь под теми же индексами также началась по завершении войны.

Если довоенные прототипы будущих советских грузовиков базировались на давно устаревших отечественных агрегатах и импортных узлах, то подробное изучение и воспроизведение конструкции многочисленных лендлизовских автомобилей принесли свои результаты: советские грузовые машины первых послевоенных лет по общей конструкции находились на уровне лучших мировых образцов, а во внешности повторяли характерные черты американского автомобильного дизайна. Работы по перспективным машинам были возобновлены осенью 1943 года, что к концу войны позволило внести в них существенные коррективы, испытать, доработать и развернуть серийное производство сразу после наступления мира.


ГАЗ-51
(1945-1975 гг.)

19 июня 1945 года новый 2,5-тонный грузовой автомобиль ГАЗ-51 был представлен членам Советского правительства, а после их одобрения поставлен на конвейер в июне 1946 года, что расценивалось как наиболее важное достижение всей советской автомобильной промышленности. Грузовик предназначался прежде всего для поставок в народное хозяйство СССР, но менее известно, что в том же 1946 году он прошел цикл приемочных военных испытаний и в дальнейшем послужил первой основой будущего обширного поколения различных легких военных надстроек. В серийном варианте ГАЗ-51 и его варианты поступали в Советскую Армию, где использовались в основном на общих транспортных и тыловых перевозках по дорогам общего пользования.


2,5-тонный грузовик ГАЗ-51 первого выпуска для доставки 12 человек личного состава. 1949 год.


Автомобиль ГАЗ-51, разработанный ведущим конструктором А. Д. Просвирниным под руководством главного конструктора А. А. Липгарта, представлял собой достаточно совершенную компактную и экономичную машину со сдвинутой вперед 2-местной деревометаллической кабиной с фанерной обшивкой, крышей на деревянном каркасе, обтянутом брезентом, и деревянным кузовом со съемными боковыми бортами и откидным задним. С 1955 года выпускался модернизированный вариант ГАЗ-51А, отличавшийся цельнометаллической кабиной с отопителем и обдувом лобового стекла (с 1957 года) и увеличенным кузовом со всеми откидными бортами. На обеих машинах устанавливали рядный 6-цилиндровый двигатель (3,48 л, 70 л.с.), являвшийся развитием довоенного силового агрегата ГАЗ-11 и американского мотора «Додж» (Dodge), 4-ступенчатую коробку передач (модернизация коробки от ГАЗ-ММ), барабанные тормоза с гидравлическим приводом, классическую рессорную подвеску с передними гидроамортизаторами двухстороннего действия и колеса с дорожными шинами размером 7,50 – 20. В 1951 году 105-литровый бензобак, установленный под грузовой платформой, перекочевал под сиденье водителя. При этом его вместимость сократилась до 90 л, а в боковине кабины появилась заливная горловина. Колесная база грузовиков составляла 3300 мм. Полная масса достигала 5360 кг. Автомобиль развивал максимальная скорость по шоссе 70 км/ч и мог буксировать прицеп полной массой 3,5 т. Расход топлива с полной нагрузкой составил 20 л на 100 км, запас хода – до 450 км. В 1952 году бывший завод «Гудок Октября», где когда-то начиналась сборка американских «фордов», стал Горьковским заводом автобусов (ГЗА). Там на шасси ГАЗ-51 наладили сборку гаммы различных фургонов и автобусов ГЗА-651, которые впоследствии стали основой пассажирских машин ПАЗ-651. До 2 апреля 1975 года в общей сложности было изготовлено 3 481 033 грузовика 51-й серии. Подобные автомобили собирали в Польше, Китае и КНДР.


Варианты и военные исполнения ГАЗ-51

Во всех видах советских Вооруженных Сил и в ряде социалистических стран применялись все серийные бортовые грузовики ГАЗ-51 и их варианты, в том числе инженерно-строительные самосвалы ГАЗ-93 и седельные тягачи ГАЗ-51П. В Советской Армии грузовые машины служили для перевозки различных грузов и доставки 9 – 12 человек личного состава стрелковых подразделений на двух продольных или на трех поперечных съемных деревянных скамьях. К специальным исполнениям относились грузовик ГАЗ-51Н с двумя топливными баками и штатными продольными откидными скамьями в кузове, бортовой 51С с дополнительным 105-литровым топливным баком и соответственно возросшим запасом хода и его вариант 51СЭ с экранированным электрооборудованием. На серийных шасси ГАЗ-51 монтировали военные кузова и несложные надстройки тылового назначения, а шасси 51К с более мягкой подвеской являлось основой санитарных машин ГЗА-653 и ПАЗ-653. Специальное шасси 51И применялось для капотных пассажирских, санитарных и штабных автобусов Павловского, Курганского заводов и ряда номерных предприятий. В армиях других стран серийные бортовые кузова ГАЗ-51 самостоятельно приспосабливали для ускорения посадки и высадки личного состава или установки специального оснащения. В СССР на базе машин 51-й серии собирали также опытные полугусеничные вездеходы, а в конце 1940-х годов проводились опыты с доставкой обычных грузовиков на транспортных самолетах и специальных военных планерах. Главная же роль грузовиков ГАЗ-51 в военном деле состояла в том, что они послужили базой первого послевоенного поколения полноприводных армейских грузовиков ГАЗ-63.

Наиболее распространенными военными надстройками на шасси ГАЗ-51 являлись различные машины службы горючего, среди которых были бензоперекачивающие станции, автоцистерны и простые топливозаправщики, а также многоцелевые и хлебные фургоны, санитарные и штабные автобусы, радиостанция РАФ-КВ-5, механический разбрасыватель химических веществ, дезинфекционные установки ДДА-53, ДУК-1 и различное авиационное оборудование. Кузова, цистерны и оборудование для них изготовляли специализированные военные предприятия. В 1966 – 1975 годах Новгородский киномеханический завод на шасси ГАЗ-51А с собственным кузовом-фургоном на металлическом каркасе собирал кинопередвижки серии «Кино» двойного назначения.


Автомобили топливной службы

БПС-ПД-50 – бензоперекачивающая станция, смонтированная на шасси обычного бортового автомобиля ГАЗ-51 первого выпуска. Являлась развитием станции БПС-ПД с центробежным одноступенчатым насосом ПД, созданной в 1930-е годы для установки на грузовик ГАЗ-АА. Главным назначением станции была перекачка бензина и других сортов топлива из одних емкостей в другие – стационарные или подвижные. Оборудование модернизированной станции БПС-ПД-50 монтировалось на специальной сварной раме перед радиатором автомобиля и приводилось от двигателя базового шасси. В кузове крепились ящики для рукавов, запасных частей и инструмента.

ПСГ-65/130 (БПС-51) – перекачивающая станция горючего специальной конструкции, размещенная на серийном бортовом грузовике ГАЗ-51 раннего выпуска, а затем – на ГАЗ-51А. Использовалась на стоянке для перекачки топлива из железнодорожных цистерн в складские емкости или в другие транспортные средства или просто в канистры или бидоны. Ее особенностью являлось размещение насосной установки в особом отсеке (насосной кабине) с распашными дверками, размещенном между кабиной и кузовом автомобиля. В нем устанавливали центробежный насос ЦСП-51 производительностью до 130 м3/ч с приводом от коробки отбора мощности шасси, разводные напорно-всасывающие коммуникации, топливные фильтры, панель приборов, полевой телефон, два огнетушителя и органы управления, позволявшие дистанционно изменять режим работы двигателя и сцепления. Рукава, запчасти и запасное колесо перевозили в кузове. Масса автомобиля в походном состоянии – 4830 кг. Время развертывания из походного положения – 35 минут. Экипаж состоял из одного человека – водителя-моториста. В 1960 году эту машину сменила модернизированная станция ПСГ-65/130Б с новым насосом ЦСП-57 прежней производительности. Впоследствии ей на смену пришла более мощная установка ПСГ-160 на шасси ЗИЛ-130.


Модернизированный маслозаправщик МЗ-51М двойного назначения на шасси ГАЗ-51А.


АЦ-2-51 – простейшая автоцистерна двойного назначения вместимостью 2000 л на шасси ГАЗ-51 без собственного насосного оборудования. Предназначалась для временного хранения и транспортировки нефтепродуктов и различных сортов топлива. Полная масса машины составляла 5400 кг. Кроме того, с 1950 года в войсках использовался простой бензозаправщик АБЗ-50, а с 1966 года – топливозаправщик АТЗ-2,2-51А вместимостью 2200 л на шасси ГАЗ-51А.

МЗ-51 – первый советский серийный маслозаправщик двойного назначения на шасси ГАЗ-51 раннего выпуска, принятый на вооружение в 1947 году. Широко использовался во всех механизированных подразделениях Советских Вооруженных Сил для временного хранения, перевозки, перекачки и заправки автомобильной или авиационной техники горячим маслом в полевых условиях. Вместимость цистерны составляла 920 л. Для разогрева масла до необходимой температуры и поддержания ее длительное время использовалась нагревательная система с насосом для подачи бензина в форсунку, приводившимся от трансмиссии автомобиля. В комплект оснащения входили раздаточные рукава, счетчик топлива (литрометр), фильтры, система электрооборудования и противопожарные средства. Управление двигателем и насосом производилось из кабины водителя, раздаточными кранами – из специальной кабины управления.

МЗ-51М – модернизированный маслозаправщик на шасси ГАЗ-51 и ГАЗ-51А, принятый на вооружение в 1949 году и применявшийся в основном в советских ВВС. Выпускался Могилевским авторемонтным заводом. От первой модели МЗ-51 отличался улучшенной системой разогрева, работавшей на керосине и снабженной бензиновой форсункой для ускорения процесса розжига. Дополнительно были установлены новые системы безопасности – предохранительный перепускной клапан, автомат выключения форсунки, воздушный ресивер. Полная масса заправщика – 5080 кг.


Автомобили аэродромной службы

Еще в начале 1950-х годов автомобили ГАЗ-51 послужили базой первых советских машин аэродромной службы двойного назначения. Для проверки и испытаний бортовых гидравлических систем самолетов служила передвижная гидравлическая установка УПГ-250ГМ. Ее оборудование было смонтировано в специальном цельнометаллическом кузове с задним постом управления и боковыми емкостями с откидными люками и дверками. Машина снабжалась автономным силовым агрегатом ЗИС-152ВМ для привода трех гидронасосов, подававших на проверяемые гидросистемы давление до 210 атмосфер, баком на 150 л гидравлической жидкости, пневматическим компрессором и системой фильтров. Первым среди аэродромных моторных подогревателей был вариант МП-300 на шасси ГАЗ-51А. Он служил для разогрева горячим воздухом двигателей, кабин и салонов самолетов. Все оборудование было установлено в специальном металлическом кузове-фургоне. От двигателя шасси приводился центробежный вентилятор, подававший атмосферный воздух на кольцевые стенки калорифера, работавшего на жидком топливе, а затем подогретый до температуры 80 – 120 °С воздух по трем широким рукавам подавался к местам назначения.


Универсальная гидравлическая установка УПГ-250ГМ для проверки гидросистем самолетов.



Фургоны, санитарные машины и автобусы

КХА-51 – специальный войсковой автомобиль-фургон на шасси ГАЗ-51 и ГАЗ-51А для перевозки хлебобулочных изделий. Это был первый советский автомобиль такого назначения, специально разработанный для обслуживания военных подразделений и в 1950 – 1974 годах выпускавшийся брянским военным заводом № 111. Фургон снабжался простым прямоугольным теплоизолированным кузовом пониженной высоты с боковыми дверками для облегчения процессов погрузки и разгрузки лотков с хлебом. Его развитием стал комбинированный фургон КК-51 с двумя отсеками для доставки хлебобулочных изделий и других продовольственных товаров. Их последующие модификации монтировали на автомобилях ГАЗ-53, ГАЗ-66 и ЗИЛ-131.


Санитарный автомобиль ГЗА-653 на шасси ГАЗ-51К с более мягкой подвеской. 1952 год.


ГЗА-653 (1951 – 1952 гг.) – санитарный автомобиль для обслуживания госпиталей на шасси ГАЗ-51К с более мягкими рессорами и гидроамортизаторами в задней подвеске, обеспечивавшими плавность хода. Разработан в 1950 году и первоначально в 1951 – 1952 годах выпускался на Горьковском заводе автобусов под маркой ГЗА-653. Снабжался деревянной кабиной первого выпуска и вплотную пристыкованным к ней кузовом на деревянном каркасе с передней перегородкой, стеклянными окнами, правой боковой и задней дверью, служившим для перевозки четырех раненых на носилках или до 13 сидячих больных. На решетке радиатора автомобиль носил эмблему ГЗА. В 1952 году завод был перепрофилирован на выпуск аппаратуры связи, и со следующего года санитарная машина выпускалась на новом Павловском автобусном заводе под маркой ПАЗ-653. В отличие от предшественника на ней использовалась обтекаемая цельнометаллическая кабина от грузовика ГАЗ-51А и отдельно расположенный от нее кузов.


С начала 1950-х годов важную роль в создании специальных военных кузовов для ГАЗ-51 и последующих армейских грузовиков играл московский Центральный авторемонтный завод № 101 (101 ЦАРЗ) Автотранспортного управления Министерства обороны СССР, который до настоящего времени остается одним из головных изготовителей военных кузовов различного назначения. Его первой продукцией был упрощенный общевойсковой 16-местный капотный автобус на шасси ГАЗ-51 первого образца, идентичный гражданскому служебному варианту производства московского завода «Аремкуз». Автомобиль выпускался в 1951 – 1956 годах и снабжался кузовом на деревянном каркасе с приподнятым расположением крыши и характерным пологим расположением лобовых стекол. В 1952 году завод приступил к изготовлению достаточно вместительного многоцелевого деревометаллического кузова АВС с округлыми формами, одним или несколькими боковыми окнами, одной боковой, задней двухстворчатой дверью и полукруглыми колесными нишами. С середины 1950-х годов в нем монтировали самое разнообразное военное и медицинское оснащение. В программе 101-го ЦАРЗ базовой машиной с таким кузовом являлся войсковой санитарный автомобиль АС-3, базировавшийся на стандартных шасси ГАЗ-51 и ГАЗ-63 с удлиненной рамой и четырьмя гидроамортизаторами в задней подвеске. В кузове с обеих сторон в три яруса устанавливались носилки, а также размещались места для сидения и отсеки для медицинского имущества. Машина позволяла эвакуировать и доставлять в госпитали от четырех до семи человек на носилках и еще 2 – 4 сидячих раненых соответственно, а также одновременно 14 человек – раненых и медперсонал со вспомогательным оснащением общей массой до 1050 кг. Кузов снабжался вентиляцией, отопителем от системы охлаждения двигателя и переговорным устройством. Параллельно завод собирал аналогичный штабной автобус АШ-2 с различными планировками салона и вместимостью, а также пассажирский войсковой вариант АП-3 с увеличенными боковыми окнами и задней дверью. Габаритные размеры таких автомобилей составляли 6330x2275x2690 мм. Снаряженная масса – 3375 кг. Кузова АВС были приспособлены также для размещения радиотехнического оснащения и перевозки заключенных, став известными в истории «воронками».

С 1954 года на шасси ГАЗ-51А завод выпускал 20-местный капотный войсковой автобус АП-4 второго поколения, отличавшийся от серийной пассажирской машины ПАЗ-651 округлой решеткой радиатора и более высоким и просторным кузовом на деревянном каркасе с вытяжной вентиляцией. Его вариантами являлись штабной автобус АШ-3, агитационная машина АГ-5 и многоцелевая санитарная АС-5. Их габаритные размеры составляли 6000x2380x2930 мм. С начала 1960-х годов такие автобусы собирали также другие авторемонтные заводы – воронежский № 172 и № 778 из молдавского города Бендеры, причем на последнем предприятии выпуск модели АП-4 продолжался до 1975 года.

В 1958 году на шасси ГАЗ-51 ЦАРЗ № 101 разработал и построил первый общевойсковой автобус АВ-7 вагонной компоновки с весьма неказистым сварным цельнометаллическим кузовом с 4-метровым салоном, люками в крыше и внутренней высотой всего 1,5 м, оборудованным перегородкой и 24 посадочными местами, включая четыре откидных сиденья. Под полом размещался обогреватель ОВ-65. На шоссе машина развивала максимальную скорость всего 42 км/ч. По результатам испытаний ее главными недостатками были признаны увеличенная на 313 кг масса (по сравнению с серийным автобусом ПАЗ-651), слишком большие габариты, неудобный салон, откровенно плохие проходимость, герметичность и качество изготовления. В 1962 году появился модернизированный автобус АВ-8 с «изысканной» облицовкой с горизонтальными молдингами и встроенными в нее фарами. Он оказался слишком дорогим, столь же ненадежным и был построен только в 10 экземплярах.


Простой бескапотный войсковой автобус АВ-7 с цельнометаллическим кузовом. 1958 год.


На шасси ГАЗ-51А авторемонтный завод «Прогресс» Министерства обороны СССР, располагавшийся в городке Кенигс Вустерхаузен на территории ГДР в помещениях бывшей кузовной фирмы «Шютте-Ланц» (Schuette-Lanz), самостоятельно собирал простые одноименные служебные автобусы малого класса для обслуживания Западной группы Советских Войск в Германии. Их изготовление началось в первой половине 1960-х годов с капотной модели «Прогресс-5», отличавшейся от серийной машины ПАЗ-651 деталями кузова и формой окон. С 1967 года в программу входил бескапотный вариант «Прогресс-8» с неказистыми самодельными кузовами, незамысловатой овальной облицовкой и модными щитками во всех колесных нишах. Их выпуск прекратился в середине 1970-х со снятием с производства базового грузовика.


Опытный грузовик-тягач ГАЗ-41 (АП-41) с укороченными гусеничными движителями. 1948 год.


ГАЗ-41/АП-41 (1948 – 1952 гг.) – серия опытных легких полугусеничных грузовиков-тягачей на шасси ГАЗ-51, ставших последней и столь же неудачной попыткой создания машин давно устаревшей и изжившей себя концепции. Первый автомобиль был разработан в конце 1947 года в КБ научно-исследовательского автополигона НИИАП, а опытные образцы затем собирал военный завод № 38. В номенклатуре Горьковского автозавода они имели наименование ГАЗ-41 и военный индекс АП-41. Первый образец был готов в конце 1948 года. Вместо задних колес он получил укороченные трехкатковые гусеничные движители от артиллерийского тягача М-2 на торсионной подвеске с передним ведущим зубчатым колесом и гусеничной лентой шириной 320 мм с 72 стальными траками. До конца 1949 года было собрано три экземпляра машин, испытания которых начались в январе следующего года. В процессе испытаний автомобили снабжались цельнометаллической кабиной, различными опорными катками, доработками в трансмиссии и новыми агрегатами. Модернизированные варианты проходили испытания с марта по июль 1951 года, но так и не были приняты военными. В 1952 году собрали еще два автомобиля АП-41, но военных они совершенно не удовлетворяли.


ГАЗ-63
(1948-1968 гг.)

Формальным предшественником основного послевоенного 1,5-тонного армейского полноприводного грузовика ГАЗ-63 (4x4) считается прототип конструкции В. А. Грачева с задними двускатными колесами, построенный в 1940 году. После его перехода на Днепропетровский автозавод продолжением этих работ занимался конструктор П. И. Музюкин. В результате изучения и воспроизведения поступавших по ленд-лизу машин в ноябре 1943 года был создан второй обновленный прототип со всеми односкатными колесами и облицовкой в стиле американских грузовиков. Последовавший за ним окончательный вариант ГАЗ-63 был максимально унифицирован с серийным гражданским автомобилем ГАЗ-51 и серийно выпускался с 31 сентября 1948 года.

Как и базовый ГАЗ-51, армейский полноприводный вариант ???-63 имел тот же размер колесной базы (3300 мм) и снабжался 6-цилиндровым двигателем мощностью 70 л.с. (на поздних выпусках – с предпусковым подогревателем), 4-ступенчатой коробкой передач, классическими элементами ходовой части и деревометаллической кабиной, которую в 1950 году заменили на цельнометаллическую, а еще через два года в ней появились отопитель и обдув лобового стекла. Автомобиль получил передний ведущий мост с шариковыми шарнирами равных угловых скоростей «Бендикс-Вейсс» (Bendix-Weiss) и двухступенчатую раздаточную коробку с механизмом отключения привода передних колес, разработанные еще в военные годы. Разумное размещение «раздатки» позволило установить взаимозаменяемые карданные валы одинаковой длины для привода каждого моста. Грузовик ГАЗ-63 стал первым советским автомобилем со всеми односкатными 18-дюймовыми колесами и практически одинаковыми размерами передней и задней колеи (1588 и 1600 мм), что позволило сократить сопротивление качению и достичь «рекордных показателей проходимости» на местности, хотя боковая устойчивость машины оказалась явно недостаточной. Выпускавшийся параллельно вариант ГАЗ-63А снабжался передней лебедкой с тяговым усилием 3,5 тс и 65-метровым тросом, приводившейся карданным валом от коробки отбора мощности. Для установки специального оборудования выпускали шасси с кабинами 63Е и 63ЕА.


Армейский грузовик ГАЗ-63 первой серии с деревометаллической кабиной. 1949 год.


На обоих грузовиках использовался типовой деревянный кузов с решетчатыми бортами, откидным задним бортом, продольными скамейками и съемным тентом. Помимо основного 90-литрового топливного бака под сиденьем водителя слева под грузовой платформой устанавливался дополнительный бак на 105 л, позволивший по сравнению с ГАЗ-51 практически удвоить запас хода. Автомобили первых выпусков имели вездеходные шины размером 9,75 – 18, а с середины 1950-х годов – широкопрофильные 10,00 – 18. С целью углубления унификации с 1956 года ГАЗ-63 оборудовался бампером от ГАЗ-51.


ГАЗ-63А позднего выпуска с лебедкой и цельнометаллической кабиной. 1952 год.


Оба базовых варианта имели грузоподъемность на местности – 1,5 т и на шоссе – 2,0 т. Снаряженная масса ГАЗ-63 составляла 3200 кг, ГАЗ-63А – 3440 кг. Полная масса – 5350 и 5590 кг соответственно. Дорожный просвет под мостами – 280 мм. Машины развивали скорость 65 – 70 км/ч, могли преодолевать подъемы крутизной до 28°, форсировать брод глубиной 0,8 м и буксировать прицеп полной массой до 2 т. Контрольный расход бензина составлял 25 л на 100 км, запас хода достигал 780 км. Автомобилей капотной серии ГАЗ-63 до середины 1968 года было выпущено 474 464 экземпляра. Их заменой стал бескапотный грузовик ГАЗ-66.


Варианты и специальные исполнения ГАЗ-63

В Советских Вооруженных Силах бортовые автомобили ГАЗ-63 выполняли транспортные функции по доставке грузов или 9 – 12 военнослужащих на местности и по дорогам общего пользования, являлись легкими артиллерийскими и аэродромными тягачами, а на их шасси впервые в СССР была создана обширная гамма специальной военной техники с различными надстройками и вооружением. На части грузовиков монтировали усиленные сцепные приспособления, наблюдательный люк в крыше, стойки для личного оружия, светомаскировочные световые и дегазационные приборы. Для монтажа различных полевых радиотехнических систем Советской Армии оба базовых грузовика выпускались в исполнениях 63Э и 63АЭ с экранированным электрооборудованием, позволявшим подавлять помехи в радиосвязи при работающем двигателе и использовать радиостанции во время движения автомобиля. В целях повышения устойчивости грузовиков ГАЗ-63 в 1954 году были построены и испытаны опытные низкопрофильные грузовики 63В без лебедки и 63АВ с лебедкой, чуть пониженным центром тяжести и чуть увеличенной колеей, скругленной облицовкой радиатора и более приземистым капотом. Модели ГАЗ-63АВ снабжались открытой кабиной с откидным лобовым стеклом, брезентовым верхом, мягкими боковыми вставками с небольшими окошками, облегченным металлическим кузовом со съемным тентом и были приспособлены для доставки транспортными самолетами и вертолетами. Эти модификации не принесли ожидаемых результатов, и работы над серией 63В пришлось прекратить.

Наибольшее количество модификаций автомобиля ГАЗ-63 было создано для поставок в вооруженные силы социалистических стран, в Финляндию и многочисленные государства Азии, Африки и Карибского региона. Все их изменения сводились к приспособлению советской техники к работе в различных климатических зонах, к улучшению интерьера кабины и доработкам кузовов. В страны с умеренным климатом поставлялись базовые шасси с кабиной 63ЕУ и 63ЕАУ, бортовые грузовики 63У и 63АУ и их экранированные версии 63ЭУ и 63АЭУ. Для эксплуатации в южных странах были созданы тропические варианты («тропики») с дополнительной буквой Ю в индексации (63ЕЮ, 63Ю, 63АЮ, 63ЭЮ и 63АЭЮ). Выпуск таких версий осуществлялся в течение всего времени изготовления базовых машин ГАЗ-63, но носил периодический характер в зависимости от получения военных заказов от союзных стран. К другим вариантам 63-й серии относились седельные тягачи военного назначения, поисковые конструкции специальных вездеходов и опытный легкий короткобазный артиллерийский тягач ГАЗ-68.


ГАЗ-63АВ с лебедкой, пониженным центром тяжести и открытой кабиной. 1954 год.


ГАЗ-63П (1958 – 1968 гг.) – многоцелевой седельный тягач на шасси ГАЗ-63 с допустимой нагрузкой на сцепное устройство 2,0 т, задними двускатными колесами и двумя топливными баками общей вместимостью 195 л. Первоначально создавался для гражданских нужд, но в Советской Армии ограниченно применялся для доставки по бездорожью воинских грузов и инженерных целей. Обычно он работал в сцепе со специальным армейским одноосным 4-тонным полуприцепом с бортовым цельнометаллическим кузовом.

ГАЗ-63Д (1957 – 1964 гг.) – многоцелевой седельный тягач, отличавшийся от модели ГАЗ-63П всеми односкатными колесами и наличием коробки отбора мощности. Эта конструктивная особенность позволила в 1957 – 1959 годах разработать на его базе и провести серию испытаний одного из первых советских активных автопоездов со специальным одноосным полуприцепом ГАЗ-745 с механическим приводом обоих задних колес и тентованным кузовом.


В 1950-е годы в вооруженных силах проходили испытания автомобили ГАЗ-63 с различными поисковыми системами и средствами дополнительного повышения проходимости на тяжелой местности. К ним относились экспериментальные образцы со съемными гусеницами и доработанный автомобиль с широкими арочными шинами низкого давления, имевший обозначение «Сибирь». Развитием неудачной конструкции полугусеничного грузовика АП-41 на шасси ГАЗ-51 считается последний опытный вариант, созданный в начале 1950-х годов на базе серийного грузовика ГАЗ-63. В нем была предпринята еще одна попытка создания более эффективного вездехода-тягача высокой проходимости за счет введения привода передних колес, упрощения и облегчения гусеничных движителей. На этой машине вместо задних колес монтировали легкие компактные движители с треугольным обводом коротких резинометаллических гусениц, верхней ведущей звездочкой и тремя штампованными опорными катками. Испытания вездехода, проведенные в 1952 – 1953 годах, так и не смогли удовлетворить все требования военных, и с появлением многоцелевого гусеничного транспортера ГАЗ-47 работы по полугусеничным грузовикам на заводе были прекращены.

На шасси ГАЗ-63 было создано весьма большое по тем временам семейство легких машин специального военного назначения. В него входили различные радиостанции, всевозможные автоцистерны, полевые мастерские разного профиля, компрессорные станции, санитарные, дезинфекционные и пожарные машины, войсковые автобусы, инженерная техника, системы залпового огня и бронетранспортеры. Для монтажа различного оборудования на автомобилях ГАЗ-63 устанавливали фургоны разных изготовителей, в том числе типовые каркасно-деревянные обитаемые кузова КУНГ-1 (КФ-1) и КУНГ-1М (КФ-1М) первого поколения. В соответствии с техническим заданием 21 НИИИ их разработкой с 1953 года занималось СКБ по спецдеревообработке при Центральном проектно-конструкторском бюро мебели (ЦПКБ мебели) Минлесдревпрома СССР, а серийное производство до 1968 года осуществляли различные деревообделочные предприятия страны. С начала 1950-х годов московский ЦАРЗ № 101 выпускал собственные деревометаллические обтекаемые кузова серии АВС, приспособленные для выполнения самых разнообразных войсковых функций. В социалистических странах на ГАЗ-63 часто монтировали собственные кузова-фургоны военного назначения.


Радиотехнические средства и командно-штабные машины

На первых порах для монтажа различных военных радиотехнических средств связи и управления на шасси ГАЗ-63Э или ГАЗ-63АЭ использовались весьма простые полностью деревянные или деревометаллические кузова-фургоны, собиравшиеся местными армейскими ремонтными предприятиями и мастерскими. Первая унификация таких кузовов началась в первой половине 1950-х годов, когда советская промышленность приступила к выпуску специальных более удобных и вместительных обитаемых кузовов КУНГ и АВС разных модификаций.

«Мост-2» – первая советская легкая радиолокационная станция дальнего обнаружения кругового обзора на шасси ГАЗ-63Э. Работала в метровом диапазоне и служила для воздушной разведки, обнаружения и указания цели для зенитной артиллерии на дальности до 140 км и высотах в пределах 1 – 8 км. Ее разработка началась еще в марте 1944 года. В 1946 году она успешно прошла испытания и с 1948 года монтировалась в простом прямоугольном деревянном кузове-фургоне (аппаратной кабине) на шасси ГАЗ-63 первого выпуска. Ее антенный блок состоял из четырех решетчатых антенн, располагавшихся на крыше фургона попарно в двух горизонтальных плоскостях. Автономный блок питания размещался в одноосном прицепе. В конце 1940-х годов на шасси ГАЗ-63 с таким же деревянным кузовом монтировался обзорный радиолокатор ОРЛ-4 для обнаружения и индивидуального распознавания самолетов, идентичный стационарному варианту ОРЛ-1.


Радиолокационная станция «Мост-2» кругового обзора на шасси ГАЗ-63Э. 1955 год.


Радиостанция Р-103М на шасси ГАЗ-63Э со специальным металлическим кузовом. 1962 год.


Р-103/103М – автомобильные коротковолновые радиостанции на шасси ГАЗ-63Э. Принятая на вооружение в 1951 году станция Р-103 обеспечивала слуховую и буквопечатающую радиосвязь в военных корпусах, а также связь с радиостанциями армейского звена управления. Монтировалась в специальном прямоугольном металлическом фургоне с плоской крышей, двумя боковыми окнами и укрепленными по бортам съемными антеннами. Вариант высокочастотной станции повышенной мощности Р-103М с дальностью связи до 300 км был прият на вооружение в 1962 году и применялся для организации радиосвязи в армейском и корпусном звене. Он базировался в прямоугольном деревометаллическом кузове с характерным навесом над кабиной.

Р-118БМ3 «Соболь» – автомобильная коротковолновая радиостанция на шасси ГАЗ-63Э или ГАЗ-63АЭ. Относилась к группе унифицированных ламповых радиостанций Р-118 средней мощности, выпускавшихся в 1950 – 1960-е годы в многочисленных исполнениях и комплектациях на разных автомобильных шасси и предназначенных для обеспечения радиосвязи в сетях оперативно-тактического и тактического звена управления войсками. Радиостанция Р-118БМ3 «Соболь» была разработана в иркутском КБ радиосвязи в 1959 году. Монтировалась в кузове-фургоне КФУ-1 с низкой округлой крышей, двумя антеннами на кронштейнах на передней стенке кузова, двумя боковыми окнами, короткими надколесными нишами и комплектовалась возбудителем ВТ-44М и приемником Р-154-2М «Молибден». Она применялись в автономном режиме или в системе узлов связи подвижных пунктов управления и обеспечивала служебную телефонную и телеграфную связь на расстоянии до 15 км. Дальность радиосвязи на стоянке – от 100 до 600 – 1000 км, в движении – 30 – 60 км. Источниками питания являлись промышленная электросеть напряжением 220 В, автономная бензоэлектрическая установка или аккумуляторные батареи. Впоследствии станция устанавливалась на шасси ГАЗ-66.

Р-125М КШМ – опытная командно-штабная машина (КШМ), идентичная станции Р-125М «Алфавит» на базе легкового автомобиля ГАЗ-69Э, но смонтированная на шасси ГАЗ-63Э. Разрабатывалась с 1956 года запорожским заводом «Радиоприбор». КШМ размещалась в специальном низкопрофильном модульном цельнометаллическом кузове-фургоне с раздельными отсеками для командира и радиста и тремя боковыми дверями, изготовленном на мебельном комбинате в городе Речица. Оригинальной новинкой была аппаратура внутренней связи (АВСК) для переговоров между командиром, радистом и водителем, работавшая также с выносного пульта управления. Во время передвижения питание станции осуществлялось от автомобильного генератора, на стоянке – от автономного выносного бензоэлектрического агрегата или аккумуляторов с подзарядкой во время движения.


Командно-штабная машина Р-125М в модульном кузове на автомобиле ГАЗ-63Э. 1958 год.


Р-401 – армейская радиорелейная радиостанция метрового диапазона на шасси ГАЗ-63Э. Служила для осуществления связи между штабами армий, корпусов и дивизий. Принята на вооружение в 1950 году, выпускалась Радиозаводом имени А. С. Попова и помещалась в фургоне КУНГ-1 с одним боковым окном и приподнятой средней частью покатой крыши. Дальность связи в зависимости от вида местности составляла 45 – 120 км. Станция обеспечивала также работу по телефонным и телеграфным каналам.

Р-401М – модернизированный вариант армейской радиорелейной станции Р-401 на одном автомобиле ГАЗ-63Э, принятый на вооружение в 1953 году. Служил для обеспечения связи повышенной точности между пунктами управления на расстоянии до 45 км и обычно работал совместно с радиостанцией Р-403М на шасси УАЗ-469. Станция Р-401М обычно размещалась в более вместительном фургоне КУНГ-1М с увеличенной внутренней высотой, повышенным расположением выпуклой крыши и одним боковым окном, а также в модернизированных кузовах КУНГ-2 или АВС. Ее питание осуществлялось от сети переменного тока или от собственного блока аккумуляторных батарей напряжением 12 В. Полная масса достигала 5,2 т. Впоследствии устанавливалась на автомобилях ГАЗ-66.


Аппаратная уплотнения линий связи П-226М1 в кузове АВС на шасси ГАЗ-63Э. 1958 год.


Р-405 – двухдиапазонная радиорелейная станция связи на шасси ГАЗ-63Э с кузовом КУНГ-1М увеличенной высоты и одноосным прицепом. Принята на вооружение в 1961 году взамен станции Р-401. Выпускалась омским заводом имени А. С. Попова. Вариант Р-405П-Т1 снабжался дистанционным управлением. Эта станция использовалась также в качестве аппаратной уплотнения связи (засекречивания).

В 1950-е годы, с началом выпуска на заводе ЦАРЗ № 101 обитаемых кузовов АВС, в них монтировали аппаратную специальной телефонной станции П-225М, аппаратную П-226М1 для уплотнения проводных линий связи фронтового звена и другие средства обеспечения секретности. В 1957 – 1958 годах на шасси ГАЗ-63Э был построен опытный подвижный пункт управления артиллерийским огнем ППУО, смонтированный в специальном цельнометаллическом фургоне с четырьмя рабочими местами, четырьмя радиостанциями серий Р-104 и Р-105 и телефонными аппаратами.


Автомобили топливной службы

На шасси ГАЗ-63 устанавливали как достаточно простые водяные автоцистерны АВЦ-63 (1958 г.) и топливные АЦ-2-63, первые послевоенные топливозаправщики ТЗ-63 (1948 г.) и маслозаправщики МЗ-3904 (1958 г.) двойного назначения, так и первые отечественные станции для перекачивания ракетного топлива.

ТЗ-63 – первый советский серийный полноприводный многоцелевой топливозаправщик на шасси ГАЗ-63. На вооружение принят сразу же по окончании войны – в 1946 году, то есть еще до постановки на конвейер базового грузовика. Предназначался для заправки топливом автомобильной и бронетанковой техники и различных летательных аппаратов, перекачивания горючего из одной емкости в другую и перемешивания его компонентов. Снабжался цистерной вместимостью 2000 л, топливным насосом СВН-80 производительностью 250 л/мин с приводом от коробки отбора мощности базового шасси, топливными фильтрами, счетчиком расхода, раздаточными рукавами и кранами. Снаряженная масса машины – 3890 кг, полная – 5600 кг.

ПСК-50 – перекачивающая станция ракетного топлива на шасси ГАЗ-63А для перекачки меланжа и амила (компонентов ракетного топлива), состоявшая на вооружении с конца 1950-х годов. Все ее агрегаты и оснащение располагались в специальном низкопрофильном закрытом кузове с каркасом из нержавеющей и углеродистой стали и несколькими отсеками с боковыми и задними дверцами. В нем размещали основной центробежный насос НК-50 с приводом от коробки отбора мощности автомобиля и вспомогательный поршневой насос МКФ с дублирующим ручным приводом, фильтры, рукава и трубопроводы, емкости для воды и нейтрализующей жидкости, щит управления и дистанционные механизмы управления двигателем шасси. Масса станции в походном положении – 4300 кг. Время развертывания из походного положения – 40 минут.


Автоцистерны с металлическими кузовами на базе ГАЗ-63 для доставки ракетного топлива.


Для временного хранения, доставки и раздачи специальных видов ракетного топлива на шасси ГАЗ-63 были созданы первые автоцистерны, смонтированные в специальных цельнометаллических кузовах из нержавеющей стали с одним или несколькими отсеками и системой подогрева, а также авиационные заправщики ЗАК-32М для перекачивания сжатого кислорода или азота в системы реактивных самолетов и ракет.


Машины химических войск

В начале 1950-х годов на вооружение частей химической защиты поступила компактная пароэлеваторная дезинфекционно-душевая установка ДДА-53А на шасси ГАЗ-63, предназначенная для санитарной обработки личного состава в полевых условиях, дезинфекции и дезинсекции обмундирования, обуви, снаряжения и индивидуальных средств защиты. Она снабжалась паровым котлом с рабочим давлением 4 атмосферы, подогреваемым жидким топливом или дровами, ручным насосом, пароэлеватором, бойлером-аккумулятором, оборудованием контроля, всасывающими и напорными рукавами из прорезиненной ткани. Горячий пар подавался в две открыто расположенные дезинфекционные камеры объемом по 1,8 м3, а подогретая до температуры 40 – 42° вода направлялась в расположенные снаружи открытые душевые кабины, имевшие 12 душевых сеток. Эта установка монтировалась также на шасси ГАЗ-51. С 1966 года на ГАЗ-63 монтировали также дезинфекционную установку Комарова ДУК-1 двойного назначения.


Дезинфекционно-душевая установка ДДА-53А для санобработки в полевых условиях.


В первое послевоенное время получил дальнейшее развитие боевой опыт применения маскирующих дымов. Совершенствование способов применения нейтральных дымовых средств воплотилось в новой термической дымовой машине ТДА на шасси ГАЗ-63, поступившей на вооружение химических войск. Она работала по принципу испарения дымовой смеси и снабжалась специальными распылителями для борьбы на местности с распространителями и носителями инфекций и в короткое время могла обработать большие площади различными аэрозольными дезинсекторами. Модернизированный вариант дымовой машины со специальным закрытым кузовом ТДА-М оснащался жидкими дымовыми смесями, что позволяло использовать ее при температуре воздуха до – 40°. Такие установки при любой погоде за короткое время могли создать надежную термодымовую завесу, исключив возможность визуального наблюдения за действиями войск наземными средствами и обнаружения маскируемых объектов с воздуха. Для транспортировки, хранения и приготовления в полевых условиях дымовых смесей служил механический смеситель МСАО-1 на шасси ЗИС-150 или ЗИЛ-164.


Инженерная техника

К наиболее оригинальным инженерным машинам относился «дорогоукладчик», разработанный в середине 1950-х годов в 21 НИИИ на шасси ГАЗ-63. Это был укладчик дорожной двухколейной ленты (рулонного тракта) для обеспечения прохода колесной автотехники по заболоченным, песчаным и непроходимым участкам дорог. Лента складывалась в открытом кузове грузовика, а над его кабиной и капотом монтировалась легкая рамная конструкция с крупными боковыми звездочками для протаскивания вручную обеих лент вперед и закрепления их под передними колесами. При движении машины вперед лента протаскивалась по направляющим над кабиной и укладывалась на поверхность дороги. Аналогичный вариант укладчика был построен на автомобиле ЗИС-151. Для очистки от снега территорий небольших аэродромов с 1963 года служил один из первых советских шнекороторных снегоочистителей РС-363 Мценского завода коммунального машиностроения производительностью до 500 кубометров снега в час с приводом рабочих органов от штатного двигателя шасси.


Автомобили ГАЗ-63А с носовыми понтонами легкого понтонного парка ЛПП. 1952 год.


ЛПП – послевоенный легкий понтонный парк, основные элементы которого устанавливались и перевозились на автомобилях ГАЗ-63А. В 1949 – 1952 годах его разработал и затем выпускал Мордовщиковский судомостовой завод, располагавшийся на Оке в поселке Мордовщиково Горьковской области. С его переименованием в 1957 году в город Навашино предприятие стало называться Навашинским машиностроительным заводом и превратилось в главного советского изготовителя понтонных парков и переправ по заказам Министерства обороны СССР. В 1950-е годы парк ЛПП являлся основным легким наплавным переправочным средством советских инженерных войск, обеспечивавшим оперативное создание мостовых и паромных переправ грузоподъемностью от 12 до 40 т с шириной проезжей части 3,0 – 3,85 м. Комплект ЛПП включал 24 герметичных металлических носовых понтона, 12 средних понтонов, а также буксирные катера, настилы, элементы береговых пролетов мостов и пристаней. Все 36 понтонных блоков устанавливались на автомобилях ГАЗ-63А с расширенной колеей задних колес и открытыми грузовыми платформами с роликами, что позволяло сбрасывать понтоны в воду инерционным способом и затаскивать их обратно при помощи лебедки. Максимальная длина мостовых переправ достигала 160 м, в том числе наплавная часть составляла 144 м. Время наведения 25– или 40-тонного моста составляло 50 – 55 минут. Из понтонов за 18 – 20 минут можно было также собирать различные паромы грузоподъемностью до 25 т с шириной проезжей части 3,85 м.

ПВД-20 – парк воздушно-десантный из 20 плавсредств, состоявший на вооружении советских ВДВ в 1951 – 1967 годах. Это был первый в мире десантируемый понтонный парк для наведения наплавных мостовых переправ грузоподъемностью 4 – 6 т длиной 88 м или паромных средств форсирования водных преград. Для этого использовались 20 надувных десантных лодок НДЛ-20 и щиты пролетных строений, для доставки которых служили 10 грузовиков ГАЗ-63 или ГАЗ-63А, перевозившие по две лодки в особых чехлах. Десантная лодка длиной 6,0 м и шириной 2,2 м состояла из бортовой и внутренней воздушных камер с 15 полостями, усиленных листами из водостойкой фанеры, и снабжалась веслами и комплектом для оперативного ремонта камер. Наполнение их сжатым воздухом производилось при помощи ножных насосов (мехов).


Реактивные системы залпового огня

В начале 1950-х годов на шасси ГАЗ-63А короткое время монтировалась пусковая установка системы залпового огня БМ-24 (8У31), принятая на вооружение в 1951 году и изначально созданная для более солидного автомобиля ЗИС-151. Она снабжалась 12 решетчатыми направляющими для запуска ракет М-24Ф калибра 240,6 мм с дальностью поражения 6,5 км. Эта боевая машина оказалась слишком тяжелой и фактически непригодной для реальных боевых действий. В конце 1950-х годов ей на смену пришла специально разработанная для ГАЗ-63 установка БМ-14-17.


Реактивная 17-ствольная система залпового огня БМ-14-17 на шасси ГАЗ-63А. 1958 год.


БМ-14-17 (8У36) – легкая 17-ствольная система залпового огня для стрелковых дивизий Советской Армии и ВДВ на шасси ГАЗ-63 или ГАЗ-63А. Разработана в 1957 году в свердловском СКБ-203 под руководством главного конструктора А. И. Яскина, входившем в состав московского НИИ-1 Государственного комитета оборонной техники (ГКОТ). Конструктивно являлась модернизацией боевой машины БМ-14-16 начала 1950-х годов, установленной на автомобиле ЗИС-151, и в 1958 году была принята на вооружение. Система БМ-14-17 снабжалась трубчатыми направляющими длиной 1100 мм для стрельбы турбореактивными осколочно-фугасными ракетами М-14ОФ или дымовыми М-14Д калибра 140,3 мм, вращавшимися в воздухе вокруг продольной оси. Базовый автомобиль был оборудован защитой стекол кабины и бензобака от воздействия газовой струи реактивных двигателей, винтовыми опорами, наружными сиденьями для боевого расчета, водяным баком и рамой для тента. Артиллерийская часть монтировалась в сварной качающей конструкции (люльке) на специальной платформе с червячным поворотным и винтовым подъемным механизмами. По сравнению с боевой машиной БМ-14-16 она имела более мощное вооружение и уменьшенную на три тонны собственную массу. Габаритные размеры системы БМ-14-17 в походном положении составляли 5430x2050x2310 мм, боевая масса – 5500 кг. По шоссе она развивала скорость 65 км/ч. В начале 1960-х годов выпускался модернизированный вариант БМ-14-17М (8У36М).


Санитарные и штабные автобусы

С начала 1950-х годов Павловский автобусный завод собирал собственный армейский автомобиль медицинской службы АС-1 (ГАЗ-63АС), представлявший собой серийную санитарную машину ПАЗ-653 двойного назначения, кузов которой был переставлен на полноприводное шасси ГАЗ-63. С того же времени на короткий срок головным изготовителем более вместительных санитарных машин и автобусов стал московский ЦАРЗ № 101. Его продукция, базировавшаяся на шасси ГАЗ-63, была аналогична первым машинам на шасси ГАЗ-51, но ограничивалась лишь санитарными и штабными версиями с обтекаемыми обитаемыми деревометаллическими кузовами-фургонами АВС.

АС-3 (1952 – 1956 гг.) – общевойсковой санитарный автобус на шасси ГАЗ-63 для доставки раненых, медицинского персонала и специального оборудования общей массой не более 1050 кг. Шасси дополнительно оснащалось удлиненной на 435 мм лонжеронной рамой и четырьмя гидроамортизаторами двойного действия в задней подвеске. Одновременно машина могла перевозить до семи человек на трехярусных носилках и до четырех сидячих раненых или в целом 14 человек, включая медперсонал. Кузов АВС с одним боковым окном с каждой стороны и задней двухстворчатой дверью снабжался приточно-вытяжной вентиляцией, отоплением, переговорным устройством с кабиной водителя и отсеком для медицинского оснащения.


Полноприводный войсковой автобус АП-6 с деревометаллическим кузовом. 1954 год.


В 1954 году на шасси ГАЗ-63 с удлиненной на 750 мм рамой и четырьмя гидроамортизаторами в задней подвеске ЦАРЗ № 101 собрал первый советский полноприводный 20-местный войсковой автобус АП-6 с характерной округлой решеткой радиатора и высоким деревометаллическим кузовом, идентичным модели АП-4 на шасси ГАЗ-51. Его снаряженная масса достигала 4100 кг, запас хода – до 250 км. Проведенные с февраля по июнь 1955 года приемочные испытания показали, что он слишком перегружен, имеет недостаточную проходимость, устойчивость и управляемость. К принятию на снабжение Советской Армии автобус не был рекомендован. Его единственным вариантом являлся опытный штабной вариант АШ-4 с остекленным кузовом и различной внутренней планировкой в зависимости от требований заказчика. В конце 1950-х годов Павловский завод на шасси ГАЗ-63 изготовил еще несколько штабных автобусов ПАЗ-654 с цельнометаллическими кузовами.


Бронетранспортеры ГАЗ-40 (БТР-40)

В 1947 году группа инженеров ОКБ спецмашин Горьковского автозавода во главе с В. К. Рубцовым приступила к разработке «проекта 141» или бронетранспортера ГАЗ-40 с использованием агрегатов автомобиля ГАЗ-63 и новым несущим бронекорпусом, выполненным по образцу американской бронемашины «Уайт М3А1» (White). В 1948 году появился прототип с крупнокалиберным пулеметом, поступивший на приемочные испытания. В 1950 году первый многоцелевой вариант был принят на вооружение под индексом БТР-40 и впоследствии серийно выпускался на Горьковском автозаводе в нескольких модификациях и снабжался сварными бронекорпусами Муромского паровозоремонтного завода с наклонным расположением броневых листов.

БТР-40 (1950 – 1958 гг.) – базовый серийный вариант бронетранспортера боевой массой 5,3 т. Принят на вооружение в 1950 году и впервые показан на параде на Красной площади в Москве 7 ноября 1951 года. Его главными отличиями от автомобиля ГАЗ-63 была колесная база, сокращенная до 2700 мм, и увеличенная до 78 л.с. мощность рядного 6-цилиндрового двигателя. В подвески были введены дополнительные гидравлические амортизаторы, колеса комплектовали шинами размером 10,00 – 18. Открытый корпус на восемь человек десанта имел толщину лобовой брони 13 – 15 мм и снабжался двумя откидными боковыми дверями и одной кормовой, а также радиостанцией 10-РТ-12. Бронемашина оснащалась 7,62-мм пулеметом СГМТ с боекомплектом 1250 патронов, который, как и у американского прообраза, можно было установить на кронштейнах со всех сторон десантного отсека. Вместимость топливного бака составляла 120 л. Габаритные размеры – 5004x1900x1830 мм. Дорожный просвет – 276 мм. Максимальная скорость – 79 км/ч. Запас хода в зависимости от условий движения – от 285 до 480 км. Бронетранспортер преодолевал подъемы крутизной до 30°, боковой крен – 25°, рвы и канавы шириной 0,75 м и брод глубиной 0,9 м. БТР-40 послужил базой обширного семейства боевых машин с разным вооружением и с середины 1950-х годов в достаточно больших количествах поставлялся на экспорт в страны Варшавского договора и другие государства мира.


Базовый бронетранспортер БТР-40 с открытым корпусом и 7,62-мм пулеметом. 1952 год.


БТР-40А (1951 – 1958 гг.) – первая модификация бронетранспортера БТР-40 с усиленным зенитным вооружением для стрельбы по низколетящим и наземным целям. Принята на вооружение в 1951 году. Главное отличие бронемашины БТР-40А (ЗТПУ-2) от базового варианта заключалось в установке в открытом десантном отделении спаренной крупнокалиберной зенитной системы с двумя крупнокалиберными пулеметами Владимирова (КПВ) калибра 14,5 мм с боекомплектом 1200 патронов. Она обеспечивала темп стрельбы до 1100 выстрелов в минуту по дальности до 2 км и высоте до 1,5 км. Экипаж состоял из пяти человек. Боевая масса БТР-40А возросла до 5,6 т, габаритная высота – до 2330 мм. Максимальная скорость снизилась до 75 км/ч. Остальные технические и эксплуатационные параметры не изменились. Вариантами базовой бронемашины являлись многоцелевой БТР-40В с самоблокирующимися кулачковыми дифференциалами и централизованной системой регулирования давления в шинах, выпущенный пробной серией в 1957 году, и машина химической разведки БТР-40Х, оборудованная 7,62-мм пулеметом, автоматическим газоанализатором, радиометром и рентгенметром.

БТР-40Б (1957 – 1960 гг.) – модернизированный бронетранспортер второго поколения с полностью закрытым корпусом с верхней броневой крышей и четырьмя люками с двухстворчатыми крышками. При этом пулемет СГМТ можно было установить только на переднем или заднем кронштейнах корпуса или в люках, поэтому для использования штатного автоматического оружия в боковинах корпуса появились амбразуры. Создание БТР-40Б предопределили, с одной стороны, неудача с применением открытых БТР-40 во время событий в Венгрии 1956 года и с другой – необходимость повышения защиты личного состава от поражающих факторов ядерного оружия. Этот вариант был принят на вооружение в 1958 году. С доработками численность десанта уменьшилась до шести человек, а габаритная высота возросла на 230 мм (до 2060 мм). По сравнению с БТР-40 внесенные изменения не привели к увеличению боевой массы: она сохранилась на уровне 5,3 т.

БТР-40 ж-д (1959 г., 1969 – 1970 гг.) – пробные железнодорожные варианты бронетранспортера БТР-40, продолжившие традицию создания Горьковским автозаводом легкой бронетехники на комбинированном ходу. В 1959 году был создан первый зенитный вариант БТР-40А ж-д со стальными направляющими катками небольшого диаметра с внутренними ребордами, установленными на откидных продольных рычагах спереди и сзади корпуса. При этом роль ведущих выполняли штатные колеса бронемашины, находившиеся в постоянном контакте с рельсами. Эта система являлась развитием комбинированного хода легкого броневика БА-64Г военного времени. Потребность в такой технике вновь появилась в 1968 году, когда серьезно обострилась обстановка на границе с Китаем. В то время Министерство обороны СССР приняло решение о реанимации бронепоездов с целью быстрой переброски крупных воинских формирований вдоль магистральных железных дорог Сибири и Дальнего Востока. Первый бронепоезд на тепловозной тяге в 1970 году построил Харьковский завод транспортного машиностроения (ХЗТМ) имени В. А. Малышева, а затем собрал еще три комплекта. В состав каждого бронепоезда входила разведывательная рота, имевшая в своем распоряжении два бронетранспортера БТР-40 ж-д с 7,62-мм пулеметом и упомянутым выше железнодорожным ходом, который приводился в боевое положение в течение 3 – 5 минут. Скорость бронемашин на рельсах достигала 80 км/ч, а для их перевозки служили железнодорожные платформы с аппарелями для погрузки и выгрузки. К моменту завершения работ по бронепоездам и железнодорожным бронетранспортерам надобность в них уже отпала. Бронетранспортеры серии БТР-40 были сняты с вооружения Российской Армии в 1993 году.

С целью замены устаревших бронетранспортеров БТР-40 во второй половине 1950-х годов Горьковский автозавод приступил к интенсивным разработкам новой двухосной бронемашины ГАЗ-40П (БРДМ), которую в 1960-е годы сменил модернизированный вариант ГАЗ-41 (БРДМ-2). Одновременно началось серийное изготовление принципиально нового двухмоторного четырехосного полноприводного бронетранспортера ГАЗ-49 (БТР-60П). Все эти машины снабжались автомобильными агрегатами, но уже представляли собой специальные конструкции, не базировавшие на шасси каких-либо автомобилей, и потому эта бронетехника уже не вписывается в тематику данной книги.


ОПЫТНЫЕ И ПЕРСПЕКТИВНЫЕ РАЗРАБОТКИ

К первым послевоенным годам относятся опытные проектно-конструкторские работы Горьковского завода по созданию целой гаммы принципиально новых для Советской Армии полноприводных автомобилей, унифицированных как с серийной военной продукцией, так и с разрабатывавшимися параллельно перспективными народнохозяйственными машинами. Все они проводились в русле идей и конкретных конструкций, принесенных в СССР ленд-лизом, и сводились к созданию автомобилей, в которых Красная Армия так остро нуждалась во все годы Великой Отечественной войны. Среди них были трехосные полноприводные прототипы ГАЗ-33 и экспериментальные легкие артиллерийские тягачи ГАЗ-68, а также многоцелевые армейские джипы среднего класса и первые бескапотные армейские грузовики, носившие в разные годы одинаковый индекс ГАЗ-62. К сожалению, многочисленные технические, производственные и организационные трудности не позволили развернуть их серийного производства, и только последний вариант ГАЗ-62 послужил отправной точкой при создании нового советского армейского грузовика.

ГАЗ-68 (1948 – 1949 гг.) – опытный легкий, низкий и компактный авиатранспортабельный армейский автомобиль, приспособленный к парашютному десантированию и буксировке легких орудий. В отечественных печатных изданиях его ошибочно отождествляли с одним из вариантов машины ГАЗ-62, появившейся несколькими годами позже. По заказу Главного артиллерийского управления (ГАУ) Министерства обороны СССР разработкой ГАЗ-68 также занимался конструктор Музюкин, взявший за основу американскую идею оригинальных низкопрофильных открытых армейских машин, выполненных на укороченных серийных шасси. В техническом задании он имел военный индекс АТК-Л (артиллерийский тягач колесный легкий), который в то же время носил также более легкий вездеход ГАЗ-69, а фактически являлся прообразом будущей многоцелевой военной авиатранспортабельной и десантной машины. Автомобиль базировался на шасси ГАЗ-63, укороченном на 600 мм (до 2700 мм) и оборудованном новой рамой, обеспечивавшей пониженное расположение всех агрегатов и кузова, и рычажными амортизаторами в задней подвеске. Внешне он напоминал свой серийный прототип с почти плоским капотом, на котором монтировали открытую 2-местную кабину с мягким верхом, целлулоидными боковыми окошками, откидным лобовым стеклом и коробчатый металлический кузов с тентом, задним откидным бортом и продольными скамейками для доставки боевого расчета буксируемого орудия. Запасное колесо крепилось справа под грузовой платформой. На испытаниях тягач проявил себя с хорошей стороны, но при постановке на конвейер схожей по назначению машины ГАЗ-63 и бронетранспортера БТР-40 выпуск модели ГАЗ-68 посчитали нецелесообразным. Та же участь постигла и подобный автомобиль ГАЗ-63АВ, построенный на «нормальном» шасси ГАЗ-63.


Авиатранспортабельный автомобиль-тягач ГАЗ-68 на укороченном шасси ГАЗ-63А. 1949 год.



ГАЗ-62
(1952-1962 гг.)

В 1951 году Горьковский автозавод под руководством П. И. Музюкина приступил к разработке нового однотонного поколения армейских многоцелевых капотных машин ГАЗ-62 (4x4), которые должны были занять промежуточное положение между легкими вездеходами ГАЗ-69 и 1,5-тонными грузовиками ГАЗ-63. Формально их предшественником можно считать короткобазный прототип автомобиля-тягача ГАЗ-62 образца 1940 года, но его послевоенный одноименный потомок уже базировался на новых серийных агрегатах продукции ГАЗа. Толчком же к созданию нового ГАЗ-62, скорее всего, послужило желание дать Советской Армии некое отечественное подобие американских ленд-лизовских автомобилей «Додж» (Dodge) серии WC51/52, не имевших в военное время аналогов в мире и хорошо зарекомендовавших себя в РККА. В стилистическом плане первая послевоенная капотная серия ГАЗ-62 унаследовала чуть увеличенные очертания легкой машины ГАЗ-69. Вторая бескапотная серия ГАЗ-62 конца 1950-х годов с новой кабиной над двигателем, оказавшаяся наиболее удачной, имела более достойное продолжение в облике известного советского военного грузовика ГАЗ-66.


Первая серия ГАЗ-62
(1952-1955 гг.)

В начале октября 1952 года Горьковский завод собрал первый опытный образец принципиально нового авиатранспортабельного грузопассажирского автомобиля ГАЗ-62 капотной компоновки с полезной нагрузкой 1,0 т и колесной базой 2850 мм. Впервые он претендовал на роль советского джипа среднего класса и внешне напоминал увеличенный в габаритах вездеход ГАЗ-69, а также типовые американские машины военного времени. Открытый автомобиль с общим тентом предназначался для перевозки 11 человек личного состава, включая водителя, буксировки противотанковых пушек и монтажа надстроек. Его разрабатывали параллельно с другой военной техникой, и потому по агрегатам ГАЗ-62 первой серии был унифицирован одновременно с серийными грузовиками ГАЗ-63 и ГАЗ-51, опытным вариантом ГАЗ-56, бронемашинами БТР-40 и даже с гусеничным тягачом ГАЗ-47.


Автомобиль ГАЗ-62А первой серии с лебедкой и герметизированными тормозами. 1954 год.


ГАЗ-62 первой серии снабжался серийным 6-цилиндровым двигателем мощностью 76 л.с. с радиатором увеличенной емкости (от ГАЗ-47), а трансмиссия и ходовая часть практически не претерпели существенных изменений по сравнению с ГАЗ-63. Новыми конструктивными элементами были только двухступенчатая раздаточная коробка с механизмом отключения переднего моста и резиновые подушки задних рессор переменной жесткости, позволявшие повысить мягкость и плавность хода. Двухместная кабина комплектовалась отопителем и обдувом лобового стекла. Цельнометаллический кузов был оборудован задними продольными скамейками на 9 человек, двумя боковыми полудверями и фарой-искателем, а запасное колесо крепилось вертикально снаружи в нише левой боковины по образцу немецких «кюбельвагенов» средней категории. Вместимость двух топливных баков составляла 100 л. На первых образцах монтировали колеса с разъемными дисками и шинами размером 9,00 – 16, а со второго экземпляра устанавливались новые отечественные широкопрофильные шины 10,00 – 16. В ходе работ над проектом ГАЗ-62 было изготовлено четыре прототипа, на которых попеременно монтировали разные типы колес, обычные или герметизированные барабанные тормоза, а также кулачковые дифференциалы повышенного трения.

Габаритные размеры ГАЗ-62 без лебедки – 4725х2000х 2165 мм, высота без тента – 1800 мм. Вариант ГАЗ-62А комплектовался передней лебедкой. Их снаряженная масса составляла 2360 и 2695 кг соответственно, полная – 3450 кг. Машины могли буксировать однотонный прицеп, развивали максимальную скорость 85 км/ч, преодолевали 33-градусный подъем и имели средний расход топлива 25 л на 100 км. Их испытания и доработки продолжались до 1955 года, но свободных производственных мощностей на Горьковском и Ульяновском автозаводах для них не оказалось. Так Советский Союз на долгие годы лишился достаточно совершенной армейской многоцелевой машины среднего класса, которую подменяли грузовичками УАЗ.


Вторая серия ГАЗ-62 (1958-1962 гг.)

В 1958 году были представлены первые два образца нового авиатранспортабельного бескапотного автомобиля ГАЗ-62 второго поколения грузоподъемностью 1,1 т с укороченной до 2700 мм колесной базой. Их разрабатывали с середины 1957 года одновременно с проектированием более тяжелого грузовика ГАЗ-66. Его легкий вариант ГАЗ-62 второй серии представлял собой совершенно новую конструкцию с кабиной над двигателем и рядом перспективных агрегатов. В отличие от машин ГАЗ-62 начала 1950-х годов их идейными прототипами считаются немецкие универсальные высокомобильные автомобили-тягачи «Унимог» (Unimog), разработанные во второй половине 1940-х годов. На большинстве собранных машин ГАЗ-62 применялись обычные 70-сильные двигатели от ГАЗ-51, но славу им принес верхнеклапанный бензиновый двигатель ГАЗ-52Ф (3,48 л, 80 л.с.) повышенной экономичности с оригинальной системой форкамерно-факельного зажигания, работавший с модернизированной трансмиссией и впервые в мире установленный на военных машинах. К другим важным конструктивным новинкам относились главные гипоидные передачи, самоблокирующиеся межколесные дифференциалы повышенного трения и подвески с прогрессивными рессорами и телескопическими гидроамортизаторами. Колеса оснащались шинами размером 11,00 – 16 с распорными кольцами, позволявшими работать при пониженном внутреннем давлении воздуха. Важнейшей новинкой считалась открытая 2-местная кабина с тентом, откидным лобовым стеклом и съемными верхними остекленными частями дверей, которая с помощью двух пружин опрокидывалась вперед для осмотра и обслуживания силового агрегата. На цельнометаллической грузовой платформе со съемным тентом и откидными продольными скамьями размещалось 10 солдат. Вместимость одного бокового топливного бака составляла 105 л. Габаритные размеры бескапотного ГАЗ-62 – 4870x2100x2325 мм, снаряженная масса – 2570 кг. Вариант ГАЗ-62А комплектовался передней лебедкой. Обе машины могли буксировать прицепы или пушки массой до 1,2 т и на шоссе развивали скорость 80 км/ч. Они преодолевали подъемы крутизной до 32° и брод глубиной 0,8 м. Расход топлива с «факельным» мотором составлял всего 16 л на 100 км, запас хода – до 650 км. Бескапотный ГАЗ-62 был принят к производству, но до 1962 года их собрали всего лишь 69 экземпляров. Все наработки по этим машинам были использованы в процессе создания легендарного армейского грузовика ГАЗ-66, открывшего новую эпоху в развитии военной автотехники Горьковского автозавода.


Автомобиль ГАЗ-62А второй серии с лебедкой и открытой кабиной над двигателем. 1958 год.



ПАВЛОВСКИЙ АВТОБУСНЫЙ ЗАВОД (ПАЗ)

На первом этапе своего становления Павловский автобусный завод имени А. А. Жданова, основанный в 1950 году в местечке Павлово-на-Оке, внес достаточно серьезный вклад в развитие отечественных военных автомобилей. С первых же лет существования он ориентировался на серийную продукцию соседнего Горьковского автозавода, собирая пассажирские, санитарные и армейские автобусы на шасси грузовиков ГАЗ-51. В то время его главной военной продукцией являлись многоцелевые санитарные автомобили ПАЗ-653 и обычные серийные капотные автобусы ПАЗ-651 для доставки военнослужащих. При почти полном отсутствии на тот момент отечественных вместительных военных фургонов их салоны приспосабливали для размещения раненых и оборудования передвижных госпиталей, станций диагностики, переливания крови, различных лабораторий и штабных пунктов. В 1958 году завод перешел на выпуск автобусов ПАЗ-652 вагонной компоновки, а прежняя гамма капотных машин была передана на Курганский автобусный завод. Новые автобусы ПАЗ-652 уже не имели широкого военного применения: с 1959 года в них размещали оснащение санитарных машин, подвижные госпитали, станции забора крови, гражданские и войсковые кинопередвижки. Второстепенной продукцией Павловского завода являлись двухосные прицепы-автолавки ПАЗ-742, которые со специальным оснащением проходили испытания в качестве подвижных полевых штабных пунктов, буксировавшихся грузовиками ГАЗ-63.


ПАЗ-653 (1953 – 1958 гг.) – специальный санитарный автомобиль двойного назначения на шасси ГАЗ-51К с подвеской повышенной мягкости, широко применявшийся в военных клиниках и госпиталях. Был разработан в 1950 году и затем в течение двух лет выпускался Горьковским заводом автобусов под индексом ГЗА-653. В 1953 году выпуск этой машины перевели на Павловский завод, где ее переименовали в ПАЗ-653. В отличие от предшественника на ней использовалась цельнометаллическая кабина от грузовика ГАЗ-51А и отдельный остекленный санитарный кузов модульного типа на деревянном каркасе с обшивкой из тонких металлических листов и скругленными очертаниями. С обеих сторон машины имелись длинные подножки. В центральной части кузова между продольными сиденьями размещались носилки, которые при необходимости навешивали по бокам в два яруса для доставки четырех лежачих раненых. Без носилок на сиденьях умещалось 13 человек, включая одного-двух членов медперсонала. При перестановке этого кузова на полноприводное шасси ГАЗ-63 многоцелевая машина ПАЗ-653 превращалась в армейский санитарный автомобиль АС-1. Потребности военных и гражданских санитарных служб в такой технике оказались столь высокими, что за первые два года производства выпуск машин ПАЗ-653 превышал объемы производства обычных автобусов. До 1958 года завод собрал 11 550 санитарных автомобилей ПАЗ-653.


Санитарный автомобиль ПАЗ-653 на шасси ГАЗ-51К с подвеской повышенной мягкости. 1954 год.


ПАЗ-651/651А (1952 – 1961 гг.) – серийные 23-местные капотные автобусы на шасси ГАЗ-51И. Первый вариант ПАЗ-651 с деревянным каркасом кузова и металлической обшивкой, разработанный заводом ГЗА, выпускался с августа 1952 года. С 1954 года параллельно в производстве находился ПАЗ-651А с цельнометаллическим кузовом. Обе машины применялись в Советских Вооруженных Силах для перевозки на короткие расстояния военнослужащих разных уровней, экипажей бронетехники, военных самолетов и кораблей, однако их широкое использование тормозилось из-за параллельного изготовления несколькими военными заводами обширной гаммы подобных пассажирских машин. В 1950-е годы на базе автобусов 651-й серии было разработано несколько видов грузопассажирских и специальных исполнений, в том числе санитарные с продольными двухярусными носилками и специальные версии: эпидемиологическая лаборатория ПАЗ-659Б (1956 – 1958 гг.), передвижная клинико-диагностическая лаборатория (ПКДЛ), войсковая аптека, рентгеновская станция, первый реанимационный автомобиль и другие. Несмотря на перевод производства автобусов ПАЗ-651 на КАвЗ, Павловский завод продолжал собирать их до 1961 года.


Штабной автобус ПАЗ-654 с цельнометаллическим кузовом от модели ПАЗ-651А. 1958 год.


ПАЗ-654 (1958 – 1959 гг.) – полноприводный штабной автобус высшего командного звена на шасси ГАЗ-63 с доработанным цельнометаллическим кузовом от пассажирской машины ПАЗ-651А. Впервые был представлен на смотре новой военной техники в 1958 году и затем прошел цикл испытаний в 21 НИИИ. В его 7-местном салоне размещались шесть рабочих столов и три места для отдыха, две радиостанции Р-104 и Р-105, телефонные аппараты, отсеки для карт и огнетушителей и стойки для личного оружия. На крыше устанавливалась одна телескопическая антенна, к которой вела специальная лестница на задней стенке кузова. Полезная нагрузка машины составляла 870 кг, снаряженная масса – 4400 кг. Автобус имел габаритные размеры 6220x2455x2816 мм, запас хода – 840 км и развивал скорость 65 км/ч. В 1959 году Павловский завод собрал шесть таких машин.


ДНЕПРОПЕТРОВСКИЙ АВТОМОБИЛЬНЫЙ ЗАВОД (ДАЗ)

Малоизвестный ныне Днепропетровский автомобильный завод (ДАЗ), просуществовавший в этом статусе неполные пять лет, в военное автомобилестроение внес единственный, но весомый вклад, создав первый советский трехосный армейский плавающий автомобиль ДАЗ-485 (6x6). В свое время эта амфибия олицетворяла крупный революционный шаг вперед в сфере повышении проходимости автомобилей на суше и на воде: впервые для машин такого класса она получила все односкатные колеса с единой колеей и централизованную систему индивидуального изменения внутреннего давления в шинах каждого колеса.

Распоряжение Государственного Комитета Обороны (ГКО) о строительстве Днепропетровского автозавода появилось в июле 1944 года, а в сентябре на должность заместителя главного конструктора был назначен В. А. Грачев (с 1945 года – главный конструктор). Первоначально завод предполагалось перевести на выпуск грузовика ГАЗ-51, но в июле 1945 года было решено разрабатывать там собственный грузовой автомобиль, приняв за основу ЗИС-150, и довести объем его выпуска до 300 тыс. единиц в год. Началом производственной деятельности ДАЗа считается организация в декабре 1946 года сборки грузовиков ЗИС-5, которые в середине 1948-го заменили на ЗИС-150. На их шасси ДАЗ собирал самосвалы ЗИС-585, автокраны К-31, К-32 и К-67, а также выпускал оригинальные трех– и пятитонные гидравлические автопогрузчики ДАЗ-4000 и 4001.

В 1949 году существенно доработанный ЗИС-150 превратился в ДАЗ-150 «Украинец», предназначавшийся исключительно для нужд послевоенного народного хозяйства. На его базе были собраны длиннобазный грузовик 150В, самосвал 585 и седельный тягач 150Б. В общей сложности их собрали восемь экземпляров. Единственным, кто из них имел отношение к военной технике, был тягач ДАЗ-150Б с полуприцепом, на котором предполагалось установить мобильный радиолокатор «Гром» для наведения 85-мм зенитной пушки.

Разработка принципиально нового плавающего 2,5-тонного грузового автомобиля ДАЗ-485 (6x6) военного назначения началась под руководством Грачева в середине 1949 года. Совершенно естественно, что его основой стала американская ленд-лизовская амфибия «Джи-Эм-Си DUKW-353» (GMC) со всеми односкатными колесами, а фактически ДАЗ-485 со сварным водоизмещающим корпусом из тонких стальных листов и колесной базой 3665+1120 мм являлся довольно точной копией заокеанского прототипа, переставленного на советское 110-сильное шасси ЗИС-151 с агрегатами и узлами от серийных автомобилей. В систему гидравлического привода его тормозов был впервые введен вакуумный усилитель, но главной новинкой стало первое в СССР применение системы регулирования давления воздуха в шинах. Для его подвода служили жесткие наружные трубопроводы и гибкие шланги, соединявшиеся с переходными головками, расположенными снаружи ступиц. Управление подачей воздуха водитель производил из своей кабины с блока шинных кранов на приборной панели, который обеспечивал индивидуальный подвод воздуха к каждому колесу или отключение любой из шин в случае ее повреждения. Для перемещения на плаву служили трехлопастной гребной винт, установленный в глубоком тоннеле, и водяной руль. На машине стояли новые советские тонкостенные шины увеличенного диаметра (11,00 – 18) с развитыми расчлененными грунтозацепами, упругими и прочными боковинами, выдерживавшими длительную работу при низком внутреннем давлении и большой деформации. Для облегчения погрузочно-разгрузочных работ 5-тонную лебедку перенесли из задней части машины за кабину (рубку) управления и установили задний герметизированный откидной борт, к которому прилагались съемные грузовые трапы (покаты), чего у американского прототипа не было. Машина оснащалась также электрической

сиреной, компасом, якорем, флагом-отмашкой и другим шкиперским снаряжением. В августе 1950 года были собраны две амфибии ДАЗ-485. Их испытания начались на Днепре и продолжались до осени 1951 года по дорогам и водным гладям Крыма, Кавказа, Кубани и близ Выборга. При этом машина перевозила на плаву 3,5 т грузов и развивала скорость 10,7 км/ч, которая на шоссе возрастала до 73 км/ч. Предельная крутизна преодолеваемого подъема достигала 32°. В зависимости от условий движения запас хода на воде и на суше составлял 70 км и 570 – 690 км соответственно.

9 мая 1951 года было подписано правительственное постановление о перепрофилировании Днепропетровского автозавода на изготовление ракетной техники, и впоследствии это предприятие было известно только как Южный машиностроительный завод (ЮМЗ), выпускавший колесные тракторы. В сентябре 1951 года все автомобильное производство на ДАЗе было свернуто. К тому времени он успел собрать около 2000 машин всех типов. Серийный выпуск армейской амфибии вместе с ее создателем был переведен на Московский автозавод имени Сталина. Там машина получила индекс ЗИС-485, а Грачев – пост заместителя главного конструктора.


Первая 2,5-тонная амфибия ДАЗ-485 с регулированием давления в шинах. 1950 год.



МОСКОВСКИЙ АВТОЗАВОД ИМЕНИ И. В. СТАЛИНА (ЗИС)

По окончании Великой Отечественной войны Московский автозавод ЗИС начал вторую жизнь, переключившись на принципиально новую гамму легковых и грузовых автомобилей, о которых до войны никто не мог даже мечтать. Первое послевоенное поколение создавалась еще в трудные военные времена, когда на завод из эвакуации вернулись профессиональные кадры и частично возвратилось технологическое оборудование, вывезенное осенью 1941 года. Огромный приток американских автомобилей, поступавших в СССР по ленд-лизу, часть из которых собирали на ЗИСе, не мог не повлиять на дальнейшее развитие советского автомобилестроения. В результате все первые послевоенные машины марки ЗИС были созданы под непосредственным концептуальным, техническим и стилистическим влиянием американского направления автомобильного конструирования и дизайна довоенного и военного времени. Все это позволило уже во второй половине 1940-х годов достаточно оперативно развернуть серийное производство целой гаммы новой советской техники, занимавшей в то время высокий технический уровень.

Основу первого послевоенного поколения Московского автозавода составили представительские легковые машины ЗИС-110 и гражданские грузовики ЗИС-150, поступавшие в Советскую Армию, а также специальные полноприводные армейские автомобили ЗИС-151. За их внедрение в ноябре 1949 года завод был награжден вторым орденом Ленина.


ЛЕГКОВЫЕ И ПАРАДНЫЕ АВТОМОБИЛИ

Олицетворением военного превосходства Вооруженных Сил СССР и победы Советского Союза в Великой Отечественной войне в послевоенные времена стали грандиозные парады на Красной площади в Москве, которые военные руководители страны принимали на новых весьма эффектных открытых легковых машинах ЗИС-110. С первых же лет производства они стали гордостью всей страны, воплощением возродившейся отечественной автомобильной промышленности и ее небывалого технического и творческого потенциала.


ЗИС-110
(1945-1958 гг.)

Это был солидный, мощный и быстроходный лимузин представительского класса для высших государственных, партийных и военных чинов Советского Союза. Его разработкой в военные годы занимался главный конструктор отдела легковых автомобилей А. Н. Островцев, принявший за основу американский «Паккард Супер Эйт-180» (Packard Super Eight) образца 1941 года. 20 сентября 1944 года первые опытные образцы машины были одобрены руководством СССР. Предсерийные автомобили появились 20 июля 1945 года, а в 1946 году на заводе имени И. В. Сталина началась мелкосерийная сборка лимузина ЗИС-110 с закрытым 7-местным кузовом с внутренней перегородкой. Его общая конструкция и внешность были выдержаны в духе типичной американской инженерной школы, что вовсе не мешало советским людям гордиться недоступными для них машинами, которые провозили по столичным улицам руководителей братских стран и два раза в год возглавляли главные военные парады в Москве. Новый ЗИС-110 получил прочную Х-образную лонжеронную раму, нижнеклапанный рядный 8-цилиндровый двигатель (6,0 л, 140 л.с.) с двухкамерным карбюратором, алюминиевыми поршнями и гидравлическими толкателями клапанов, полуцентробежное сцепление, синхронизированную 3-ступенчатую коробку передач, гипоидную главную передачу, гидравлический привод барабанных тормозов и 16-дюймовые колеса. Подвеска снабжалась гидроамортизаторами двойного действия, причем передняя была независимой пружинной. В средней части кузова для сопровождающих имелись два откидных сиденья – страпонтены. Оснащение салона включало раздельные системы отопления переднего и заднего отсеков и лобового стекла, всеволновой радиоприемник, кнопочное управление бесшумным гидравлическим механизмом подъема и опускания стекол боковых окон и перегородки. Масса 6-метрового лимузина в снаряженном состоянии составляла 2575 кг, полная достигала 3100 кг, максимальная скорость – 140 км/ч.


Маршал Г. К. Жуков в автомобиле ЗИС-110Б принимает парад в Москве 7 ноября 1955 года.


Специально для военных парадов и представительских целей в 1949 – 1957 годах в небольших количествах завод собирал фаэтоны ЗИС-110Б с опускавшейся в спинку переднего сиденья перегородкой и ручной системой укладки тента. В 1955 году они пришли на смену лошадям на военных парадах в Москве, Ленинграде и в других крупных городах СССР, став официальными парадными автомобилями со специфической зеленовато-серой окраской. В центральной части их салона за спинкой переднего сиденья была установлена рукоятка с кожаной отделкой, позволявшая командующему парадом, стоя внутри машины в полный рост, сохранять равновесие во время движения. Машины раннего выпуска имели съемные остекленные брезентовые боковые вставки. Последние варианты снабжались боковыми стеклами, поднимавшимися при помощи ручного механизма, радиосистемой с микрофоном и усилителем, дополнительными фарами, спецсигналами и окном в задней части тента. Их масса составила 2630 кг.

Специально для Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина и его ближайших соратников в конце 1940-х годов на базе ЗИС-110 был создан бронированный легковой автомобиль ЗИС-115 с 262-сильным вариантом прежнего мотора с двумя карбюраторами, усиленной подвеской и тормозами, пуленепробиваемыми стеклами толщиной 75,5 мм и стальными бронелистами под днищем для защиты от взрывного воздействия мин. При возросшей до 5280 кг полной массе он получил задний мост от грузовика ЗИС-150 и шины размером 7,50 – 17. Его максимальная скорость не превышала 100 км/ч, а общее собранное количество составило лишь 38 экземпляров. В 1956 – 1958 годах были разработаны, построены и испытаны опытные образцы полноприводного варианта ЗИС-110П (ЗИЛ-110П) с агрегатами и узлами от легкого вездехода ГАЗ-69 и от машины ЗИС-115. Для военных целей они не использовались, но долгое время находились в Гараже особого назначения (ГОН). В общей сложности до 1958 года было собрано 2089 автомобилей серии ЗИС-110.


ГРУЗОВЫЕ АВТОМОБИЛИ

По окончании войны началась третья реконструкция Московского завода. В этот период на конвейере все еще находился грузовик ЗИС-5 военного образца, который оборудовали 85-сильным вариантом базового двигателя с центробежно-вакуумным регулятором опережения зажигания, гидравлическим приводом тормозов всех колес и усиленным задним мостом. О первом послевоенном поколении принципиально новых автомобилей ЗИС официально стало известно только в канун майских праздников 1947 года. Новой базовой народнохозяйственной моделью стал заднеприводный грузовик ЗИС-150 с доработанным довоенным мотором и новой кабиной, в целом повторявший стиль американских грузовых машин 1940-х годов. Под влиянием конструкции полноприводных армейских лендлизовских грузовиков на заводе еще в годы войны было решено наладить производство собственных автомобилей с колесными формулами 4x4 и 6x6. Первым из них в 1944 году появился опытный двухосный вариант ЗИС-150П, но от него быстро отказались. К этому времени конструкторы ЗИСа переориентировались на трехосные военные грузовики проамериканской конструктивной концепции с агрегатами от гражданской модели ЗИС-150 и учетом опыта создания автомобиля ГАЗ-33 с достаточно совершенными ведущими мостами. Результатом этих работ стал наиболее известный 2,5-тонный грузовик ЗИС-151 (6x6). Впервые он послужил базой широкой гаммы более мощных специальных военных исполнений, поступавших во все виды Вооруженных Сил СССР и в армии социалистических стран. С 1946 года на его основе создавался первый советский трехосный бронетранспортер БТР-152. В послевоенные годы ЗИС выпускал многоместные городские автобусы ЗИС-155, тоже нашедшие свою нишу в военном деле, а в 1950 году в его программу вошли бытовые холодильники, принесшие заводу не менее громкую известность, чем автомобили. В 1954 году на ЗИСе было образовано специальное конструкторское бюро, создавшее впоследствии семейство принципиально новых специальных многоосных полноприводных автомобилей высокой проходимости для Советской Армии, ПВО и РВСН. Летом 1956 года предприятию было присвоено имя И. А. Лихачева, и вся его продукция получила марку ЗИЛ.


ЗИС-150
(1947-1957 гг.)

Проектирование послевоенного народнохозяйственного грузового автомобиля началось в 1943 году под руководством главного конструктора Б. М. Фиттермана. Первый прототип был построен в январе 1944 года и оснащался американским бензиновым двигателем «Геркулес» (Hercules), деревометаллической кабиной от 5-тонного грузовика «Интернэшнл KR11» (International) и импортными шинами. Впоследствии построили три пробные машины с разными размерами колесной базы (3800, 4000, 4200 мм), направленные на испытания. В октябре 1947 года завод приступил к сборке предсерийных 4-тонных бортовых грузовиков ЗИС-150 со средним размером базы (4000 мм), а их серийное производство развернулось 26 апреля 1948 года. Основой нового силового агрегата ЗИС-120 оставался довоенный бензиновый 6-цилиндровый нижнеклапанный двигатель, несущественно модернизированный. При сохранении рабочего объема 5555 см3 он развивал мощность 90 л.с. (с ограничителем), оснащался тонкостенными быстросменными вкладышами коленчатого вала, термостатом в системе охлаждения, вакуумным и центробежным регуляторами опережения зажигания. Важными новшествами на ЗИС-150 являлись сухое двухдисковое сцепление, механическая 5-ступенчатая коробка передач с последней ускоряющей ступенью и пневматический привод тормозов. До 1953 года автомобили комплектовали упрощенной деревометаллической кабиной, но уже с 1950 года в ней стали появляться цельнометаллические варианты. В 1952 году были введены промежуточная опора карданного вала и откидывавшееся лобовое стекло. Все машины имели металлические капоты, оперение и горизонтальную решетку радиатора, и только модернизированный в 1954 году 96-сильный вариант ЗИС-150В получил вертикальную решетку. Деревянная грузовая платформа снабжалась тремя откидными бортами, под нею слева помещался один топливный бак вместимостью 150 л. В снаряженном состоянии грузовик весил 3900 кг, имел полную массу 8050 кг и мог буксировать прицеп полной массой 4,5 т. Он развивал максимальную скорость 65 км/ч и потреблял 38 л бензина на 100 км. Добротно сделанные, надежные и долговечные машины семейства ЗИС-150 не могли не найти своего места в военном деле.


Армейский вариант грузовика ЗИС-150 с деревометаллическим кузовом. 1952 год.


С 1949 года Мытищинский машиностроительный завод (ММЗ) на шасси ЗИС-150 изготовлял 3,5-тонные строительные самосвалы ЗИС-ММЗ-585, а с 1956 года собирал седельные тягачи ЗИС-120Н (ЗИС-ММЗ-120Н) со вторым 150-литровым топливным баком и пневматическим отводом для привода тормозов штатного одноосного 7-тонного полуприцепа ММЗ-584. С 1953 года на базе ЗИС-150 создавался новый двухосный 5-тонный автомобиль ЗИС-150М (ЗИС-125) с более мощным 6-цилиндровым двигателем и иным оперением. Опытный образец появился в 1955 году, на основе которого со следующего года началось проектирование перспективного грузовика, известного впоследствии как ЗИЛ-130. В 1950-е годы выпуск грузовика ЗИС-150 начался в Румынии и Китае. В СССР автомобилей серии ЗИС-150 до октября 1957 года было изготовлено 771 615 экземпляров, причем машины последних выпусков носили марку ЗИЛ.


Военные варианты и оснащение на шасси ЗИС-150

Изначально ЗИС-150 проектировался для военных нужд, но вскоре по окончании войны было принято правительственное решение о переходе советской промышленности на мирные рельсы. Так формально он превратился в народнохозяйственный автомобиль, но в 1949 – 1950 годах прошел приемочные военные испытания и в ограниченных объемах применялся в Советской Армии для доставки грузов на общих тыловых перевозках и личного состава стрелковых и авиадесантных частей. Для перевозки солдат в кузове без тента устанавливались 4 – 5 съемных поперечных сидений-досок, а доработанный вариант снабжался откидными продольными сиденьями, надставными решетчатыми бортами, высоким тентом и светомаскировочными фарами. На шасси ЗИС-150 монтировали прежде всего оборудование военного или двойного назначения со средней собственной массой, не требовавшее обязательной эксплуатации автомобиля на местности: различные цистерны, заправщики, мастерские, противопожарное, погрузочно-разгрузочное и специальное оснащение. С начала 1950-х годов на них устанавливали типовые каркасно-деревянные кузова-фургоны КУНГ-1 (КФ-1) и КУНГ-1М (КФ-1М) или каркасно-металлические серии СН с оснащением тылового или второстепенного назначения. Такие машины эксплуатировались в основном на дорогах с твердым покрытием или в аэродромных службах ВВС СССР, где от них не требовалась высокая проходимость. Самосвалы ЗИС-585 использовались в инженерно-строительных войсках. В 1958 году для военных нужд был построен опытный автопоезд в составе седельного тягача ЗИС-120Н и одноосного полуприцепа ММЗ-584Г с арочными шинами Ярославского шинного завода. В его грузопассажирском цельнометаллическом кузове с тентом и четырьмя продольными скамьями можно было доставлять по бездорожью 5 – 7 т грузов или до 52 человек личного состава. На шоссе такой автопоезд развивал скорость 50 км/ч. С конца 1940-х годов на грузовиках ЗИС-150 проводились работы по созданию систем комбинированных движителей для передвижения по железнодорожным рельсам. Их суть состояла в замене обычных колес на металлические с ребордами и установке под рамой автомобиля поворотного круга для замены хода. В 1956 году несколько таких машин собрал Московский котельно-механический завод. Главной же ролью ЗИС-150 в развитии советской военной автотехники стало использование его шасси для перспективного поколения армейских машин высокой проходимости.


Типовой каркасно-деревянный кузов-фургон КУНГ-1 на автомобиле ЗИС-150. 1954 год.


Седельный тягач ЗИС-120Н с полуприцепом ММЗ-584Г и всеми арочными шинами. 1958 год.



Ремонтные мастерские и лаборатории

ПРМ-54 – армейская подвижная ремонтная мастерская, разработанная для монтажа на два автомобиля ЗИС-150 со специальными деревометаллическими кузовами-фургонами ПМ-О-КУ и расчетом из восьми человек. На вооружение принята в 1954 году. Служила для выполнения слесарно-механических и сварочных работ при ремонте и восстановлении топливных средств и оборудования – различных стальных резервуаров, бидонов, бочек, котлов, трубопроводов, насосов и заправочных колонок. В первой слесарно-механической машине размещались токарно-винторезный станок, слесарный верстак, ручной и электрический инструмент с питанием от автономной электростанции, а также кран-балка с талью. Второй автомобиль комплектовался электрогазосварочным оснащением с ацетиленовым генератором, кислородными баллонами, специальными приспособлениями и запасными частями. Время развертывания и свертывания мастерской – по 30 минут. Ее полная масса – 6900 кг. Мастерская монтировалась также на шасси ЗИС-151 и ЗИЛ-164.

В сельском хозяйстве и в армии для технического обслуживания и мелкого ремонта автомобилей, тракторов и их агрегатов использовалась универсальная автотракторная мастерская АТ-2М на шасси ЗИС-150. Для проведения контрольных анализов топлива, масел, смазок и различных жидкостей в полевых условиях служила подвижная лаборатория контроля качества горюче-смазочных материалов и специальных жидкостей ПЛГ-1 на базе ЗИС-150 с опытным каркасно-деревянным кузовом СУВ-Д. За рабочий день она могла провести 5 – 6 полных анализов, ее масса в походном положении составляла 7230 кг. Впоследствии монтировалась на ЗИЛ-164.


Автоцистерны и заправщики

АЦ-4-150 (1947 – 1955 гг.) – простая автоцистерна общего назначения вместимостью 4000 л на шасси ЗИС-150 без насосного оборудования. Применялась для транспортировки и временного хранения различных видов жидкого топлива в армейском и войсковом тылу. Все операции по заполнению и опорожнению цистерны выполнялись самотеком в течение 15 – 20 минут. Полная масса машины достигала 5174 кг. Параллельно такая же цистерна монтировалась на шасси ЗИС-151.

АЦМ-4-150 (1948 – 1957 гг.) – топливная автоцистерна модернизированная вместимостью 4000 л двойного назначения на шасси ЗИС-150 со сливом жидкости самотеком. Принята на вооружение в 1948 году и с 1952 года выпускалась Реутовским заводом стройоборудования. Использовалась в войсковых тыловых подразделениях для транспортировки, хранения фильтрованного топлива и механизированной заправки армейской техники. Конструктивно являлась упрощенным вариантом топливозаправщика с собственным вихревым насосом СВН-80 производительностью 500 л/мин с приводом от коробки отбора мощности автомобиля и ручным управлением из кабины водителя. В ее комплект входили фильтры, счетчик топлива, трубопроводы, раздаточные рукава с кранами, контрольно-измерительные приборы и противопожарное оборудование. Снаряженная масса машины – 5227 кг, полная – 8000 кг. Впоследствии автоцистерна выпускалась на шасси ЗИЛ-164 и ЗИЛ-157.


Многоцелевая топливная автоцистерна АЦ-4-150 без насосного оборудования. 1955 год.


ТЗ-150 (1949 – 1955 гг.) – топливозаправщик двойного назначения на шасси ЗИС-150. Принят на вооружение в 1949 году и выпускался Прилукским заводом противопожарного оборудования Украинской ССР. Предназначался для заправки военной техники топливом из собственной цистерны вместимостью 4000 л или из стороннего резервуара, перекачивания из одной емкости в другую и перемешивания компонентов топлива внутри цистерны для приготовления смесей. Конструктивно был унифицирован с автоцистерной АЦМ-4-150 с насосом СВН-80, на которой сзади дополнительно монтировалась кабина управления всеми процессами. На машине ТЗ-150 применялись улучшенные элементы оснащения (фильтр, счетчик и др.). Снаряженная масса составляла 5150 кг, полная – 8380 кг. Впоследствии оборудование заправщика устанавливали на шасси ЗИЛ-164.

МЗ-150 – маслозаправщик двойного назначения на шасси ЗИС-150, выпущенный опытной партией до 1956 года. Служил для перевозки различных видов масел в подогретом состоянии и заправки ими летательных аппаратов и армейской техники в полевых условиях. В его оснащение входили цистерна на 2100 л масла, перекачивающий и топливный насосы, нагревательная система, приемно-раздаточная арматура, фильтр, счетчик и задняя кабина управления. После военных испытаний был принят на вооружение в 1958 году и затем выпускался на шасси ЗИЛ-164.


Техника аэродромных служб

С конца 1940-х годов на автомобиле ЗИС-150 базировался аэродромный посадочный радиолокатор ПРЛ-4 с четырьмя винтовыми опорными домкратами, деревянной кабиной управления и двумя высокими телескопическими антеннами на крыше. Служил для наблюдения за положением летательных аппаратов во время посадки и управления ими посредством радиокоманд на дальности до 15 км с точностью вывода самолетов по курсу не более 40 м. Обычно локатор устанавливался на расстоянии около 1750 м от начала взлетно-посадочной полосы и в удалении от нее на 150 – 200 м. С начала 1950-х годов выпускалась первая аэродромная прожекторная машина АПМ-90 (посадочно-светомаячная станция), служившая для освещения взлетно-посадочной полосы и облегчения взлета и посадки самолетов. Прожектор, система реостатного управления и сиденье оператора монтировались в кузове на поворотной платформе. Кроме того, в ее комплект входили самолетный пеленгатор, радиостанция, специальное наружное освещение, дополнительный топливный бак и бидоны для охлаждающего масла. Впоследствии станция базировалась на автомобилях ЗИЛ-164 и ЗИЛ-130.


Аэродромный командный пункт СКП-3 в специальном кузове производства ГДР. 1950 год.


В 1950 году на шасси ЗИС-150 появился первый советский автомобильный стартовый командный пункт СКП-3 для обеспечения связи и управления летательными аппаратами на частотах телефонной и телеграфной связи, который использовался в основном на небольших военных аэродромах. Он размещался в специальном остекленном цельнометаллическом кузове, который собирал вагоностроительный завод в городе Вердау (ГДР), в будущем – Народное предприятие «Эрнст Грубе» (Ernst Grube). Его характерной отличительной особенностью был одноместный пост управления в остекленном фонаре, вынесенном на переднюю часть крыши. В ее задней части располагалась открытая рабочая площадка со складным столом для 3 – 4 операторов. Автомобиль снабжался средствами связи, антеннами, двумя трехцветными светофорами, кабельными катушками и буксировал одноосный прицеп с электрогенератором. Впоследствии он послужил основой для новых конструкций на шасси ЗИЛ-164 и ЗИЛ-130.

После войны для точечной дегазации местности бортовые грузовики ЗИС-150 предполагалось приспособить для навески легкого дегазационного прибора ПДП-53. Дальнейшее совершенствование способа дегазации горячим воздухом привело к созданию в 1954 году модернизированной установки АГВ-3, в которой очистка вещевого имущества производилась паровоздушно-аммиачной смесью. Рабочий горячий воздух или пар для нее поставляла силовая машина на шасси ЗИС-151 с автономным бензиновым двигателем и нагревателями воды и воздуха.

Наиболее распространенной инженерной техникой на грузовике ЗИС-150 стали различные автомобильные краны многоцелевого назначения для проведения всевозможных погрузочно-разгрузочных и инженерных работ. Первыми грузоподъемными устройствами на этом шасси являлись легкие гидрокраны-манипуляторы модели 4030, довоенный электромеханический 3-тонный кран АК-3, переставленный с шасси ЗИС-6, и новый механический К-32 (АК-32) двойного назначения, выпускавшийся с 1947 года Одесским заводом имени Январского восстания, а затем Днепропетровским автозаводом. В 1955 году Львовский автобусный завод приступил к серийному изготовлению модернизированного 3-тонного автокрана ЛАЗ-690, облегченного на 500 кг и по конструкции сходного с моделью К-32. Затем его монтировали на шасси ЗИЛ-164 и ЗИЛ-164А. После войны и до середины 1950-х годов имущество тяжелого понтонного парка ТМП, разработанного еще в 1930-е годы для грузовиков ЗИС-5, перевозилось на обычных автомобилях ЗИС-150 с открытой платформой. Аналогичным образом на ЗИС-150 перекочевал агрегат вращательного бурения АБВ-3-100 с глубиной действия до 100 м, являвшийся модернизацией машины АБВ-100 для монтажа на довоенные грузовики ЗИС-5.

На волне огромных боевых успехов машин «катюша» вскоре после войны обычные гражданские автомобили ЗИС-150 совершенно неожиданно превратились в носителей мощных систем залпового огня, разработанных в годы войны для установки на совершенно другие более мощные и прочные армейские грузовики высокой проходимости. Это были боевые машины БМ-13Н и БМ-31-12 на шасси ЗИС-150, впервые представленные на военных парадах 1947 – 1948 годов в Москве. Возможно, они являлись только пробой возможности применения столь мощного вооружения с возможностью его быстрой доставки по дорогам общего пользования, но на деле оказались слишком тяжелыми и ненадежными. Таких систем было построено примерно 10 – 15 единиц, сведений об их применении не имеется.


Пробные образцы 12-зарядных систем залпового огня БМ-31-12 на параде в Москве. 1948 год.


В 1952 – 1956 годах на агрегатах грузовика ЗИС-150 завод выпускал 28-местный городской автобус ЗИС-155 вагонной компоновки с 90-сильным двигателем ЗИС-124 и несущим цельнометаллическим кузовом с двумя боковыми складными пассажирскими дверями и одной задней откидной. Для военных нужд его салон переоборудовался в мобильный госпиталь для эвакуации раненых в тыловые лечебные центры с оказанием им первой помощи в пути. Внутри кузова продольно в два яруса размещались носилки (с одной стороны – в один ряд, с другой – в два ряда). В тыльной части салона помещались поперечные носилки или операционный отсек, медицинский персонал располагался на двух коротких продольных сиденьях в передней части кузова.


ЗИС-151
(1946-1958 гг.)

В послевоенные годы грузовик ЗИС-151 (6x6) стал первым отечественным серийным автомобилем высокой проходимости с тремя ведущими мостами и первой многоцелевой военной машиной 2,5-тонного класса. При практически полном отсутствии в СССР собственного опыта создания столь сложной автотехники массовые поставки иностранных полноприводных автомобилей по ленд-лизу не могли не отразиться на его общей концепции, конструкции и внешности. Действительно, конструкция отдельных агрегатов, основные параметры и формы кабины и оперения ЗИС-151 были заимствованы у аналогичных американских машин, но советские инженеры использовали также собственные довоенные наработки по силовым агрегатам, узлам трансмиссии и ведущим мостам.

Формальной точкой отсчета в создании ЗИС-151 можно считать работы Научного автотракторного института (НАТИ), проводившиеся во время войны под руководством инженера Н. И. Коротоношко. Зимой 1944 года они привели к модернизации американского грузовика «Студебекер US6.U4», на котором появились новые раздаточная коробка с межосевым дифференциалом и задние односкатные колеса. Однако будущий ЗИС-151 вовсе не был копией «Студебекера». Еще в 1940 году Московский автозавод собрал свои первые опытные трехосные полноприводные машины ЗИС-36, а на Горьковском заводе одновременно проводились работы по собственному варианту ГАЗ-33, документация на который впоследствии была передана на ЗИС. Война помешала довести их до работоспособного состояния.


Первый прототип автомобиля ЗИС-151 – двускатный вариант ЗИС-151-2. Май 1946 года.


Первый прототип будущего автомобиля ЗИС-151 был построен в мае 1946 года. Внешне он напоминал «Студебекер», был сходен с ним по общей конструкции, внешности и параметрам, оснащался американскими мостами, задними двускатными колесами с шинами размером 8,50 – 20, но уже снабжался перспективным отечественным двигателем ЗИС-120. Эта машина впоследствии получила неофициальное обозначение ЗИС-151-2 и имела два варианта передней облицовки – с самодельной полукруглой решеткой радиатора и вынесенным вперед прямоугольным радиатором. Осенью 1946 года появился второй прототип ЗИС-151-1 с тем же силовым агрегатом, проходным средним мостом и облицовкой от ЗИС-150, но всеми односкатными колесами с одинаковой колеей и шинами 10,50 – 20 от довоенного троллейбуса ЯТБ-3. Летом следующего года были проведены сравнительные испытания обоих прототипов с аналогичными американскими грузовиками. Лучшие результаты по проходимости показал «односкатный» ЗИС-151-1, однако в то время вновь возобладали укоренившиеся в отечественном автомобилестроении проамериканские взгляды. В результате под сильным влиянием заокеанского авторитета наши военные настояли, чтобы предпочтение было отдано машине с задними двускатными колесами, подобной американским грузовикам, «прекрасно выполнявшим все свои функции во время войны». Кроме того, по мнению военных, двускатные колеса с обычными камерными шинами обеспечивали повышенную жизнестойкость машины с десятью ведущими колесами против шестиколесной односкатной. Так к серийному производству был рекомендован менее прогрессивный «двускатный грузовик», затормозивший создание более эффективных отечественных автомобилей-вездеходов минимум на десять лет.


Второй односкатный прототип ЗИС-151-1 с облицовкой от ЗИС-150. Осень 1946 года.


Первые предсерийные образцы появились в начале апреля 1948 года, а в октябре с конвейера Московского автозавода начал сходить армейский бортовой автомобиль ЗИС-151 с задними двускатными колесами, максимально унифицированный с выпускавшимся параллельно народнохозяйственным автомобилем ЗИС-150. От него новая машина получила все основные агрегаты: чуть форсированный 6-цилиндровый двигатель ЗИС-120 (5,55 л, 92 л.с.), сухое двухдисковое сцепление, несинхронизированную 5-ступенчатую коробку передач с пятой ускоряющей ступенью, классическую рессорную подвеску с гидравлическими рычажно-поршневыми амортизаторами двустороннего действия и все барабанные тормоза с пневматическим приводом. Дополнительно ЗИС-151 оснащался двухступенчатой раздаточной коробкой с механизмом отключения привода переднего неразрезного моста с шарнирами равных угловых скоростей «Бендикс-Вейсс». Два задних ведущих моста с вертикальным разъемом смещенных в разные стороны картеров были подвешены на балансирной подвеске с двумя продольными полуэллиптическими рессорами и имели индивидуальный привод с тремя карданными валами с игольчатыми подшипниками, повышавший живучесть машины в случае выхода из строя одного из мостов. В общей сложности трансмиссия состояла из пяти карданных валов с десятью шарнирами. В комплектацию автомобиля входили пневматический вывод на тормоза прицепа, штепсельная розетка, два топливных бака вместимостью по 150 л под грузовой платформой с обеих сторон машины и короткий бампер на задней оконечности лонжеронной рамы. Он служил опорной поверхностью для однотипных машин, двигавших сзади и подталкивавших передние грузовики в тяжелых дорожных условиях. На автомобилях первого выпуска устанавливалась 3-местная деревометаллическая кабина с фанерной облицовкой, металлической передней стенкой, левым откидным лобовым стеклом и деревянными подножками. В 1950 году ЗИС-151 получил модернизированный двигатель ЗИС-121 с новым карбюратором и двойным масляным насосом, мощность которого возросла до 95 л.с, а также цельнометаллическую кабину с пневматическим приводом двух верхних стеклоочистителей. Внешне обновленные варианты отличались установкой масляного радиатора в облицовке радиатора. В стандартном исполнении машины оснащались универсальной грузовой платформой с внутренними размерами 3566x2090 мм, деревянными решетчатыми бортами высотой 926 мм и одним задним откидным бортом, но не имели предпускового подогревателя и лебедки. Все шины размером 8,25 – 20 при установке на передние и задние колеса доводились до собственного нормализованного внутреннего давления. Два запасных колеса размещались между кабиной и кузовом. Вариант ЗИС-151А снабжался передней лебедкой с тяговым усилием 4,5 тс и приводом от 3-ступенчатой коробки отбора мощности, служившей также для передачи крутящего момента на навесное рабочее оборудование. Рабочая длина троса лебедки составляла 100 м.


Армейские 2,5-тонные грузовики ЗИС-151 с цельнометаллическими кабинами.


Грузоподъемность бортовых автомобилей на местности или грунтовых дорогах составляла 2,5 т, на шоссе она достигала 4,5 т. Колесная база (от центров передних колес до оси качания задней тележки) составляла 4225 мм, задней тележки – 1120 мм (то есть – 3665+1120 мм). Колея передних и задних колес – 1590 и 1720 мм соответственно. Дорожный просвет под мостами – 265 – 270 мм. Снаряженная масса машины без лебедки – 5580 кг, с лебедкой – 5840 кг. Полная масса – 10,1 т. Габаритная длина – соответственно 6930 и 7245 мм, ширина для всех версий – 2310 мм, высота по кабине – 2295 мм. Грузовики могли буксировать прицепы массой до 3,6 т, преодолевали подъемы крутизной до 28°, боковой крен в 25° и броды глубиной до 0,8 м. Их запас хода достигал 700 км.


Грузовой автомобиль ЗИС-151А второго выпуска с передней 4,5-тонной лебедкой. 1951 год.


При общей схожести с американскими прототипами ЗИС-151 оказался более тяжелым, менее быстроходным и экономичным: его максимальная скорость не превышала 60 км/ч, а расход топлива колебался от 46 до 55 л на 100 км. К другим недостаткам относили неудобную кабину, тяжелое управление при отсутствии усилителя рулевого механизма, чрезмерную сложность и увеличенную массу трансмиссии, недостаточную проходимость, большие потери в узлах трансмиссии и ходовой части с двускатными колесами, а наличие десяти колес привело к необходимости перевозить сразу две «запаски». До сентября 1958 года в общей сложности завод собрал 194 559 автомобилей серии ЗИС-151, причем последние машины имели на капоте выштамповку «ЗИЛ».


Военные варианты ЗИС-151

В 1950-е годы автомобили ЗИС-151 являлись основными средними грузовиками всех видов Вооруженных Сил СССР и стран Варшавского договора. Они имели всего несколько исполнений военного назначения. Базовые грузовые версии ЗИС-151 снабжались кабинами с круглым наблюдательным люком в крыше и деревянными решетчатыми кузовами с продольными откидными скамьями для перевозки воинских грузов или размещения 16 – 20 солдат, а также имели заднее сцепное приспособление для буксировки прицепов и различных орудий калибра до 152 мм. Специально для работы с ними выпускались двухосные прицепы ИАПЗ-754В, ТМЗ-802, ГКБ-83011 и другие. Серийный грузовик с экранированным электрооборудованием, носивший индекс 151Д, применялся в Войсках связи и в РВСН, а на экспорт в тропические страны поставлялся вариант 151Ю. Для перевозки специальных военных грузов, мощных боеприпасов и радиационных материалов бортовые машины ЗИС-151 и прицепы к ним проходили дооборудование в соответствии с особыми требованиями к их хранению, транспортировке и погрузочно-разгрузочным операциям. Для их перевозки служили специальные металлические контейнеры, крепившиеся на грузовой платформе с тентом прочными цепными или тросовыми стяжками. Тент снабжался продольными, а не обычными поперечными съемными дугами, сокращавшими время их установки и демонтажа. Все автомобили оснащались также цепями заземления, висевшими под их рамами.

Шасси с кабиной для установки специального оборудования имели обозначения 121 без лебедки и 121А с лебедкой. На них монтировали многочисленные типы фургонов, автоцистерн, заправщиков и мастерских, различное специальное и инженерное оборудование, несколько типов новых систем залпового огня, а также принципиально новые виды подвижных средств для обслуживания ракетных комплексов. В 1951 – 1958 годах завод собирал также 110-сильное спецшасси 151П с коробкой отбора мощности для привода противопожарного и иного оснащения. В 1952 – 1955 годах выпускался 95-сильный седельный тягач 121Б с лебедкой и экранированным электрооборудованием для буксировки полуприцепов полной массой до 6,1 т, а с 1955 года в производстве находился его вариант 121Д с 110-сильным двигателем и увеличенной на 1100 кг допустимой нагрузкой на сцепное устройство (до 7,2 т). В советской военной литературе последний автомобиль иногда обозначался как ЗИС-151В. Такие тягачи с армейскими одноосными полуприцепами ОдАЗ-778 и их специальными версиями служили для транспортировки ракет, обслуживания и перезарядки ракетных комплексов. С использованием шасси и агрегатов ЗИС-151 были созданы плавающие грузовики ЗИС-485, полугусеничные транспортеры-тягачи ЗИС-153 и ряд перспективных опытных образцов. На специальной укороченной ходовой части (шасси) ЗИС-123 базировались первые советские трехосные бронетранспортеры БТР-152, которые, в свою очередь, оказали влияние и на дальнейшее совершенствование грузовиков. В 1949 году, то есть в начальной стадии производства ЗИС-151, на его шасси был построен еще один экспериментальный грузовик с цельнометаллической кабиной и задними мостами с односкатными колесами и расширенными шинами размером 9,00 – 20 от первых бронемашин БТР-152. Некоторое развитие он получил в начале 1950-х.


Военное оборудование на шасси ЗИС-151

Во всех видах Советских Вооруженных Сил более мощные полноприводные автомобили ЗИС-151 сразу же стали основной базой многочисленных военных видов специальной техники среднего класса, впервые разработанной в СССР. На них монтировали новые обитаемые кузова-фургоны с оснащением систем связи, первыми радиолокационными станциями и полевыми мастерскими, различные заправщики, новую инженерную, химическую и боевую технику. Для размещения специального оборудования с конца 1940-х годов использовались кузова СК, представлявшие собой доработанные американские каркасно-деревянные конструкции ST6 военных пор. В 1950 – 1952 годах завод № 38 разработал новые каркасно-металлические кузова СН, впервые получившие характерные боковые пологие скосы крыши. С 1955 года их сборкой занимался военный завод п/я 4111 – будущий Московский завод специализированных автомобилей (МЗСА). Более широко на ЗИС-151 использовались типовые каркасно-деревянные кузова КУНГ-1 и КУНГ-1М с высокими полукруглыми крышами. Их разработкой с 1953 года занималось СКБ при ЦПКБ мебели Минлесдревпрома СССР, а выпуск был налажен в 1954 году на Шумерлинском деревообрабатывающем комбинате Чувашской АССР.


ЗИС-151 с деревянным кузовом КУНГ-1М для радиорелейной станции Р-400. 1952 год.


В условиях начавшейся «холодной войны» и с появления новых видов вооружения, включая ядерное, на автомобили ЗИС-151 пришлась начальная фаза активного формирования принципиально новой специальной автотехники среднего класса, входившей в первые отечественные комплексы средств наземного технологического оборудования для обслуживания и обеспечения ракетных систем стационарного базирования. Первый этап создания такой автотехники относится к 1947 – 1952 годам, когда на основе немецких ракет V-2 (Фау-2) проводились разработки и запуски первых отечественных баллистических систем Р-1 и Р-2. К середине 1950-х годов из двадцати наименований специальной автомобильной техники, работавшей на вспомогательных операциях и на стартовых позициях, большинство машин базировалось на шасси ЗИС-151. Это были специальные заправщики ракетным топливом, машины для автономных и горизонтальных испытаний ракет, водообмывочные и бензоэлектрические агрегаты, а также компрессорные станции, средства связи и управления. Для транспортировки ракет на стартовую позицию и их перезаряжания использовались как одиночные грузовики ЗИС-151, так и специальные автопоезда с седельными тягачами на их базе.


Радиотехнические средства связи и управления

За весьма короткий послевоенный период более мощное и грузоподъемное шасси ЗИС-151 со специальными кузовами-фургонами КУНГ и экранированным электрооборудованием было широко востребовано в Советских Вооруженных Силах для монтажа семейства новых более тяжелых и мощных систем связи и обнаружения – радиостанций разного уровня и радиолокационных комплексов. Одной из первых на автомобилях ЗИС-151 с кузовами СК монтировалась ламповая радиостанция РАТ Генерального штаба, разработанная еще в середине 1930-х годов и устанавливавшаяся также на шасси «Студебекер».

РАС «Чернослив» – ультракоротковолновая радиостанция на двух автомобилях ЗИС-151 с кузовами СК или СН. Разработана в 1947 – 1949 годах и выпускалась с 1950 года. Служила для обеспечения телефонной радиосвязи наземных радиостанций с самолетами и наземной связи между штабами авиационных дивизий и полкой. В автомобильных деревянных фургонах размещались аппаратная с дискоконусной антенной и электростанция. Дальность действия станции находилась в пределах дальности 90 – 350 км и на высоте до 10 км.

Р-118 «Синица» – автомобильная коротковолновая ламповая радиостанция средней мощности на шасси ЗИС-151Д, разработанная на ленинградском заводе № 210 и принятая на вооружение в 1951 году. Принадлежала к многочисленному семейству радиостанций Р-118, выпускавшихся в 1950 – 1970-е годы в нескольких исполнениях, включая автомобильные. Станция предназначалась для обеспечения связи в радиосетях оперативно-тактического и тактического звена управления войсками с различными наземными и самолетными радиостанциями. Она поддерживала радиосвязь на стоянке или в движении, могла работать в системе узлов связи подвижных пунктов управления или автономно, в телефонном, телеграфном, буквопечатающем режиме или по кабельным линиям длиной до 15 км. Дальность радиосвязи в разных режимах – от 30 до 100 км.

Р-400 – дециметровая радиорелейная станция на трех автомобилях ЗИС-151. Разработана в Научно-исследовательском и испытательном институте связи Сухопутных войск (НИИИС СВ) и принята на вооружение в 1950 году. На первой машине в кузове-фургоне помещалась аппаратная, на двух бортовых грузовиках – такелажная машина антенной мобильной установки (АМУ) и первая советская фермовая раздвижная мачта «Сосна».

П-3А «Печора» – автомобильный вариант одной из первых советских радиолокационных станций П-3 метрового диапазона для дальнего обнаружения авиации противника и целеуказания. Станция П-3 разрабатывалась в соответствии с Постановлением ГКО от 20 марта 1943 года в НИИ радиопромышленности (НИИ-20, впоследствии ВНИИРТ) для замены станций РУС-2 и была испытана в 1944 – 1945 годах. После принятия системы П-3 на вооружение войск ПВО, ВВС и ВМФ в 1945 году ее выпускал Горьковский радиозавод. Первоначально станция монтировалась на стационарной установке и снабжалась двумя антенными системами – азимутальной и вертикальной, установленными на высоте от поверхности земли 7 и 11 м соответственно. Предельная дальность обнаружения составляла 160 км, высота – до 10 км. В 1947 году на ее базе была разработана автомобильная станция П-3А, опытные экземпляры которой базировались на грузовиках «Студебекер». С 1948 года она выпускалась серийно под кодовым наименованием «Печора» и монтировалась в специальных деревянных кузовах на шасси ЗИС-151Д. По общей конструкции и параметрам была идентична станции П-3, отличалась мобильностью, простотой и надежностью, сменив прежние станции П-2М и «Редут». До 1951 года в Горьком было изготовлено 435 комплектов станции П-3А.


Радиолокационная станция П-3А «Печора» в деревянном кузове на шасси ЗИС-151Д. 1950 год.


Радиолокатор П-8 «Волга» на двух автомобилях ЗИС-151Д с кузовами КУНГ-1М. 1952 год.


П-8 «Волга» – первый советский радиолокатор дальнего обнаружения с круговым обзором на двух автомобилях ЗИС-151 с деревянными кузовами-фургонами КУНГ. Локатор создавался в 1946 – 1948 годах в СКБ горьковского завода № 197, был успешно испытан в 1949 – 1950 годах и принят на вооружение с кодовым наименованием «Волга». Станция имела две выносные антенны на собственных мачтах, работавшие на излучение и на прием и обеспечивавшие обнаружение самолетов в условиях пассивных и активных радиопомех на дальности до 150 км при высоте полета до 8000 м. С 1951 года снабжалась новым антенно-мачтовым устройством, повысившим дальность обнаружения до 250 км.

П-10 «Волга-А» – модернизированный радиолокатор дальнего обнаружения с перестройкой частоты, созданный в 1951 – 1953 годах как развитие станции П-8. После испытаний был принят на вооружение в 1953 году и выпускался на Горьковском радиозаводе. Его оснащение монтировалось на двух автомобилях ЗИС-151Д с деревометаллическими кузовами КУНГ-1 с полукруглой крышей. В первой машине находилась аппаратная с антенной станцией, во второй – электрогенераторная станция. Для защиты от шумовых радиотехнических помех в станции П-10 был предусмотрен переход на другую рабочую частоту. При дальности обнаружения 180 – 200 км и высоте 16 км максимально допустимая ошибка не превышала 1 км.


Сварочная мастерская МС на шасси ЗИС-151 первого выпуска с кузовом СК. 1949 год.


На последних выпусках автомобилей ЗИС-151 устанавливалась новая радиолокационная станция П-15 «Тропа» с двухсекционным антенным блоком на крыше кузова-фургона, принятая на вооружение в 1955 году. Впоследствии ее основной базой стали грузовики ЗИЛ-157.


Полевые ремонтные мастерские

Самыми распространенными надстройками на шасси ЗИС-151 являлись всевозможные мастерские для проведения технического обслуживания и ремонта военной техники и различного оборудования в полевых условиях. Поначалу их оборудование устанавливалось в доработанных ленд-лизовских кузовах ST, имевших индекс СК. В них размещали первые советские полковые и дивизионные полевые мастерские образца 1949 года, ставшие отправной базой для будущих более совершенных подвижных ремонтных средств. Их основу составляли машина технического обслуживания МТО с передним съемным краном-стрелой грузоподъемностью 1 т, танкоремонтная мастерская ТРМ-А-49 с таким же краном и аналогичная ей мастерская ТРМ-Б-49 с дополнительным газосварочным оборудованием, механическая ПММ, мастерская сварочная МС и электрогазосварочная ЭГСМ, кузнечно-медницкая КММ, мастерские для ремонта электрооборудования МЭРО-3 и танкового вооружения и оптики МТВО, ремонтно-зарядная станция ПРСЗ. Наиболее известной среди них была универсальная мастерская ВАРЭМ на шасси ЗИС-151А с прицепом.

ВАРЭМ – войсковая автомобильная ремонтно-эксплуатационная мастерская для проведения технического обслуживания и текущего ремонта автомобильной техники в полевых условиях. Первые мастерские ВАРЭМ были собраны в 1949 году на заводе № 38 с использованием американских кузовов ST6, переименованных в СК. Параллельно их монтировали и на автомобили «Студебекер». Эти мастерские прошли войсковые испытания и в 1951 году были приняты на вооружение. С 1952 года их оборудование стали размещать в более прочных отечественных каркасно-металлических кузовах СН с одним лобовым и четырьмя двойными боковыми окнами, термоизоляцией и дровяным отоплением. В таком виде с 1953 года мастерские ВАРЭМ выпускал ленинградский Центральный авторемонтный завод № 7 Министерства обороны СССР. В их кузовах с внутренними размерами 4000x2250x1850 мм монтировали оборудование для проверки технического состояния и ремонта автомобилей, проведения механических, газосварочных, медницко-жестяницких, смазочно-заправочных, столярных и даже малярных операций. В комплект мастерской входили дрели, контрольно-измерительная аппаратура, комплекты инструмента и приспособлений, воздушный компрессор и выносная мотопомпа М-300. На переднем бампере автомобиля устанавливался стреловой кран грузоподъемностью 1 т с приводом от лебедки, а для питания электрооборудования служила автономная электростанция ЖЭС-4 мощностью 3,2 кВт. В 1950-е годы в Советскую Армию поступали мастерские ВАРЭМ четырех видов, отличавшиеся назначением и комплектацией. В стрелковых полках, бригадах и дивизиях служили мастерские ВАРЭМ-1, ВАРЭМ-2 и ВАРЭМ-3 соответственно, в танковой дивизии – ВАРЭМ-4. В деревометаллическом кузове КУНГ-1 размешалась мастерская ВАРЭМ-3Д. Впоследствии все они монтировались на шасси ЗИЛ-157.


Войсковая ремонтная мастерская ВАРЭМ в каркасно-металлическом кузове СН. 1954 год.


Второй по распространенности в войсках была передвижная (или подвижная) авторемонтная мастерская ПАРМ первого поколения, выпускавшаяся с 1955 года. Фактически она впервые представляла собой комплект различных профильных мастерских войскового уровня для обслуживания и ремонта практически всех видов подвижной военной техники, различных агрегатов и вооружения, помещавшихся в кузовах СН с тремя боковыми окнами. Основной специализацией мастерских ПАРМ-1 были техническое обслуживание и ремонт автомобилей, гусеничной техники, их агрегатов, электрооборудования и вооружения, проведение механических, сварочных и кузнечно-медницких работ. С 1954 года выпускалась мастерская ПРМ-54 для ремонта различных стальных резервуаров, оборудования и оснащения тыловой службы топлива, идентичная одноименной мастерской на шасси ЗИС-150. Большинство первых подвижных ремонтных средств снабжались собственными электростанциями и легкими кранами-перегружателями. В Польше на ЗИС-151 монтировали собственные универсальные обтекаемые кузова с повышенным расположением крыши для установки оборудования автомобильных и танковых полевых ремонтных мастерских.


Канистровоз на грузовике ЗИС-151 со стеллажами для 144 топливных канистр. 1958 год.



Автоцистерны и топливозаправщики

На базе ЗИС-151 впервые появилась достаточно полная гамма автоцистерн военного или гражданского назначения для доставки до 4000 л различных жидкостей и заправки армейской и авиационной техники. В эту программу входили простые автоцистерны АВЦ-28-151 и АЦ-4-151 для перевозки воды и горючего и два типа заправщиков разного назначения. Самым необычным средством перевозки топлива был так называемый канистровоз, построенный в опытных образцах в 1957 – 1958 годах. Это был ЗИС-151 с низкой бортовой платформой, в которой на специальных трубчатых стеллажах размещались 144 канистры общей вместимостью 2880 л.


Топливная автоцистерна АЦ-4-151 на шасси ЗИС-151 без насосного оборудования. 1951 год.


АЦ-4-151 (1949 – 1957 гг.) – топливная автоцистерна общего назначения вместимостью 4000 л без насосного оборудования, конструктивно идентичная модели АЦ-4-150, переставленной на шасси ЗИС-151. В войсковых подразделениях применялась для транспортировки и временного хранения различных видов жидкого топлива. Полная масса машины – 9160 кг.

АТЗ-3-151 (1950 – 1958 гг.) – специальный армейский автотопливозаправщик с цистерной вместимостью 3300 л на шасси автомобиля ЗИС-151, выпускавшийся с 1950 года. Машина использовалась для перевозки и заправки фильтрованным горючим практически любой подвижной военной техники. Для перекачивания топлива служил СВН-80 с приводом от коробки отбора мощности автомобиля. Управление всеми операциями осуществлялось из задней кабины с контрольно-измерительными приборами, фильтром и счетчиком топлива. В комплект заправщика входили трубопроводы, всасывающие и раздаточные рукава и краны, электрическое и противопожарное оборудование. Время заполнения цистерны – 10 – 20 минут. Снаряженная масса – 6750 кг, полная – 9600 кг. Все оборудование заправщика монтировалось затем на шасси ЗИЛ-157.

ВМЗ-ЗИЛ-151 (1956 – 1958 гг.) – войсковой водомаслозаправщик на шасси ЗИЛ-151 с двумя емкостями и системой подогрева, частично унифицированный с моделью двойного назначения МЗ-150. Был принят на вооружение в 1956 году и выпускался только в течение двух лет. Впоследствии его оборудование монтировали на шасси ЗИЛ-157.


Средства обеспечения ракетных комплексов

Одними из основных машин обеспечения ракетных комплексов были специальные заправщики на шасси ЗИС-151Д с экранированным электрооборудованием: 8Г11 (1955 – 1956 гг.) для заправки перекисью водорода баллистических ракет Р-12 средней дальности и 8Г17 (1956 – 1958 гг.) для заправки окислителем ракетных комплексов выпуска до 1959 года, в частности баллистических ракет Р-11 и Р-11М. Вторым видом спецтехники была универсальная компрессорная станция 8Г33 (1956 – 1957 гг.) для заправки сжатым воздухом систем баллистических ракет средней дальности.

В целом уже к 1958 году на шасси ЗИС-151 монтировали несколько десятков надстроек системы обеспечения ракетных комплексов. Например, только при обслуживании ранних оперативно-тактических комплексов Р-11 и Р-11М на гусеничных шасси использовали специальные заправщики ракетным топливом 8Т114, заправщики окислителем серии 8Г17, машины различных испытаний 8Н15, 8Н154 и 8Н16, машины управления 8Н211, передвижные компрессорные станции 8Г33 и 8Г33У, автомобиль 8Т39 для перевозки запасных частей, 8Т326 и 8Т339 для доставки принадлежностей, машину-хранилище 8T328, обмывочно-нейтрализационную станцию 8Т311 и автокран 8Т22. Это были лишь первые единичные образцы, и впоследствии их модернизированные варианты базировались на шасси ЗИЛ-157. Иные автомобильные средства ракетных комплексов упомянуты в других разделах.


Машины химических войск

Вскоре после войны на шасси ЗИС-151 появилась мощная авторазливочная станция АРС-12 с основной эллиптической стальной цистерной для доставки до 2700 л средств дегазации и дезинфекции вооружения и техники. В 1948 году на вооружение была принята новая лаборатория АЛ-3 для проведения химической и санитарно-химической разведки, имевшая расширенные возможности по анализу. Появление на вооружении армий вероятного противника новых фосфорорганических отравляющих веществ привело к созданию в 1949 году тяжелой автодегазационной машины АДМ-48 для химической очистки вооружения, техники и снаряжения дегазационных комплектов. Все ее оборудование помещалось в тентованном кузове серийного грузовика ЗИС-151. С 1953 года, когда появление атомного и бактериологического (биологического) оружия стало реальностью, началось создание новой техники не только для дегазации, но и для дезактивации и дезинфекции местности и военной техники. Так появилась модернизированная машина АДМ-48Д с дополнительным оборудованием. В ее состав входили два резервуара с ручными насосами для перевозки и перекачивания разных видов дегазирующих растворов, емкость с дезактивирующим раствором, резинометаллические рукава, ящики с инструментом и дозиметрическими приборами. В то же время аналогичным образом была модернизирована и авторазливочная станция АРС-12. Ее вариант АРС-12Д, серийно выпускавшийся в 1954 – 1958 годах, был укомплектован дополнительными боковыми емкостями со спецжидкостями для дезактивации местности, строений и военной техники, а также для дезинсекции больших территорий и путей сообщения. В 1957 году на шасси ЗИС-151 появились первые образцы обмывочно-нейтрализационной машины 8Т311, созданной изначально для обслуживания ракетного комплекса Р-12. Впоследствии ее многофункциональные модернизированные варианты базировались на новых шасси Московского автозавода.


Авторазливочная станция АРС-12Д с боковыми баками для спецжидкостей. 1958 год.



Инженерная техника

По-видимому, советские инженерные войска уже давно ожидали появления нового вездеходного шасси повышенной грузоподъемности, и с появлением ЗИС-151 на его базе сразу же было создано большое количество разнообразной техники среднего класса. Первенство принадлежало различным системам понтонных парков и мостоукладчикам. Кроме них, на шасси ЗИС-151 базировались мощные отечественные автокраны АК-5 и немецкие ADK-III, одноковшовые экскаваторы ДКА-0,25 с обратной лопатой и автономным силовым агрегатом и компрессорные станции БКМС-4 для привода пневматического инструмента. В середине 1950-х годов на шасси ЗИС-151 был построен и испытан опытный укладчик дорожной ленты (рулонного тракта), конструктивно аналогичный такой же машине на базе ГАЗ-63.


Мостовой блок колейного механизированного моста КММ на шасси ЗИС-151А. 1955 год.


КММ – комплект колейных механизированных мостов грузоподъемностью 15 т, состоявший из пяти автомобилей-мостоукладчиков на шасси ЗИС-151А с лебедками. Служил для оперативного возведения войсковых колейных мостов и оперативного обеспечения прохода легкой колесной и гусеничной техники. Каждый мостоукладчик оснащался стальным колейным мостовым блоком длиной 7 м, который при помощи перегрузочного устройства опрокидывался назад и укладывался на нужном участке местности, перекрывая неширокие рвы и канавы. Для установки нескольких блоков на преградах глубиной до 3 м использовались откидные опоры на концах каждого блока. В дневное и ночное время за 60 – 80 минут комплект КММ позволял смонтировать пятипролетный мост длиной 35 м с колеей 1,1 м и шириной проезжей части 3,0 м. Скорость мостоукладчика по грунтовым дорогам находилась в пределах 30 – 35 км/ч, максимальная – 65 км/ч. Полная масса одной машины – 8,8 т. Боевой расчет на весь комплект КММ составлял 12 человек. С 1958 года КММ монтировался на шасси ЗИЛ-157.

ПВД-20 – парк воздушно-десантный с легкими надувными десантными лодками, выпускавшийся с 1951 года и базировавшийся в основном на автомобилях ГАЗ-63. Как вариант, для перевозки всех элементов парка вместо 10 грузовиков ГАЗ-63 была предусмотрена возможность применения шести автомобилей ЗИС-151. На практике этот вариант почти не применялся.

ЛПП – легкий понтонный парк для создания переправ грузоподъемностью до 40 т, разработанный в 1949 – 1952 годах и базировавшийся в основном на автомобилях ГАЗ-63А. В штате парка состояли также два грузовика ЗИС-151А с открытыми платформами для перевозки средних полупонтонов и особо крупных и тяжелых элементов, крепежа, оснастки, береговых пролетов, мостов и пристаней. Эти же машины использовались для буксировки на прицепах буксирно-моторных катеров. Впоследствии их сменили автомобили ЗИЛ-157.

ТПП (1950 – 1958 гг.) – тяжелый понтонный (понтонно-мостовой) парк грузоподъемностью 70 т первой серии, перевозившийся на автомобилях ЗИС-151А. Принят на снабжение инженерных войск в 1950 году как основной понтонный парк для замены всех ранее применявшихся конструкций этого класса. Такими парками комплектовали военные округа, группы войск, общевойсковые и танковые армии. Парк ТПП был предназначен для организации паромных переправ грузоподъемностью 35 – 70 т и наведения мостов на плавучих опорах грузоподъемностью от 16 до 70 т. Конструктивно являлся развитием парков Н2П и ТМП с цельнометаллическими герметизированными понтонами. Его разработал и серийно выпускал Мордовщиковский судомостовой завод из поселка Мордовщиково Горьковской области.


Герметичный понтон тяжелого понтонно-мостового парка ТПП на базе ЗИС-151А. 1952 год.


Комплект парка ТПП состоял из 32 носовых и средних понтонных блоков, 16 буксирно-моторных катеров БМК-90, двух комплектов рамных и катковых опор, наборов вспомогательного инструмента и приспособления. Катера БМК-90 с металлическими корпусами, 75-сильными моторами ЗИС-120 и гребными винтами перевозились на специальных прицепах, с 1957 года применялся катер БМК-150 с двумя двигателями общей мощностью 124 л.с. Для перевозки всего комплекта использовались 116 переоборудованных понтонных автомобилей ЗИС-151А с лебедками и специальными грузовыми платформами с роликами. Основной единицей парка являлись непотопляемые металлические герметичные носовые и средние понтоны с двутавровыми балками и настилочными щитами. Их спуск на воду производился инерционным способом при быстром съезде автомобиля в воду задним ходом и резком торможении. Из отдельных блоков собирали понтоны с настилочными и колейными щитами и плавучие мостовые опоры. Для погрузки понтонных блоков на грузовик использовалась штатная автомобильная лебедка. Из комплекта парка ТПП за 25 – 35 минут можно было собрать от 8 до 16 паромов грузоподъемностью 35 – 70 т с длиной палубы 16,0 – 24,5 м или наплавные мосты длиной 205 – 335 м для пропуска различной военной техники. Процесс их сборки занимал 2 – 2,5 часа. Штат парка ТПП составлял 995 человек. С конца 1950-х годов элементы парка монтировали на автомобили ЗИЛ-157.

ППС (1951 – 1956 гг.) – понтонный парк специальный грузоподъемностью 100 т, опытные образцы которого в середине 1950-х годов монтировались и испытывались на автомобилях ЗИС-151А. Парк послужил базой для создания большинства последующих и современных конструкций средств переправки. Его основой являлись понтонные блоки, из которых собирали от 16 до 48 самоходных понтонов, служивших самостоятельными средствами форсирования водных преград или плавучими опорами несущих конструкций мостов длиной до 790 м. Весь комплект парка предполагалось перевозить на 480 автомобилях с лебедками. Впоследствии для этой цели применяли грузовики ЗИЛ-157 и ЗИЛ-131.

КМС – комплект мостостроительных средств для механизации работ по строительству временных низководных и подводных деревянных мостов грузоподъемностью до 60 т на свайных или рамных опорах. В их состав входили доработанные понтоны от парка ТПП и четыре дизель-молота ДБ-45 или 4ДМ-150. В середине 1950-х годов новое мостостроительное оснащение монтировали и испытывали на четырех грузовиках ЗИС-151, но серийное изготовление было налажено позднее, когда базой для него послужили автомобили ЗИЛ-157 и ЗИЛ-131.

ADK-III (1948 – 1958 гг.) – армейский 3-тонный автомобильный кран производства ГДР на шасси ЗИС-151. Это единственный пример надстройки иностранного изготовления, достаточно широко применявшейся в послевоенное время в Вооруженных Силах СССР. По названию немецкой фирмы, основанной Адольфом Блейхеротом в 1894 году, автокран носил неофициальное название «Бляйхерт» (Bleichert), хотя к тому времени этой компании уже не существовало: в 1945 году ее головной завод в Лейпциге был полностью разрушен бомбардировками союзников. 1 июля 1946 года фирму преобразовали в Советское акционерное общество «Подъемник» (Sowjetischen Aktiengesellschaft, SAG), которое изготовляло подъемно-транспортное оборудование и мостовые конструкции для поставок в СССР в счет репараций, а также занималось ремонтом автотехники. В 1955 году оно стало немецким Народным предприятием по выпуску тяжелого, подъемного и транспортного машиностроения (VEB Schweremaschinenbau Verlade– und Transportanlagen). В 1948 году на бывшем заводе «Бляйхерт» начался выпуск автокранов ADK-III на отремонтированных в Германии автомобилях ЗИС-5 и «Студебекер US6», а также на новых шасси ЗИС-150, ЗИС-151 и ЗИЛ-164. Автокраны на базе ЗИС-151 использовались в основном в Советской группе войск в Германии для проведения восстановительных и строительных работ, а также поставлялись в Советскую Армию и в народное хозяйство. В общей сложности в ГДР для нужд СССР было построено 7100 кранов разных типов.


Автокран ADK-III (ГДР) на шасси ЗИС-151 при погрузке труб на грузовик КрАЗ-219.


С 1948 года на автомобилях ЗИС-151 устанавливали автономные силовые электростанции для питания различных мощных армейских систем. Обычно в их комплект входили две машины. На первом автомобиле со специальным кузовом монтировался съемный двойной бензоэлектрический агрегат, состоявший из основного и резервного электрогенераторов с дистанционными пультами управления, вырабатывавших переменный или постоянный ток напряжением от 27 до 380 В. На втором бортовом грузовике перевозили запасные части, инструменты и топливо.


Системы залпового огня

Во второй половине 1940-х годов на автомобиль ЗИС-151 были переставлены практически все типы систем залпового огня, выпускавшихся во время Великой Отечественной войны и базировавшихся в основном на американских ленд-лизовских грузовиках. Главными боевыми машинами на новом советском шасси стали легендарные «катюши» БМ-13 военных пор, на смену которым в первой половине 1950-х годов пришли новые еще более мощные системы залпового огня.

БМ-13Н (52-У-9416) – серийная боевая машина залпового огня на шасси ЗИС-151 для запуска реактивных снарядов калибра 132 мм. На вооружение принята в 1949 году и выпускалась московским заводом «Компрессор». По общей конструкции не отличалась от нормализованной установки БМ-13Н военного времени, но была приспособлена для монтажа на ЗИС-151 с защитой кабины и двумя задними винтовыми домкратами для разгрузки рессор и обеспечения устойчивости. Артиллерийская часть на поворотной платформе состояла из восьми рельсовых направляющих длиной по 5 м, с которых производился запуск 16 осколочно-фугасных снарядов М-13, М-13УК и М-13УК-1 с дальностью полета 7,9 – 8,5 км. Для предохранения автомобиля от воздействия горячей газовой струи при запуске снарядов служили стальные защитные короба для бензобака и откидные бронещитки с защелками, крепившиеся на крыше кабины на болтах и петлях. В транспортном положении их укладывали на крыше. На металлическом настиле боевой части размещались ящики для запасных частей и аккумуляторных батарей. В комплект машины входили два запасных колеса за кабиной, шанцевый инструмент (пила в кабине, кирка у ее задней стенки, лопата на правом крыле и топор на левом), огнетушители и чехол для боевой части. Снаряженная масса боевой машины без экипажа – 7210 кг, в боевом положении со снарядами – 7890 кг. Габариты в транспортном положении – 7200x2300x2900 мм. Допустимая скорость движения – 50 км/ч.


Модернизированная «катюша» БМ-13Н на базе ЗИС-151 для пуска 16 реактивных снарядов. 1950 год.


БМ-31-12 – боевая машина залпового огня на шасси ЗИС-151 для запуска 12 реактивных снарядов М-31УК калибра 300 мм. Как и установка БМ-13Н, принята на вооружение в 1949 году и выпускалась на заводе «Компрессор», а по общей конструкции не отличалась от одноименной установки военного времени. Ее главным отличием являлись модернизации, связанные с перестановкой на новое шасси, комплектация которого была сходной с системой БМ-13Н. Масса машины в боевом положении – 8500 кг, габаритные размеры – 7000x2500x3000 мм.


Пусковая установка БМ-14 с 16 трубчатыми направляющими калибра 140 мм. 1953 год.


БМ-14 (БМ-14-16, 8У32 или П-64) – новая пусковая установка залпового огня на шасси ЗИС-151 с лебедкой или без лебедки для запуска реактивных снарядов калибра 140,3 мм. С 1949 года ее проектированием занималось свердловское СКБ компрессоростроения, входившее в состав Государственного специального конструкторского бюро ГСКБ (бывшее СКБ «Компрессор»). Установка принята на вооружение в 1952 году, ее выпуском занимался завод «Компрессор». В отличие от подобных систем военного времени боевая машина БМ-14 снабжалась 16 полыми гладкоствольными направляющими длиной 1370 мм, расположенными в два ряда на сварной трубчатой ферме, смонтированной на поворотной платформе автомобиля с двумя откидными домкратами в задней части рамы. Кабина была защищена двумя передними и боковыми бронещитками, откидывавшимися на крышу, топливный бак помещался в бронированном кожухе. За кабиной размещались запасные колеса, продольные сиденья для боевого расчета, ящики для инструмента, принадлежностей, брезентового чехла и выносной катушки дистанционного управления запуском с кабелем длиной 60 м. Новая установка отличалась компактностью, пониженной массой, высокой маневренностью и огневой мощью. Она служила для стрельбы турбореактивными осколочно-фугасными снарядами М-14ОФ массой 39,5 кг или дымовыми снарядами М-14Д на дальность до 10 км. Ее масса в боевом положении со снарядами и расчетом составляла 8200 кг. Габариты в транспортном положении на шасси без лебедки – 6930x2300x2650 мм, длина с лебедкой – 7260 мм, высота при максимальном возвышении направляющих – 2970 мм. Допустимая скорость на шоссе – 60 км/ч.

БМД-20 (ЗЗ) – мощная боевая машина залпового огня на шасси ЗИС-151 для запуска четырех реактивных снарядов калибра 201 мм. Разработана в московском ГСКБ спецмашин под руководством В. П. Бармина и принята на вооружение в 1951 году. Ее изготовлением также занимался завод «Компрессор». Установка имела четыре решетчатые направляющие сотового типа длиной 3160 мм на сварной поворотной ферме, по которым осуществлялся пуск новых фугасных снарядов МД-20Ф с особым четырехкрылым стабилизатором, позволившим устранить их вращение вокруг продольной оси. Дальность полета достигала 19 км. Автомобиль также снабжался двумя домкратами, защитой кабины и местами для шести человек боевого расчета. Габаритные размеры установки в транспортном положении на шасси без лебедки – 7210x2300x2850 мм, длина с лебедкой – 7540 мм. Боевая масса – 8700 кг.

БМ-24 (8У31) – наиболее мощная система залпового огня на шасси ЗИС-151 для разрушения тяжелых укреплений, артиллерийских батарей и боевой техники в районах сосредоточения. Также создана в ГСКБ спецмашин и небольшими партиями собиралась на заводе «Компрессор». На вооружение принята в 1955 году. Пусковая установка снабжалась поворотной платформой с 12 двухметровыми направляющими каркасного (сотового) типа для запуска турбореактивных снарядов М-24Ф и МС-24 калибра 240,6 мм с дальностью полета 6,5 км (с 1962 года – снаряды МД-24Ф и МС-24УД). Дооборудование базового шасси соответствовало предыдущим машинам. Габаритные размеры установки – 6930x2650x2320 мм, полная масса – 8910 кг. Позднее боевая машина базировалась на шасси ЗИЛ-157.


Боевые машины БМ-24 калибра 240 мм с 12 каркасными направляющими. 1956 год.



Средства транспортировки и заряжания ракет

С появлением угрозы нападения на СССР стратегической авиации вероятного противника в стране активно началось создание не только стационарных, но и подвижных зенитно-ракетных комплексов, для обслуживания которых на шасси ЗИС-151 было построено несколько первых принципиально новых систем транспортных и транспортно-заряжающих машин (ТЗМ).


Установка ракеты комплекса С-75 на транспортно-заряжающую машину ПР-11. 1954 год.


ПР-11 (1954 – 1955 гг.) – первая отечественная опытная ТЗМ на шасси серийного грузовика ЗИС-151 для обслуживания стационарной или подвижной зенитно-ракетной системы С-75. Она разрабатывалась с 1953 года для поражения воздушных целей противника на высотах от 3 до 20 км, летящих со скоростью до 1500 км/ч. Машина ПР-11 была разработана в московском ГСКБ и служила для транспортировки и хранения одной ракеты, заправки ее окислителем из собственной емкости и заряжания пусковой установки. Ее сборкой занимался военный завод № 464 в подмосковном городе Долгопрудный. В дальнейшем было создано еще девять вариантов ТЗМ серии ПР-11 разных модификаций на полуприцепах для модернизированных систем С-75.

ПР-3М – транспортно-установочная машина («изделие 2078») на специальном одноосном полуприцепе с седельным тягачом ЗИС-121Б. Служила для хранения, перевозки и вертикальной установки на стационарный пусковой стол жидкостной зенитной ракеты В-300 («205») зенитного комплекса С-25, известного под кодовым наименованием «Беркут». Принята на вооружение 7 мая 1955 года и впервые была представлена на параде в Москве 7 ноября 1957 года. Подобная транспортная машина ПР-3М3 комплекса С-25М агрегатировалась с седельными тягачами ЗИЛ-157В.


Транспортно-заряжающая машина ПР-11А комплекса СА-75 с тягачом ЗИС-121Д. 1957 год.


ПР-11А (1955 – 1957 гг.) – ТЗМ стационарного зенитно-ракетного комплекса СА-75 «Двина», которая монтировалась на специальном одноосном полуприцепе к седельному тягачу ЗИС-121Д. Разрабатывалась с 1955 года и была принята на вооружение в декабре 1957 года. Использовалась для транспортировки и заряжания двухступенчатой зенитной ракеты В-750 (1Д) с жидкотопливным маршевым двигателем и твердотопливным ускорителем, а также для заправки их окислителем, который переводился и хранился в баке емкостью 346 л. На полуприцепе ракета устанавливалась на специальной подъемной балке, которая при заряжании поворачивалась вместе с нею на угол 90° с ориентацией хвостовой части в сторону стационарной пусковой установки СМ-63. Более точное их положение обеспечивалось специальными приспособлениями и установкой на грунте подъездных мостков. Перевод ракеты с ТЗМ на пусковую установку осуществлялся в течение одной минуты, а в целом процесс перезарядки с учетом времени подъезда из укрытия составлял 2 – 4 минуты. Дальность полета ракеты достигала 20 км, высота – от 3 до 22 км. В дальнейшем эта ТЗМ и ее варианты монтировались на полуприцепах к тягачам ЗИЛ-157В.

В 1953 – 1956 годах седельный тягач ЗИС-121Б использовался также для буксировки одноосного транспортного полуприцепа для перевозки оперативно-тактической ракеты Р-11, которая располагалась на нем задом наперед. С 1955 года тягач ЗИС-121Д применялся для работы с одноосным полуприцепом в составе транспортной машины 8Т137 для перевозки ракет 8А61 или 8К11 оперативно-тактических ракетных комплексов Р-11 и Р-11М, размещавшихся на самоходной артиллерийской установке ИСУ-152К. Разные варианты машины были приняты на вооружение в июле 1955 года и в апреле 1958 года соответственно. В 1956 году тягач ЗИС-121Д использовался в составе опытного активного автопоезда с одноосным полуприцепом с механическим приводом ведущих колес, на котором планировать размещение новых транспортных ракетных систем.


Прочая военная автотехника

На базе ЗИС-151 базировались также мощные шнекороторные снегоочистители Д-262 с собственным двигателем для привода рабочих органов и первые аэродромные пожарные автомобили ААП-25 (ПМЗ-15) углекислотного тушения, выпускавшиеся с 1953 года. К наиболее оригинальным относилась опытная трубоукладочная машина ТУМ-О для облегчения и ускорения процесса прокладки военных магистральных трубопроводов среднего диаметра. Она позволяла на ходу выгружать трубы из бортового автомобиля ЗИС-151 на трассу и загружать их обратно после демонтажа трубопровода. Для этой цели использовался вертикальный подъемник-элеватор ЭН-151, смонтированный на правом борту грузовика и приводившийся непосредственно от колес шасси фрикционными барабанами и системой цепных передач. На практике эта оригинальная конструкция себя не оправдала.


Полугусеничные транспортеры ЗИС-153 (1946 – 1953 гг.)

Во второй половине 1940-х годов на Московском автозаводе вновь решили вспомнить собственные довоенные разработки полугусеничных автомобилей, привнеся в них конструктивные достоинства немецких полугусеничных транспортеров-тягачей прошедшей войны. Так появились собственные опытные машины ЗИС-153 на серийных бортовых шасси ЗИС-151 и их первых прототипах, заранее обреченные на неудачу. Считается, что все эти работы проводились просто по инерции с целью доказательства возможностей советской научной мысли в сфере создания совершенной отечественной автотехники для буксировки тяжелых орудий, хотя уже на тот момент все подобные машины во всем мире признали устаревшими и архаичными. За основу первых тягачей ЗИС-153 была принята общая конструкция трофейных немецких тягачей и бронетранспортеров с шахматным расположением катков, а также элементы подобных американских машин. Новые автомобили предполагалось использовать для буксировки артиллерийских систем среднего калибра, а затем превратить в полугусеничные бронетранспортеры. В 1946 – 1948 годах по инициативе главного конструктора Б. М. Фиттермана было разработано, построено и испытано опытное короткобазное полугусеничное шасси с передним неведущим мостом, кабиной от «Студебекера» и гусеничными движителями с передними ведущими фрикционными барабанами, шестью опорными катками в шахматном порядке, металлическими гусеницами с шарнирами траков на игольчатых подшипниках и резиновыми башмаками от ЗИС-42. В процессе доводки машины в 1949 году был установлен передний ведущий мост, а поздний вариант 1951 – 1952 годов имел укороченную танковую ходовую часть с традиционным расположением четырех двойных обрезиненных катков. В 1953 году на нем был собран опытный полугусеничный бронетранспортер с 180-сильным двигателем и 16-местным корпусом с толщиной лобовой брони 13 мм и 7,62-мм пулеметом, весивший 10 т. С появлением достаточно эффективных колесных полноприводных тягачей и бронетранспортеров дальнейшая разработка тупиковой полугусеничной идеи была прекращена. Так наконец-то в СССР была завершена долгая и в целом неудавшаяся эпопея создания отечественных полугусеничных машин.


Пробный полугусеничный тягач ЗИС-153 с шахматным расположением катков. 1948 год.


Второй прототип транспортера ЗИС-153 с классическим расположением катков. 1952 год.



Плавающий автомобиль ЗИС-485 (БАВ) (1952-1957 гг.)

Первый и единственный отечественный трехосный плавающий автомобиль среднего класса с внешней системой регулирования давления в шинах был разработан известным советским конструктором В. А. Грачевым в 1949 году на Днепропетровском автомобильном заводе под маркой ДАЗ-485. После возвращения Грачева в июле 1951 года на Московский автозавод в ранге заместителя главного конструктора машина была доработана и принята к производству. Первые четыре образца армейской амфибии ЗИС-485 (6x6) появились в конце июля 1952 года и на следующий год прошли всесторонние испытания по дорогам, бездорожью и водным просторам СССР. После этого они были приняты на вооружение под аббревиатурой БАВ – большой автомобиль водоплавающий, ставший основным самоходным десантным транспортным средством Советской Армии, выполнявшим также роль самодвижущегося парома.


Амфибия ЗИС-485 (БАВ) с внешним подводом воздуха к системе подкачки шин. 1955 год.


Плавающий автомобиль ЗИС-485 с задним откидным бортом и двумя аппарелями.


В конструктивном отношении новая амфибия была доработанной копией американского автомобиля DUKW-353 компании «Джи-Эм-Си». Советский аналог БАВ также был создан на шасси армейского грузовика, но это был отечественный ЗИС-151, не столь уж сильно отличавшийся от подобных заокеанских машин военного времени. Он также служил для перевозки воинских грузов массой до 2,5 т и мог передвигаться не только по местности или песчаной прибрежной полосе, но и с ходу форсировал небольшие реки, озера и прочие водные преграды, доставляя до 3,5 т грузов при волнении до 4 баллов. От базового автомобиля БАВ получил 6-цилиндровый двигатель увеличенной до 110 л.с. мощности, 5-ступенчатую коробку передач с двухступенчатой раздаточной коробкой и другие узлы ходой части, но привод колесных тормозов у него стал гидравлическим с вакуумным усилителем. Впервые в отечественной практике автомобиль оснащался всеми односкатными колесами с широкопрофильными тонкостенными шинами размером 11,00 – 18 (на поздних выпусках – восьмислойными 12,00 – 18) и централизованной системой регулирования давления воздуха в шинах на стоянке или на ходу с подводом его к ступицам через наружные патрубки. Сварной цельнометаллический водоизмещающий кузов понтонного типа имел передний отсек управления (рубку) и заднее грузовое помещение для доставки до 25 солдат или пушек калибра до 152 мм. В кормовой части машины устанавливали аппарели для погрузки и разгрузки техники с помощью 5-тонной лебедки, смонтированной за кабиной, при этом герметизированный задний борт сделали откидным, а полезная площадь грузового отсека была увеличена до 11 м2. На плаву использовались трехлопастной гребной винт диаметром 635 мм и водяной руль. В комплектацию амфибии входили водооткачивающий трюмный насос, шкиперское оснащение, компас, спасательный круг и якорь. ЗИС-485 имел снаряженную массу 7250 кг, габаритные размеры – 9533x2475x2635 мм и дорожный просвет – 285 мм. На шоссе он развивал скорость 65 км/ч, на плаву – 10,7 км/ч. При этом средний расход топлива составлял 47 л на 100 км и 30 л/ч соответственно, а запас хода – 450 км и 6,5 часов. Единственным вариантом серийной амфибии была опытная машина ЗИС-485Б, построенная в середине 1950-х годов. Она снабжалась однодисковым сцеплением, синхронизированной коробкой передач, новой коробкой отбора мощности и телескопическими амортизаторами в передней подвеске. С 1958 года на базе ЗИЛ-157 выпускался модернизированный вариант ЗИЛ-485А. Система подкачки от первой амфибии впоследствии применялась на опытных грузовиках ЗИС-151, бронетранспортерах БТР-152В и новых армейских машинах ЗИЛ-157.


Бронетранспортеры ЗИС-152 (БТР-152) (1947-1959 гг.)

В ноябре 1946 года в спецотделе Московского автозавода под руководством главного конструктора Б. М. Фиттермана началась разработка «объекта 140» или первого трехосного бронетранспортера ЗИС-152 с открытым несущим корпусом и всеми односкатными колесами с одинаковой колеей, выполненного на агрегатах грузовика ЗИС-151. В 1947 году была построена пробная партия из 12 бронемашин, поступивших на испытания, и затем бронетранспортер был принят на вооружение 24 марта 1950 года под обозначением БТР-152. В июне того же года началось его серийное изготовление, а впервые машины БТР-152 прошли по Красной площади 7 ноября 1951 года.


Серийный открытый бронетранспортер БТР-152 с односкатными колесами. 1950 год.


Основой первого базового бронетранспортера БТР-152 являлась специальная короткобазная ходовая часть ЗИС-123 – укороченный вариант шасси ЗИС-121 для грузовика ЗИС-151 без лонжеронной рамы, которую заменял несущий бронекорпус. Ее колесная база составляла 3840 мм, база задней тележки осталась без изменений (1120 мм). На первом БТР-152 также использовались 6-цилиндровый 5,55-литровый бензиновый двигатель с новым карбюратором с падающим потоком, форсированный до 110 л.с. и переименованный в ЗИС-123, сухое двухдисковое сцепление, 5-ступенчатая коробка передач с двухступенчатой раздаточной, усиленная подвеска на удлиненных продольных полуэллиптических рессорах с гидроамортизаторами и барабанные тормоза с пневматическим приводом. Изначально машины снабжались малогабаритным радиатором с шестилопастным вентилятором и экранированным электрооборудованием, а с 1953 года – предпусковым подогревателем. Как и грузовик, бронемашина получила два топливных бака общей вместимостью 300 л, но имела чуть расширенные 10-слойные камерные шины размером 9,00 – 20. На первых выпусках БТР-152 монтировали открытый сварной корпус ЗИС-100 пониженного расположения с толщиной лобовой и бортовой брони 10 – 13 мм, двумя боковыми дверями в кабине и задним десантным отсеком для размещения 17 солдат с двухстворчатой кормовой дверью. Штатное вооружение состояло из одного 7,62-мм станкового пулемета СГ-43 с боекомплектом 1250 патронов, который можно было устанавливать в различных местах корпуса. В комплектацию ряда машин входила также танковая радиостанция 10-РТ-12.

Боевая масса первого БТР-152 без лебедки составляла 8600 кг. Габаритные размеры – 6550x2320x2000 мм. Передняя и задняя колея имели одинаковый размер – 1660 мм. Дорожный просвет под мостами – 285 мм. На шоссе БТР развивал максимальную скорость 75 км/ч, а на местности преодолевал продольный подъем крутизной до 34°, боковой крен в 20°, канавы и рвы шириной 0,8 м и брод глубиной до 0,9 м. В зависимости от условий движения его запас хода составлял 550 – 600 км.

До 1955 года бронемашин БТР-152 было построено 4923 экземпляра, в том числе 3333 единицы с радиостанциями. Выпуском бронекорпусов для них занимались Муромский паровозостроительный завод и военное предприятие № 177 – Выксунский завод дробильно-размольного оборудования (ДРО). Еще в процессе производства и по окончании выпуска этот бронетранспортер послужил основой достаточно обширного семейства, кратко представленного ниже.

БТР-152А (ЗТПУ-2) – зенитный вариант серийного бронетранспортера БТР-152. Разрабатывался параллельно с ним как «объект 140А» или ЗИС-152А. Опытный образец был создан в 1949 году, серийно выпускался в 1952 – 1955 годах под маркой БТР-152А. Оснащался спаренной зенитной пусковой установкой ЗТПУ-2 с двумя 14,5-мм пулеметами КПВ с телескопическим прицелом и боекомплектом 1200 патронов. Она была создана на базе установки ЗПУ-2, разработанной в 1945 году конструкторами С. В. Владимировым и Г. П. Марковым и принятой на вооружение в 1949 году. Ее изготовлением занимался завод № 525. Система ЗПТУ-2 с углом возвышения 89° имела темп стрельбы 1100 выстрелов в минуту, зону обстрела по дальности – 2000 м и по высоте – 1500 м. Экипаж БТР-152А состоял из четырех человек, а в его кормовом отсеке помещалось шесть десантников. Высота машины возросла до 2710 мм. Остальные параметры не отличались от БТР-152. Таких бронетранспортеров построили 719 экземпляров. Их развитием была опытная бронемашина 152Д (ЗПТУ-4) с экипажем из пяти человек, построенная в 1952 году и оснащенная счетверенной 14,5-мм зенитной установкой.

БТР-152Б – опытный штабной вариант бронемашины БТР-152 с корпусом увеличенной высоты и одним штатным пулеметом. Разрабатывался как «объект 140Б» и был построен в 1953 году. Его предполагалось использовать как машину управления артиллерийским огнем. Серийно БТР-152Б не выпускался.

БТР-152В – первый вариант бронетранспортера БТР-152 с системой регулирования внутреннего давления воздуха в шинах от амфибии ЗИС-485. Эта система впервые была установлена в конце 1952 года на опытный грузовик ЗИС-151В и прошла сравнительные испытания зимой 1952/53 года, а в середине 1953 года была смонтирована на серийном бронетранспортере БТР-152. Прототип «объект 140В» или ЗИС-152В оснащался новыми расширенными шинами размером 12,00 – 18 с внешним расположением воздушных трубопроводов, 7,62-мм пулеметом и лебедкой под носовым бронекапотом с тяговым усилием 4,5 тс. Зимой 1954 года он был испытан на подмосковном танковом полигоне в Кубинке, где с пониженным давлением в шинах показал проходимость на снегу выше, чем средний танк Т-34. По рекомендации первого заместителя министра обороны СССР маршала Г. К. Жукова в июне 1954 года были проведены повторные сравнительные испытания новой бронемашины, которые оказались столь успешными, что БТР-152В был сразу же принят на вооружение. По мнению военных, кроме высокой проходимости, подкачка обеспечивала живучесть бронетранспортера, сохраняя рабочее давление в шинах или замедляя его снижение в течение длительного времени. Первая партия из 20 машин была построена осенью 1954 года, и со следующего года БТР-152В поступил в серийное производство.

Новый бронетранспортер базировался на удлиненной ходовой части ЗИС-123В с колесной базой 3880 мм (по сравнению с ЗИС-123 увеличение оставило всего 40 мм). При этом передняя колея возросла до 1742 мм, задняя – до 1720 мм, а с использованием новых шин дорожный просвет достигал 295 мм (+10 мм). Двигатель ЗИС-123В снабжался алюминиевой головкой блока цилиндров, новым двухкамерным карбюратором, герметизированным картером и доработанными узлами, но его мощность не изменилась. Модернизированный корпус ЗИС-100В с более рациональным расположением бронелистов получил усиленное до 14 мм лобовое бронирование и усовершенствованный пулемет СГМБ. По сравнению с базовой моделью БТР-152 габаритная длина возросла до 6830 мм (+280 мм), высота – до 2050 мм (+50 мм). Снаряженная масса достигала 6830 кг, а боевая увеличилась до 8950 кг. Максимальная скорость сократилась до 70 км/ч, а запас хода возрос до 780 км. До 1959 года завод собрал 2904 машины БТР-152В.


Зенитный БТР-152Е (ЗТПУ-2). На заднем плане – радиолокационная станция П-10.


На основе БТР-152В было создано еще несколько специальных опытных и мелкосерийных исполнений. В 1956 году на заводе построили два образца этого бронетранспортера с двумя и четырьмя подъемными катками под корпусом, сходными с бронемашинами БРДМ, но без механического привода. В 1955 – 1957 годах было выпущено 160 бронетранспортеров БТР-152Е (ЗТПУ-2) со спаренной 14,5-мм зенитной установкой, а в 1955 – 1959 годах – 272 командно-штабные машины 152С с увеличенной высотой бронекорпуса и радиостанцией Р-118. В 1957 – 1962 годах в производстве находилась закрытая машина управления 152И (Р-118АМ) с высокой надстройкой с вентиляцией, отоплением и четырьмя пулестойкими стеклами, прикрытыми бронекрышками. В 1957 – 1959 годах выпускался вариант 152К с новым полностью закрытым корпусом с бронированной крышей из 8-мм стали и продольным люком с тремя крышками, у которого десант сократился до 13 человек. Штатного вооружения здесь предусмотрено не было. По сравнению с машиной БТР-152В габаритная высота увеличилась на 300 мм и достигла 2350 мм, но боевая масса при этом не изменилась. К ним следует добавить экспериментальный БТР-Э152В с тремя равномерно разнесенными мостами. Параллельно в 1960 – 1962 годах ряд вариантов бронетранспортеров БТР-152 собирал Брянский автомобильный завод (БАЗ), а Московский завод свои новые модификации бронемашин изготовлял уже с использованием агрегатов грузовика ЗИЛ-157.


Штабная машина БТР-152С с высоким бронекорпусом и внешней подкачкой. 1958 год.



Опытные и перспективные разработки

В процессе серийного производства ЗИС-151 становился базой целого семейства экспериментальных трехосных машин поисковых конструкций, служивших подвижными лабораториями для проверки эффективности новых компоновочных решений, силовых агрегатов и систем повышения проходимости, предопределивших дальнейшее развитие советской военной автотехники. К ним относились опытные модели высокой проходимости с индексами 121В, 121Г, 121Е, 126 и 128, создававшиеся в 1953 – 1956 годах как шасси со специальными открытыми кабинами с мягким верхом, особыми формами передней облицовки и кузовами пониженного расположения со съемным тентом. Они снабжались более мощными двигателями, усиленными рамами и ходовой частью, односкатными колесами, блокировкой всех дифференциалов и широкопрофильными шинами с системой регулирования внутреннего давления с наружным подводом воздуха. Все они в большей или меньшей степени являлись предшественниками армейских грузовиков ЗИЛ-157 и ЗИЛ-131.


Экспериментальный грузовик-тягач ЗИС-121В с регулировкой давления в шинах. 1954 год.


ЗИС-121В (ЗИС-Э121В) (1953 – 1954 гг.) – первый опытный облегченный вариант 3,5-тонного автомобиля с мостами, колесами и системой изменения внутреннего давления во всех расширенных восьмислойных шинах размером 12,00 – 18 от пробной серии амфибий ЗИС-485. Построен на Московском автозаводе в конце 1953 года в трех экземплярах и испытан в Подмосковье зимой следующего года, показав улучшенную вдвое проходимость на глубоком снегу по сравнению с серийными машинами ЗИС-151 и ГАЗ-63. В начале июня 1954 года в присутствии маршала Г. К. Жукова автомобиль вновь участвовал в сравнительных испытаниях новой вездеходной техники. Этот вариант считается первоосновой будущего грузовика ЗИЛ-157 и бронетранспортера БТР-152 с системами подкачки шин.

ЗИС-121Г (1953 – 1954 гг.) – второй опытный вариант автомобиля с новыми мостами, форсированным двигателем и задними односкатными колесами с шинами размером 9,75 – 18 без системы регулирования давления воздуха. Машина была разработана и построена в июне 1953 года в четырех экземплярах как доработанный и облегченный на 520 кг вариант пробного односкатного грузовика ЗИС-151 образца 1949 года с уменьшенным задним свесом и одним запасным колесом, помещенным под грузовой платформой. ЗИС-121Г проходил испытания зимой 1953 – 1954 годов одновременно с машиной ЗИС-121В, но показал не столь выдающиеся результаты. В июне 1954 года он вновь участвовал в сравнительных испытаниях вместе с автомобилем ЗИС-121В и прототипом бронетранспортера БТР-152В.

Второй стадией развития опытных образцов в 1954 – 1956 годах были экспериментальные облегченные низкопрофильные грузовики ЗИС-121Е, ЗИС-126 и ЗИС-128 со всеми односкатными колесами увеличенного профиля, централизованной системой подкачки шин с внешним подводом воздуха, открытыми кабинами, новыми агрегатами и облицовкой.

ЗИС-128 (ЗИС-Э128/Э128А) (1954 – 1956 гг.) – опытный низкопрофильный автомобиль с открытыми кабиной и грузовой платформой. Являлся прямым развитием модели ЗИС-121В и на разных стадиях испытаний оснащался разными агрегатами, узлами и кабинами. В 1954 году были построены четыре машины в двух исполнениях – транспортный грузовик ЗИС-128 и артиллерийский тягач ЗИС-128А, проходившие испытания до 1955 года. Они снабжались прежними 6-цилиндровыми двигателями с разными карбюраторами и степенями сжатия 6,0 и 6,5, двумя видами открытых кабин и шинами размером 10,00 – 18 или 11,00 – 18. В 1956 году на одном из автомобилей был впервые установлен экспериментальный образец перспективного силового агрегата V8. Грузовики ЗИС-128 оснащались новыми коробкой передач и раздаточной коробкой, средним проходным мостом, блокируемыми дифференциалами, компактной лебедкой, герметизированным и экранированным электрооборудованием, позволявшим после небольшой подготовки форсировать броды глубиной до 1,2 м. В марте 1956 года ЗИС-128 был представлен Н. С. Хрущеву, но надежд не оправдал. В истории эта машина считается первой опытной базой перспективного семейства ЗИЛ-131.


Низкопрофильный транспортный автомобиль ЗИС-128 с открытой кабиной. 1955 год.


Весной 1955 года развитием пробного варианта ЗИС-121Е стали еще два опытных образца бортовых грузовиков ЗИС-151Г и один фургон, созданные на серийном шасси ЗИС-151 со стандартными кабинами и всеми односкатными колесами с шинами размером 12,00 – 18 и наружным подводом воздуха. Вариант ЗИС-151В с традиционными задними двускатными колесами был построен на агрегатах будущего автомобиля ЗИЛ-157. В процессе доработок они превратились соответственно в серийный односкатный грузовик ЗИЛ-157 и опытный бесперспективный двускатный ЗИЛ-157А.


МОСКОВСКИЙ АВТОЗАВОД ИМЕНИ И. А. ЛИХАЧЕВА (ЗИЛ)

26 июня 1956 года Московский автозавод получил имя своего бывшего директора И. А. Лихачева, возглавлявшего предприятие в течение 23 лет, и превратился в Московский дважды ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени автомобильный завод имени И. А. Лихачева или просто ЗИЛ. Эта аббревиатура сразу же стала маркой всех выпускавшихся на тот момент автомобилей, а также всей последовавшей за ними новой автотехники.

Период с конца июня 1956 года до середины 1960-х годов считается переходным временем от первых послевоенных конструкций, навеянных ленд-лизовскими машинами военных лет, к их модернизированным более совершенным вариантам, разработанным собственными силами, но по-прежнему сохранявшим проамериканскую наследственность в общей конструкции и внешности. К тому времени относятся самые активные за всю историю предприятия опытно-конструкторские работы по созданию новых семейств народно-хозяйственных и армейских грузовиков, специальной военной автотехники, перспективных V-образных карбюраторных двигателей, трансмиссий и других автомобильных агрегатов.

В конце 1950-х годов в программу вошел новый эффектный представительский легковой автомобиль ЗИЛ-111, заменивший на военных парадах ЗИС-110. В 1957 году на смену грузовику ЗИС-150 пришел ЗИЛ-164, не слишком уж отличавшийся от своего предшественника. На следующий год завод освоил серийное производство армейского полноприводного автомобиля ЗИЛ-157, в котором наконец воплотились более прогрессивные концептуальные решения, чем у ЗИС-151, и использованы новые конструктивные решения, пока вполне укладывавшиеся в западные понятия о мировом уровне такой техники. Его агрегаты применялись на новых поколениях амфибий ЗИЛ-485А и бронетранспортеров БТР-152В1. В то время конструкторы ЗИЛа собственными силами неимоверно долго и упорно создавали свои будущие гражданские и армейские грузовики, поставленные на конвейер уже в следующий исторический период развития завода. С середины 1950-х годов в специальном секретном КБ активно проводилась работа над принципиально новыми многоосными машинами, послужившими базой будущих советских ракетовозов.


ЛЕГКОВЫЕ И ПАРАДНЫЕ АВТОМОБИЛИ

Самые эффектные советские легковые автомобили Московского завода конца 1950-х годов, официально служившие для представительских и парадных целей, на самом деле сослужили более важную роль в деле развития новых видов отечественных военных грузовиков, на которых монтировали новые унифицированные силовые агрегаты и ряд узлов ходовой части.


ЗИЛ-111
(1958 – 1967 гг.)

К моменту окончания выпуска автомобиля ЗИС-110 в 1958 году у конструкторов ЗИЛа под руководством А. Н. Островцева уже был готов новый представительский 7-местный лимузин высшего класса ЗИЛ-111 с официозной помпезной внешностью, вновь выполненный в лучших американских традициях 1950-х годов со строгими ярко выраженными заостренными формами и обилием хромированных деталей. Вновь олицетворявшие величие огромной Страны Советов, они так же были рассчитаны на обслуживание членов правительства, высших партийных и военных чинов. ЗИЛ-111 сохранял общую конструктивную концепцию ЗИС-110, но снабжался рядом принципиально новых агрегатов. Главными новинками были верхнеклапанный V-образный 8-цилиндровый двигатель (5,98 л, 200 л.с.) с четырехкамерным карбюратором К-85 и степенью сжатия 9,0 и автоматическая трансмиссия с кнопочным управлением, состоявшая из гидротрансформатора и планетарной двухступенчатой коробки передач. В рулевой механизм был впервые включен гидроусилитель, в тормозной системе устанавливался вакуумный усилитель, а дисковые колеса снабжались бескамерными 15-дюймовыми шинами. В оснащение салона входили подъемные стекла дверей и перегородки и регулируемое переднее сиденье с электроприводом и кнопочным управлением. При сохранении прежнего размера колесной базы (3760 мм) длина машины возросла до 6137 мм. Снаряженная масса сократилась до 2610 кг, а полная масса почти не изменилась. Максимальная скорость достигала 170 км/ч. Вариант с кондиционером имел обозначение ЗИЛ-111А и внешне отличался чуть уменьшенной площадью заднего окна. В 1960 – 1962 годах небольшой партией были выпущены 4-дверные кабриолеты ЗИЛ-111В со складными брезентовыми тентами и подъемными боковыми окнами с гидроприводом, служившие для встречи важных иностранных гостей и первых советских космонавтов. Специально для приема военных парадов на заводе собрали три открытые машины с поручнями и микрофонной стойкой в салоне и светлой окраской. С 1963 года выпускалась модернизированная версия еще более солидного лимузина ЗИЛ-111Г с округлыми внешними очертаниями и четырьмя фарами, масса которого возросла до 2815 кг. В 1964 – 1967 годах его открытым вариантом являлась модель ЗИЛ-111Д. Автомобилей ЗИЛ-111 всех версий было собрано только 112 экземпляров, в том числе 38 машин ЗИЛ-111Г. Кабриолеты 111-й серии участвовали в военных парадах 1960 – 1972 годов, и впоследствии их сменили новые автомобили ЗИЛ-114 и ЗИЛ-115. В 1960-е годы от легковых машин этой серии грузовики ЗИЛ-130 и ЗИЛ-131 получили унифицированные двигатели V8, ряд узлов трансмиссии и «гидроруль», а силовой агрегат ЗИЛ-111 впоследствии послужил основой новых двигателей для армейских грузовиков и специальных шасси.


Представительский 200-сильный кабриолет ЗИЛ-111В с автоматической трансмиссией. 1960 год.



ГРУЗОВЫЕ АВТОМОБИЛИ

После своего переименования Московский автозавод просто должен был полностью поменять свою программу автомобилей марки ЗИЛ, но сразу создать абсолютно новые машины оказалось невозможно. Новый грузовик ЗИЛ-164 являлся лишь модернизацией модели ЗИС-150 и выпускался до середины 1960-х годов в ожидании окончания доработки и постановки на конвейер совершенно новой машины ЗИЛ-130. Намного лучше дела обстояли с очередным армейским трехосным грузовиком ЗИЛ-157, который со временем превратился в одного из долгожителей советского автомобилестроения, выпускавшегося в трех поколениях на двух заводах до первых долгожданных лет демократии.


ЗИЛ-164
(1957 – 1964 гг.)

Уже через год после присвоения предприятию имени И. А. Лихачева заводу удалось модернизировать прежний ЗИС-150 и поставить на конвейер 4-тонный вариант ЗИЛ-164, внешне отличавшийся только вертикальной решеткой радиатора и широким штампованным бампером. В техническом отношении он являлся переходной моделью от устаревшего грузовика ЗИС-150 к машинам нового поколения ЗИЛ-130. В 1957 – 1961 годах в производстве находился базовый автомобиль ЗИЛ-164, оборудованный модернизированным 6-цилиндровым двигателем мощностью 97 л.с., новыми задним мостом со штампованным картером, промежуточной опорой карданного вала и жидкостным отопителем в кабине. В 1961 – 1965 годах, в связи с задержкой организации серийного производства модели ЗИЛ-130, выпускался модернизированный грузовик ЗИЛ-164А, оборудованный агрегатами и узлами от перспективной машины. Его внешними отличиями от предыдущей 164-й модели были плоские угловые площадки в пространстве между бампером и обоими крыльями. На нем устанавливался тот же двигатель с новыми топливным насосом повышенной производительности, маховиком, вентилятором, радиатором и модернизированным карбюратором, мощность которого достигла 100 л.с. В комплектацию автомобиля входили однодисковое сухое сцепление, синхронизированная 5-ступенчатая коробка передач, барабанный ручной тормоз, тормозной кран и передние телескопические гидроамортизаторы от ЗИЛ-130, а с 1962 года еще и задний мост от будущего грузовика с уменьшенным передаточным отношением главной передачи. Снаряженная масса автомобиля возросла до 4100 кг, полная составила 8325 кг, максимальная скорость увеличилась до 75 км/ч. С этого времени объемы производства ЗИЛ-164А стали быстро сокращаться. Его выпуск прекратился в октябре 1964 года, вскоре после постановки на производство 130-й модели.

Московский автозавод на шасси ЗИЛ-164 и ЗИЛ-164А предлагал бортовые варианты 164Р и 164АР соответственно, снабженные 109-сильным вариантом базового двигателя и отводом от пневматической тормозной системы на тормоза буксируемого прицепа. Одновременно на этих шасси Мытищинский завод выпускал 3,5-тонные строительные самосвалы ЗИЛ-ММЗ-585И и 585Л с цельнометаллическими кузовами заднего опрокидывания и седельные тягачи ЗИЛ-ММЗ-164Н и 164АН для буксировки полуприцепов полной массой 9,5 т. Последние имели укороченную на 747 мм заднюю часть рамы, были оборудованы 104-сильным двигателем с двухкамерным карбюратором и усиленными системами охлаждения и смазки, увеличенным передаточным отношением главной передачи, двумя топливными баками по 150 л и пневматическим отводом на полуприцеп. В общей сложности автомобили 164-й серии были изготовлены в количестве 385 691 экземпляр.


Военные варианты и оснащение на шасси серии ЗИЛ-164

Эти грузовики, как и их предшественник ЗИС-150, также состояли в Советских Вооруженных Силах и отправлялись на экспорт в союзные страны. Их также использовали в бортовых исполнениях и в составе автопоездов на общих транспортных операциях и в системе тылового обеспечения. Для монтажа радиостанций и командных пунктов применялись специальные военные версии 164Д и 164АД c экранированным электрооборудованием, а строительные самосвалы служили в инженерных частях. От машины ЗИС-150 по наследству грузовикам ЗИЛ-164 и ЗИЛ-164А перешли базовые военные надстройки, которые просто переставляли на новые шасси без особых изменений. К ним относились автоцистерны АЦ-4, топливозаправщики ТЗ-150, автокраны ЛАЗ-690, армейская подвижная ремонтная мастерская ПРМ-54, аэродромная прожекторная станция АПМ-90 и другие. В типовых кузовах с высоким тентом размещались различные виды полевых мастерских. Со временем специально для новых автомобилей были созданы модернизированные версии прежних надстроек, а также ряд новых кузовов и оснащения армейского и авиационного назначения. Среди них были, например, новые аэродромные средства связи и машины химической службы. Грузовики 164-й серии служили в группах Советских войск в ГДР, ЧССР и ПНР, а также в финской армии, где на них монтировали надстройки местного изготовления. В 1961 году доработанный серийный седельный тягач ЗИЛ-ММЗ-164Н с задними арочными шинами проходил приемочные военные испытания в сцепе со специальным грузопассажирским армейским полуприцепом ММЗ-584Г с такими же колесами.


Серийный грузовик ЗИЛ-164А с оборудованием сварочной мастерской. 1963 год.


АЦМ-4-164 (1957 – 1964 гг.) – автоцистерна двойного назначения вместимостью 4000 л на шасси ЗИЛ-164. Выпускалась Грабовским и Реутовским заводами и служила для транспортировки, временного хранения фильтрованного топлива и механизированной заправки военной техники в армейском и войсковом тылу. От аналогичной автоцистерны АЦМ-4-150, ранее выпускавшейся на шасси ЗИС-150, отличалась новыми насосом СЦЛ-100, счетчиком топлива, фильтром и рядом модернизированных узлов.

МЗ-164 (МЗ-150) – серийный маслозаправщик двойного назначения на шасси автомобилей 164-й серии. Представлял собой маслозаправщик МЗ-150 для установки на ЗИС-150, но был принят на вооружение только в 1958 году и монтировался на выпускавшемся к тому времени новом шасси ЗИЛ-164, а затем – на ЗИЛ-164А. Предназначался для транспортирования горячих масел, заправки летательных аппаратов в полевых и стационарных условиях. Оснащался одной эллиптической масляной цистерной вместимостью 2100 л, топливными и масляным насосами с приводом от трансмиссии автомобиля, раздаточными рукавами и нагревательной системой. В ее состав входили котел с теплоизоляционным покрытием и змеевиком, насос и форсунки для впрыска жидкого топлива. В задней части шасси размещалась кабина управления с контрольно-измерительными приборами, счетчиком и фильтром. Снаряженная масса заправщика – 6230 кг, полная – 8430 кг.

СКП-9 – стартовый командный пункт на шасси ЗИЛ-164 с экранированным электрооборудованием, полностью разработанный в СССР в конце 1950-х годов с учетом опыта применения первой машины СКП-3 на автомобиле ЗИС-150. Он также применялся на малых и средних военных аэродромах для управления полетами самолетов на фиксированных частотах телефонной и телеграфной связи. В отличие от первого образца размещался в типовом армейском кузове КУНГ-1М с вынесенным на левую часть крыши характерным съемным застекленным постом руководителя полетов (фонарем) увеличенной вместимости, антенной и специальными светотехническими средствами, светофорами и сигнальными ракетами. В состав пункта входили пять радиостанций, четыре радиоприемника, телефонный аппарат и счетчик времени. Его питание осуществлялось от бензоэлектрического агрегата на буксируемом одноосном прицепе 1-П-3. Модернизированный вариант СКП-9МВ базировался на шасси ЗИЛ-130.

ПАР-8 – аэродромная ламповая приводная радиостанция средней мощности на шасси ЗИЛ-164Д, выпускавшаяся с 1960 года. Служила для привода летательных аппаратов на свои аэродромы. В кузове-фургоне КУНГ-1 размещалось оборудование аппаратной с радиопередатчиком, приемником, маркерным радиомаяком, телеграфным ключом и блоком питания от аккумуляторных батарей. Антенная сеть станции состояла из полотен длиной 55 – 70 м, подвешенных на металлических мачтах высотой до 20 м. Основной блок питания представлял собой собственную силовую станцию на одноосном прицепе 1-АПМ-3С с кузовом КУНГ-2, в которую входили два бензоэлектрических агрегата АБ-4-Т/230 с двигателями УД-2 мощностью по 8 л.с. и трехфазными генераторами переменного тока мощностью 4 кВт. Общая емкость баков для горючего достигала 260 л. Полная масса автомобиля – 7,2 т, прицепа – 3,0 т. Скорость автопоезда по шоссе – 40 км/ч. Впоследствии на шасси ЗИЛ-130 выпускалась модернизированная станция ПАР-8СС.


Командный пункт СКП-9 в кузове КУНГ-1М с застекленным «фонарем» на базе ЗИЛ-164АД.


Дегазационные машины АГВ-3В для чистки имущества горячим воздухом или паром.


Кроме того, на автомобилях ЗИЛ-164 монтировали войсковую подвижную лабораторию горючего ПЛГ-1 в кузове СУВ-Д для контроля качества горюче-смазочных материалов и аэродромную контрольно-проверочную станцию для оценки технического состояния самолетов перед вылетом и авиационную подвижную лабораторию СПЛ-8 «Остров». В войсках химзащиты состояла на вооружении модернизированная дегазационная машина АГВ-3В для термической чистки обмундирования и снаряжения. Во время работы она подключалась к силовой машине на шасси ЗИЛ-164, от которой получала горячий воздух или пар. Пароэлеваторная дезинфекционно-душевая установка ДДА-2, принятая на вооружение в 1962 году, предназначалась для санитарной обработки личного состава, дезинфекции и дезинсекции обмундирования, обуви и снаряжения в полевых условиях. В ее состав входили паровой котел с рабочим давлением 4 атмосферы, ручной насос, пароэлеватор, бойлер-аккумулятор пара, оборудование контроля, всасывающие и напорные рукава из прорезиненной ткани и мягкие емкости для воды. Горячий пар подавался в две дезинфекционные камеры объемом по 2,5 м3, а подогретая до температуры 40 – 42° вода направлялась в расположенные снаружи открытые душевые кабины для одновременной помывки 18 человек. Механический смеситель МСАО-1 с несколькими раздельными емкостями предназначался для транспортировки, хранения и приготовления в полевых условиях специальных химических растворов и снаряжения ими дымовых машин ТДА.


Санитарный автобус ЗИЛ-158С для перевозки до 23 лежачих и сидячих раненых. 1958 год.


В 1957 году прежний городской автобус ЗИС-155 сменил новый 60-местный вариант ЗИЛ-158 с 109-сильным двигателем, удлиненной на 770 мм колесной базой, 32 местами для сидения, увеличенными окнами с форточками и вентиляционными люками в крыше, развивавший скорость 65 км/ч. Весной 1958 года на его основе был собран и испытан войсковой санитарный автобус ЗИЛ-158? с откидывавшейся вверх задней дверью, разными вариантами двух– или трехярусного расположения носилок, продольными полужесткими откидными скамьями, двумя передними мягкими сиденьями, емкостью для питьевой воды, набором медицинского инструмента, электрическими розетками и оконными шторами. В зависимости от планировки в салоне можно было доставлять 10 – 20 раненых на носилках или от двух до 23 сидячих больных.


ЗИЛ-157
(1958-1992 гг.)

Разработка перспективного армейского трехосного полноприводного грузовика ЗИЛ-157 (6x6) проводилась на Московском автозаводе имени И. В. Сталина еще с начала 1950-х годов под руководством главного конструктора А. М. Кригера, когда в реальных условиях эксплуатации проявились серьезные недостатки серийно выпускавшегося тогда автомобиля ЗИС-151. Новый грузовик создавался как несущественно модернизированная версия предшественника, в которой удалось наконец воплотить более прогрессивные концептуальные решения, не нашедшие поддержки военного заказчика в середине 1940-х. Это были прежде всего односкатные ведущие колеса всех трех мостов с одинаковой колеей, позволившие сократить механические потери и существенно повысить проходимость машины на местности. Наличие только шести колес позволило отказаться от второго запасного колеса и сделать грузовик более легким и компактным. Кроме того, к середине 1950-х годов на Московском автозаводе уже была отлажена новая система регулирования давления воздуха в шинах, которую внедрили на амфибиях ЗИС-485 и бронетранспортерах БТР-152В. С началом серийного изготовления грузовика ЗИЛ-157 она уже входила в его стандартную комплектацию.


Опытный образец ЗИС-Э157 с подкачкой шин и внешним подводом воздуха. 1955 год.


Прототипы будущего автомобиля ЗИЛ-157 конструкторы Московского автозавода разрабатывали и испытывали в 1952 – 1956 годах, пытаясь на деле проверить новые агрегаты, узлы и средства повышения проходимости. Все они базировались на шасси ЗИС-151, но фактически являлись непосредственными предшественниками новой машины. Конструктивной основой будущего ЗИЛ-157 считаются пробные односкатные автомобили ЗИС-121В и ЗИС-151Г с регулированием давления в шинах. Первые два опытных образца грузовика ЗИС-Э157 появились в середине 1955 года и пока снабжались системой подкачки с внешним подводом воздуха к шинам и двухдисковым сцеплением от ЗИС-151. В процессе постановки на конвейер автомобиля ЗИЛ-157 эта конструкция была доработана и получила внутреннюю подкачку к шинам колес через цапфы между подшипниками колесных ступиц, а по агрегатам была унифицирована с народно-хозяйственной серией ЗИЛ-164.

Насколько трудными были самостоятельные поисковые работы в области вездеходной техники, наглядно демонстрирует уникальный опытный автомобиль на пробном шасси ЗИЛ-157 с задним расположением силового агрегата. Между тем противники односкатной схемы продолжали настаивать на сохранении в будущей программе более привычного автомобиля с задними двускатными колесами и пониженной погрузочной высотой для монтажа фургонов. Построенный в 1956 году такой вариант имел индекс ЗИЛ-157А, но потом развития уже не получил. В то же время появились и первые односкатные седельные тягачи 157-й серии без регулирования давления в шинах. Внешне первые образцы отличались короткими наборами вертикальных вентиляционных щелей на боковинах капота и поворотными форточками в дверных стеклах. Позднее прорабатывалась также возможность установки на новой машине гидроусилителя рулевого управления. Результатом этих работ в апреле 1958 года стал грузовик ЗИЛ-157Л с «гидрорулем». На испытаниях при увеличенной скорости движения удары от неровностей дороги уже не передавались на руки водителя, но при этом трескались не только детали передней подвески и рулевого управления, но и балки мостов.

18 сентября 1958 года началось серийное производство нового армейского 2,5-тонного автомобиля ЗИЛ-157, одного из высших достижений отечественной автомобильной индустрии, все еще сохранявшего приверженность американским конструктивным традициям. Изначально он разрабатывался как замена военному грузовику ЗИС-151 и затем на долгие годы стал основным многоцелевым транспортным средством Вооруженных Сил СССР, всех социалистических стран и многих других государств на всех континентах земного шара. Автомобиль отличался простотой конструкции, удобной кабиной, прочностью, неприхотливостью в эксплуатации и относительной легкостью обслуживания. Сочетание индивидуального привода каждого заднего моста с системой подкачки шин считалось тогда наиболее оптимальным решением проблемы повышения живучести грузовика в боевых условиях. Уже в первый год производства он получил Гран-при на Всемирной выставке в Брюсселе, где был представлен как новый автомобиль для советского сельского хозяйства. В процессе серийного изготовления ЗИЛ-157 претерпел несущественные модификации, соответствовавшие трем базовым поколениям, но их общая конструкция и основные параметры оставались практически неизменными.


Первое поколение ЗИЛ-157 (1958 – 1961 гг.)

Первое поколение возглавлял базовый 2,5-тонный бортовой автомобиль ЗИЛ-157, фактически отличавшийся от своего предшественника только односкатными колесами с внутренней подкачкой шин, синхронизированной коробкой передач, компактностью и уменьшенной массой. От ЗИС-151 он унаследовал размер колесной базы 4225 мм и большинство агрегатов и узлов, которые были частично модернизированы. Прежний 6-цилиндровый двигатель рабочим объемом 5,55 л с предпусковым подогревателем получил новый карбюратор и был форсирован до мощности 104 л.с. Новое сухое сцепление стало однодисковым, но 5-ступенчатая коробка передач пока осталась прежней, а двухступенчатая раздаточная коробка с механизмом выключения переднего привода отличалась только увеличенным передаточным отношением второй передачи. На первой серии сохранился и прежний архаичный индивидуальный привод обоих задних мостов. Все они по-прежнему подвешивались на продольных полуэллиптических рессорах, в передней подвеске устанавливались два компактных рычажных гидроамортизатора, тормозной привод с колесными барабанными механизмами остался пневматическим. Централизованная система индивидуального регулирования давления в каждой из шести тонкостенных камерных шин размером 12,00 – 18 или группы шин в любой комбинации по выбору водителя обеспечивала его изменение в широких пределах от 0,5 до 3,5 кгс/см2. Источниками сжатого воздуха для тормозной системы и подкачки служили компрессор и три пневмобаллона (ресивера). Цельнометаллическая 3-местная кабина снабжалась откидными лобовыми стеклами с обдувом, отопителем от системы охлаждения двигателя и блоком управления подкачкой, а обновленную внешность машине придавали измененные облицовки капота и решетки радиатора. От ЗИС-151 сохранилась деревянная бортовая платформа с продольными откидными скамьями, съемным тентом и задним откидным бортом. Автомобиль по-прежнему снабжался двумя топливными баками, но один из них вместимостью 150 л помещался слева под грузовой платформой, а второй 65-литровый переставили на задний свес под рамой. При этом единственное запасное колесо переместилось под правую часть кузова, сделав грузовик короче на четверть метра. Одновременно сократились передний и задний свесы, позволившие преодолевать более крутые подъемы и спуски. На передней поперечине лонжеронной рамы крепились буксирные крюки, а на задней был установлен буксирный прибор с пружиной-амортизатором. Часть автомобилей, не имевших особой маркировки, комплектовали передней барабанной лебедкой с тяговым усилием 5 тс и длиной троса 65 м, которая приводилась в действие карданным валом от двухступенчатой коробки отбора мощности.


Серийный 2,5-тонный автомобиль ЗИЛ-157 первого поколения с лебедкой. 1958 год.


Седельный тягач ЗИЛ-157В с двумя «запасками» и полуприцепом с кузовом К-35.


Грузоподъемность 2,5 т соответствовала эксплуатации автомобилей ЗИЛ-157 на местности или грунтовых дорогах, на шоссе она достигала 4,5 т. Колея передних и задних колес формально была одинаковой (1755 и 1750 мм), дорожный просвет возрос до 310 мм. Снаряженная масса машины без лебедки – 5450 кг, с лебедкой – 5710 кг (меньше, чем у ЗИС-151, на 130 кг). Полная масса – 10,2 т. Габаритная длина с лебедкой и без нее – 6684 и 6922 мм соответственно, ширина – 2315 мм, высота по кабине – 2360 мм, по тенту – 2915 мм. По шоссе грузовики также буксировали 3,6-тонные прицепы и развивали скорость 65 км/ч, преодолевали 30-градусные подъемы и броды глубиной до 0,85 м. Контрольный расход топлива остался на уровне 42 л на 100 км, но из-за уменьшения возимого количества бензина запас хода сократился до 510 км.

Вариантом серийного базового автомобиля был грузовик ЗИЛ-157Г для Советской Армии с экранированным электрооборудованием. Для установки различных кузовов и надстроек служило шасси 157Е и его экранированный вариант 157ЕГ с двумя топливными баками по 150 л, установленными с обеих сторон рамы. Часть шасси комплектовали второй коробкой отбора мощности для привода рабочих органов надстройки. На экспорт в вооруженные силы стран с умеренным климатом поступал улучшенный грузовой автомобиль 157Э, в государства с жарким климатом – 157Ю без предпускового подогревателя и отопителя, а в тропические – 157Т с герметизированным электрооборудованием. Экранированные версии экспортных грузовиков имели индексы 157ГЭ и 157ГТ и шасси соответственно – 157ЕГЭ и 157ЕГТ. Параллельно в те же годы в производстве находился седельный тягач 157В для буксировки полуприцепов полной массой до 11 150 кг. Он снабжался двумя 150-литровыми топливными баками, двумя запасными колесами для автомобиля и полуприцепа, установленными вертикально за кабиной, и имел допустимую нагрузку на седло 4,35 т. На агрегатах ЗИЛ-157 первого поколения собирали амфибии ЗИЛ-485А и бронетранспортеры БТР-152В1. Выпуск грузовика была налажен в Китае.


Второе поколение ЗИЛ-157К (1961 – 1978 гг.)

В 1961 году Московский автозавод перешел на модернизированный вариант автомобиля ЗИЛ-157 – 2,5-тонный грузовик ЗИЛ-157К второго поколения с прежним 104-сильным двигателем и рядом агрегатов от автомобилей ЗИЛ-130 и ЗИЛ-131, которые вскоре выпускались одновременно на разных конвейерах. От машин первой серии ЗИЛ-157К отличался новыми однодисковым сцеплением, коробкой передач с синхронизаторами на всех ступенях переднего хода, кроме первой, ручным барабанным тормозом в трансмиссии и двумя наклонными телескопическими гидроамортизаторами в передней подвеске. Полезная нагрузка на шоссе возросла до 4,5 т, тяговое усилие лебедки – до 6 тс. В 1968 году система регулирования давления в шинах была упрощена путем замены индивидуальных воздушных кранов на один общий для одновременного изменения давления во всех шинах, а лобовое стекло снабжалось только правой откидной секцией. В 1962 – 1963 годах Мытищинский завод (ММЗ) на шасси ЗИЛ-157К построил опытный армейский самосвал с прямоугольным стальным кузовом с задней разгрузкой и оригинальным механическим тросовым приводом системы подъема от штатной лебедки, который проходил приемочные испытания в 21 НИИИ. Варианты серийной машины 157К имели в маркировке дополнительные буквы: 157КГ – грузовик с экранированным электрооборудованием, 157КЕ и 157КЕГ – простое и экранированное шасси для спецоборудования, седельный тягач 157КВ и два экспортных исполнения – 157КЭ для стран с умеренным климатом и «тропик» 157КЮ. Новыми исполнениями являлись армейское шасси 157КЕ-1 с генератором увеличенной мощности для питания оборудования надстроек, облегченное экранированное шасси 157КЕГЛ для монтажа более тяжелых кузовов-фургонов для радиостанций и командно-штабных машин. Серийным производством следующей модификации ЗИЛ-157КД занимался Уральский автомоторный завод (УАМЗ) из Новоуральска, являвшийся филиалом ЗИЛа.


ЗИЛ-157К второго поколения с передними телескопическими гидроамортизаторами. 1962 год.


Опытный армейский самосвал с тросовым приводом подъемной системы кузова. 1963 год.



Третье поколение ЗИЛ-157КД (1977 – 1992 гг.)

27 октября 1977 года УАМЗ приступил к изготовлению модернизированного 3-тонного грузовика ЗИЛ-157КД. Он снабжался доработанным 6-цилиндровым двигателем ЗИЛ-157Д (5,38 л, 110 л.с.) с поршневой группой от ЗИЛ-130 (с сокращенным на 1,6 мм диаметром цилиндров) и усиленной ходовой частью, унифицированной с ЗИЛ-131. Силовой агрегат получил новые карбюратор, водяной насос, стартер, генератор переменного тока и систему зажигания от автомобиля ЗИЛ-130. Грузоподъемность по шоссе возросла до 5,0 т. На машинах поздних выпусков устанавливали новые световые приборы и деревянный кузов от ЗИЛ-131, а защитные решетки фар часто отсутствовали. В эту гамму входили «нормальное» шасси 157КДЕ, экранированные бортовой вариант 157КДГ и шасси 157КДЕГ и седельный тягач 157КДВ, а с 1989 года выпускался самосвал ЗИЛ-ММЗ-4510 с металлическим кузовом, проходивший испытания в 21 НИИИ. Автомобили последней серии 157КД большого распространения в войсках уже не получили, так как в период их производства советская промышленность серийно выпускала более совершенный базовый автомобиль ЗИЛ-131.

Официально автомобиль ЗИЛ-157 был снят с производства в 1992 году, но в единичных экземплярах его сборка на уральском заводе продолжалась еще в течение двух лет. За 36 с лишним лет производства было собрано 797 934 автомобиля 157-й серии, в том числе 160 073 машины последней серии 157КД.


Военное оснащение на шасси серии ЗИЛ-157

Все автомобили семейства ЗИЛ-157 и практически все их модификации и производные версии поступали в Советскую Армию и направлялись в вооруженные силы десятков стран мира. Серийные грузовики ЗИЛ-157 с бортовыми кузовами служили для перевозки 16 – 18 человек личного состава и различных воинских грузов, а также являлись штатными тягачами армейских прицепов, прицепных систем и артиллерийского вооружения. В кабинах доработанных военных версий бортовых машин предусматривались крепления для личного оружия экипажа, дегазационного комплекта, медицинской аптечки и огнетушителя, а в крыше имелся круглый наблюдательный люк. На обеих подножках были расположены крепления для канистр. Специально для работы с автомобилями ЗИЛ-157 выпускали низкорамные 2-тонные прицепы СМЗ-710 (2-ПН-2) с передними управляемыми колесами и деревянной бортовой платформой с надколесными нишами. В 1973 году на вооружение был принят бортовой автомобиль ЗИЛ-157К с решетчатыми многоярусными стеллажами в кузове для хранения и перевозки мин, который впервые применялся в качестве базового тягача прицепных минных заградителей ПМЗ-4 для механизированной установки противотанковых и противопехотных минных полей. Автомобили 157-й серии унаследовали от ЗИС-151 все его военные профессии, а также получили большое количество новых кузовов и надстроек производства СССР и союзных стран, общее количество которых достигало 100 вариантов. Для них использовались специальные шасси с двумя топливными баками, одной или двумя коробками отбора мощности, а придававшееся им запасное колесо устанавливалось уже в наиболее удобном месте на надстройке. На одиночных автомобилях монтировали самые различные специализированные и специальные военные надстройки, инженерное оборудование и системы залпового огня, перевозили дизельное и ракетное топливо, средства обеспечения новых баллистических ракетных комплексов. Седельные тягачи использовали в основном со специальными полуприцепами для транспортировки и перегрузки ракетных систем.


Типовые кузова-фургоны

К началу выпуска автомобилей ЗИЛ-157 советская военная промышленность уже освоила серийное производство целой гаммы специальных армейских обитаемых кузовов-фургонов, составивших унифицированный типовой ряд для каждого вида базового шасси. На ранних выпусках ЗИЛ-157 устанавливались деревометаллические кузова-фургоны КУНГ-1 с округлой крышей и боковыми окнами, разработанные еще в 1953 году для ЗИС-151. С начала 1960-х годов на грузовиках ЗИЛ-157К монтировали модернизированные каркасно-деревянные фургоны КУНГ-1М и КУНГ-2М повышенной вместимости, а с конца 1960-х годов устанавливались удлиненные варианты типовых кузовов К-66, изначально создававшихся для монтажа на автомобили ГАЗ-66, а также кузова К-131 от грузовика ЗИЛ-131. До 1964 года каркасно-металлические кузова СН для установки более тяжелого оборудования собирали военные авторемонтные заводы в Москве и Ленинграде. Для специальных целей номерные заводы в небольших объемах изготовляли особые виды кузовов.

КУНГ-1М (КФ-1М) – наиболее известный модернизированный типовой обитаемый кузов-фургон вместимостью до 12 человек для монтажа на шасси средней грузоподъемности, известный также с индексом КУНГ-1ММ. Внешне отличался прямоугольными боковинами и повышенным расположением округлой крыши, задней остекленной одно– или двустворчатой дверью и установкой запасного колеса под кузовом. С конца 1950-х годов этот кузов разрабатывало московское СКБ «Газстроймашина», а их изготовлением с начала 1960-х занимались Львовский механический и Московский ремонтно-механический заводы. КУНГ-1М имел деревянный каркас с наружной обшивкой стальными листами, оклеенной рубероидом крышей и внутренней облицовкой из фанеры, пространство между которыми заполнялось герметиком и войлочным или паклевым теплоизолятором, на поздних выпусках для этой цели служили стекловата, пенопластовые плитки и древесно-стружечная смесь. Пол набирался из сосновых досок и был покрыт линолеумом, а с нижней стороны обшит стальным листом. В окнах устанавливали неорганические стекла со светомаскировочными шторами, оконные и дверные проемы герметизировали резиновыми прокладками. В комплектацию первых кузовов входили фильтровентиляционная установка, принудительная вентиляция, электропечь или простейшая трубчатая система отопления под полом с использованием горячих выхлопных газов двигателя, на поздних выпусках применяли электрические калориферы или штатный обогреватель ОВ-65 на жидком топливе. Для подключения внешнего питания от сети или автономного электрического агрегата имелась штепсельная розетка, а для связи с водителем – светосигнальное устройство.

СН – серия прочных обитаемых каркасно-металлических кузовов первого поколения для монтажа тяжелого оборудования полевых мастерских, средств связи и управления. Фургон был разработан в 1950 – 1952 годах заводом № 38 в составе шести универсальных типовых кузовов – малых МН и МВ и средних СН, СВ, СУН и СУВ разных габаритов. По результатам испытаний к производству был выбран средний низкий вариант СН для монтажа на автомобили ЗИС-150 и ЗИС-151. До 1964 года их эпизодически изготовляли московский завод п/я 4111 и ленинградский авторемонтный № 7. Кузова СН снабжались плоскими боковыми и торцевыми стенками, задними входными дверями, тремя боковыми окнами с двойным остеклением, светомаскировочными шторами и световыми люками в покатых скосах крыши, термоизоляцией и отопительной установкой, работавшей на бензине или от выхлопных газов двигателя. Запасное колесо устанавливалось на задней внешней панели кузова, вспомогательное оснащение монтировали на специальных кронштейнах на передней стенке или на багажнике на крыше. Внутренние размеры кузова составляли 3680x2250x1800 мм.


Шасси ЗИЛ-157КЕ с обитаемым каркасно-металлическим кузовом СН. 1962 год.


Опытный раздвижной кузов КР-157 переменного объема на шасси ЗИЛ-157КЕ. 1963 год.


Бескаркасные кузова К-66У1Д и К-66У1-ДП с панелями из армированного пенопласта и плоскими скосами крыши являлись удлиненными версиями типовых кузовов К-66. На грузовиках 157-й серии он использовался только для монтажа сравнительно легкого оборудования командно-штабных машин, радиостанций и ряда передвижных ремонтных средств. Специальных каркасно-металлических кузовов КМ для автомобилей ЗИЛ-157 разработано не было, поэтому на них монтировали варианты серий КМ-66 и КМ-131, созданные для ГАЗ-66 и ЗИЛ-131. Применительно к ЗИЛ-157 их использовали прежде всего для комплектации различных ремонтных мастерских, входивших в состав ПАРМ. На ряде мастерских использовался облегченный каркасно-металлический кузов КМ-66У1-ДВ с надколесными нишами и наружной обшивкой из алюминиевых листов, разработанный в КБ 38-го завода. В опытных образцах для ЗИЛ-157 были построены первые полностью остекленные кузова КР-157 переменного объема с выдвигавшимися в разные стороны боковыми секциями, где предполагалось размещать штабные пункты или войсковые столовые. На специальном двухосном полуприцепе, работавшем с седельным тягачом ЗИЛ-157В, устанавливался специальный бескаркасный кузов-фургон К-35 автобусного типа с пятью боковыми и семью окнами в пологой крыше.


Радиотехнические средства связи и управления

Многочисленные радиостанции, радиолокационные пункты и штабные средства управления базировались в основном на автомобилях ЗИЛ-157ЕГ и ЗИЛ-157КЕГ двух первых поколений с экранированным электрооборудованием и питанием от внешней электросети или от собственной генераторной станции. Одной из первых радиостанций на таком шасси была модель РАТ-42 для связи Генерального штаба, представлявшая модернизацию станции РАТ 1930-х годов, которая после войны базировалась на ЗИС-151. В кузовах КУНГ-1 первого поколения и в модернизированных фургонах КУНГ-1М монтировалось оборудование ламповых радиостанций Р-102М2 (на двух автомобилях 157ЕГ), подвижной радиостанции Генштаба Р-110 образца 1958 года (на пяти машинах 157ЕГ), коротковолновой радиостанции средней мощности Р-118БМ оперативно-тактического звена (на базе 157КЕГ) и ультракоротковолновой Р-122, одной из первых советских мобильных станций тропосферной (космической) связи Р-121М «Лодка» (157ЕГ) с дальностью действия до 200 км. В них базировались также мощная коротковолновая радиостанция Генштаба Р-136 «Зубр» на четырех автомобилях, однополосная ультракоротковолновая средней мощности Р-137 «Бант» (157КЕГ), автономная мобильная 24-канальная радиорелейная станция Р-404 образца 1956 года на трех машинах, тяжелая автономная высокочастотная радиорелейная станция Р-406 «Левкой» образца 1961 года на трех автомобилях 157КЕГ, мобильная одноканальная радиорелейная дуплексная радиостанция Р-407 образца 1958 года и другие. В кузовах КУНГ-1М устанавливали ультракоротковолновый автоматический автономный радиопеленгатор Р-359 «Черемуха-1» (на двух автомобилях 157КЕГ) с дальностью обнаружения радиоточек до 300 км, а также серию аэродромных приемопередающих радиостанций Р-821, Р-824М, Р-837 и Р-845 для открытой и закрытой телефонной и телеграфной радиосвязи с летательными аппаратами и наземными объектами.

Вторыми по распространенности являлись кузова-фургоны К-66У1Д и К-66У1-ДП. В них монтировали автономную однополосную коротковолновую радиостанцию P-140 «Береза» фронтового и армейского звена с дальностью действия в разных режимах до 2,0 – 2,5 тыс. км, принятую на вооружение в 1968 году и размещенную на автомобиле ЗИЛ-157КЕГЛ и одноосном прицепе 1-P-3C с кузовом KУНГ-2. С 1976 года выпускалась коротковолновая лампово-транзисторная радиостанция средней мощности Р-140 «Полоса-Н» для двухсторонней связи в оперативных звеньях управления. В таком же кузове помещались ультракоротковолновый радиопеленгатор Р-363 (на базе 157КДЕГ) со складной дипольной антенной на крыше, автономная радиорелейная станция Р-409 и радиоприемный узел Р-450 на шасси ЗИЛ-157KЕГ. Особое место занимали принципиально новые средства радиолокационной службы на шасси ЗИЛ-157, в том числе компактная аэродромная радиолокационная станция РСП-7 для контроля за движением летательных аппаратов и обеспечения их посадки. Ее наиболее известный модернизированный вариант базировался на ЗИЛ-131.

П-12НА – автомобильный вариант стационарной радиолокационной станции метрового диапазона дальнего обнаружения П-12 «Енисей». Станция П-12 была разработана в 1954 – 1956 годах в СКБ-197, принята на вооружение в 1956 году и первоначально устанавливалась на специальном прицепе, обеспечивая дальность и высоту обнаружения самолетов до 200 и 25 км соответственно. По окончании испытания ее модернизированных вариантов повышенной надежности с 1963 года новая станция П-12НА базировалась на двух автомобилях ЗИЛ-157КЕГ с типовыми кузовами КУНГ. Она обладала увеличенными дальностью и потолком обнаружения, пятью новыми блоками, дистанционным управлением на расстоянии до 500 м и обеспечивала работу на высоте до 4 км над уровнем моря.


Шасси ЗИЛ-157КДЕГ с ультракоротковолновым пеленгатором Р-363 в кузове KУНГ-2. 1977 год.


Радиолокационная станция П-15НМ «Тропа» в кузове КУНГ-1М на шасси ЗИЛ-157КЕГ.


П-15 «Тропа» (1РЛ13) – серия радиолокационных маловысотных станций воздушной разведки и целеуказания дециметрового диапазона, смонтированных на одном автомобиле ЗИЛ-157 с антенной системой и прицепом для агрегата питания. Разрабатывалась с 1952 года в НИИ-244 и в 1955 году была принята на вооружение. С 1959 года ее вариант П-15М базировался в фургоне КУНГ на шасси ЗИЛ-157ЕГ, а последующие версии П-15Н и П-15НМ 1960 – 1970-х годов с новой аппаратурой и повышенными возможностями размещались в кузовах К-66У1Д на автомобилях ЗИЛ-157КЕГ с прицепами. На крыше фургона располагалась двухэтажная антенная система, развертывавшаяся в боевое положение в течение 10 минут. Станция применялась в составе радиолокационных постов и пунктов управления зенитных и ракетных формирований тактического и оперативного звена ПВО, обеспечивая обнаружение быстролетящих целей на дальностях 10 – 160 км и высоте полета от 500 м до 6 км. Ее дальнейшим развитием стала радиолокационная станция П-19 «Дунай».

ФЛ-95 «Сосна» – первая советская легкая мобильная телескопическая мачта или ферменная опора (антенная машина) на шасси ЗИЛ-157. Разработана в середине 1950-х годов и применялась в подразделениях связи для механизированного подъема и развертывания антенных устройств массой до 500 кг. Установка снабжалась собственной гидравлической системой с приводом от коробки отбора мощности автомобиля, служившей для активации подъемного механизма и выносных опор. С конца 1950-х годов первый вариант использовался для обслуживания многоканальной радиорелейной станции Р-404.

В начале 1960-х годов на шасси ЗИЛ-157КЕГ устанавливалась аппаратная приема данных и целеуказания 9С417, входившая в состав комплекса боевого управления зенитным огнем К-1 «Краб» (9С44). В составе зенитно-ракетного комплекса С-125 имелась спецсистема обеспечения приемлемых условий работы на необорудованной позиции и несения боевого дежурства, размещавшаяся в полуприцепе-фургоне ОдАЗ-828 с автономным электропитанием и кондиционером, который буксировал седельный тягач ЗИЛ-157КВ.

Из командно-штабных средств на базе ЗИЛ-157 основной была специальная штабная машина высшего командного звена МШ-1 с удлиненным бескаркасным кузовом К-66У1Д, принятая на вооружение в 1958 году. Она работала в сцепе с двухосным штабным прицепом ПШ-1 с кузовом-фургоном К-66У7, выполненным на шасси 2-ПН-2. В конце 1960-х и начале 1970-х годов для высшего командования Вооруженных Сил СССР и стран Варшавского договора советский авторемонтный завод «Прогресс» в ГДР на базе ЗИЛ-157К с двухосным прицепом построил полтора-два десятка оригинальных командно-штабных комплексов «Прогресс-9». В головной бескапотной машине с задним входом находился рабочий кабинет с деревянной облицовкой и массивным дубовым столом, средствами оперативной связи и отопителем. В прицепе размещалась комната отдыха с ванной и туалетом.


Полевые ремонтные мастерские

ВАРЭМ-3Д – облегченная войсковая автомобильная ремонтно-эксплуатационная мастерская на шасси ЗИЛ-157 для обслуживания и ремонта автотехники в полевых условиях. Первоначально ее оборудование размещалось в каркасно-металлических фургонах СУН (удлиненных на одну пару окон кузовах СН), но впоследствии их стали заменять на более легкие и недорогие типовые фургоны КУНГ-1М с крупными боковыми окнами, которые устанавливали на серийные шасси ЗИЛ-157К с лебедками. Мастерские также оснащались специальным оборудованием для проведения основных ремонтных работ и снабжались воздушным компрессором, мотопомпой, автономным электрогенератором и стреловым краном на переднем бампере.

ПАРМ – комплект подвижных авторемонтных мастерских различного назначения на нескольких автомобилях ЗИЛ-157 и прицепах к ним, входивших в состав крупных специализированных ремонтных комплексов войскового уровня. В период производства базовых шасси мастерская выпускалась в трех поколениях образца 1958, 1960 и 1970 годов с разными кузовами и в различных комплектациях профильного назначения. Мастерские первого поколения 1958 – 1960 годов размешались в кузовах СН, которые переставляли с грузовиков ЗИС-151. С 1960 года их стали заменять на более простые деревометаллические фургоны КУНГ и опытные каркасно-металлические СУВ, которым с 1967 года на смену приходили пробные бескаркасные конструкции серии К с армированными трехслойными панелями из пенопласта, внутренней обшивкой из фанеры или древесноволокнистых плит и наружной из стали или дюралюминия. С 1970 года оборудование мастерских третьего поколения устанавливалось в новых каркасно-металлических кузовах серии КМ. В состав почти всех полковых и дивизионных комплектов ПАРМ входили мастерская технического обслуживания автотракторной техники МТО-АТ, ремонтно-механическая МРМ, ремонтно-слесарная МРС, электрооборудования и систем питания МЭСП, электрогазосварочная ЭГСМ, станция ремонта и зарядки аккумуляторов СРЗ-А. К специализированным мастерским первого поколения относились полковая механическая мастерская ПММ-58, кузнечно-медницкая КММ-58 для ремонта электрооборудования МЭРО-3-58 и ремонтно-зарядная станция ПРСЗ, входившие также и в состав последующих поколений ПАРМ. В бронетанковых подразделениях служили танкоремонтные мастерские ТРМ-А с однотонным стреловым краном и аналогичная модель ТРМ-Б с дополнительным газосварочным оборудованием, а также мастерская по ремонту танкового вооружения и оптики МТВО-58/60.


Войсковая мастерская ВАРЭМ-3Д на шасси ЗИЛ-157КЕ с удлиненным кузовом СУН.


Мастерская технического обслуживания МТО-АТ в кузове КМ-66 с легким краном.


МТО-АТ – наиболее распространенная полковая или дивизионная специализированная мастерская для проведения технического обслуживания и мелкого ремонта военной автомобильной и тракторной техники, входившая в комплекты ПАРМ или работавшая самостоятельно. Разработана в 1963 году в 21 НИИИ и построена Опытным заводом # 38 как «изделие 3801». Со следующего года устанавливалась на шасси ЗИЛ-157К с лебедкой и каркасно-металлическим кузовом СН, а в 1968 – 1970 годах – с цельнометаллическим фургоном КМ-66У1-ДВ, облегченным на 400 кг. В ее комплектацию входил электрогенератор мощностью 5 или 12 кВт с приводом от трансмиссии автомобиля, воздушный компрессор, моечная установка, различное регулировочное, контрольно-измерительное, ремонтное оборудование и инструмент, а также передний съемный стреловой кран грузоподъемностью 1,5 т с высотой подъема груза 3,5 м. Варианты мастерской МТО-4ОС и МТО-АТГ служили для обслуживания четырехосных автомобилей и гусеничных машин соответственно. В зависимости от круга выполняемых работ экипаж мастерской составлял 3 – 6 человек. Снаряженная масса – 8770 кг. Впоследствии мастерская монтировалась на ЗИЛ-131.

АПРИМ-2 – специализированная автономная подвижная ремонтная инженерная мастерская в типовом кузове КУНГ-1М на шасси ЗИЛ-157 или ЗИЛ-157К с лебедками и прицепами, выпускавшаяся с 1958 года как развитие довоенного варианта АПРИМ на базе ЗИС-5. Служила для обслуживания и текущего ремонта инженерной техники. В ее комплектацию входили токарно-винторезный станок, сварочный ацетиленовый агрегат, слесарный верстак с тисками, кузнечный инструмент с горном, электрический трансформатор и передний стреловой кран грузоподъемностью 1,1 т. На прицепе 1-АП-1,5 перевозили бензоэлектрический агрегат АБ-4-Т/230 мощностью 4 кВт и сварочный агрегат АСБ-300. Экипаж мастерской – 7 человек.


Автоцистерны и заправщики

АЦЗ-4-157/157К (1958 – 1972 гг.) – унифицированные автоцистерна-заправщик и автоцистерна механизированная двойного назначения на шасси ЗИЛ-157 и ЗИЛ-157К, выполнявшие в полевых условиях все операции, свойственные топливозаправщикам, – хранение, транспортировка, перемешивание и раздача топлива с замером его количества. Выпускались Харьковским заводом транспортного машиностроения (ХЗТМ) и московским заводом «Котлотопстрой». Снабжались эллиптической стальной цистерной вместимостью 4000 л, насосами СЦЛ или СВН-80 производительностью 400 л/мин, приемными и раздаточными рукавами и управлением из кабины водителя. Расположение основного топливного бака автомобиля было понижено на 65 мм, глушитель выведен под бампер, а запасное колесо помещалось вертикально в особом отсеке с правой стороны машины. Ее снаряженная масса составляла 6250 кг, полная – 9575 кг.


Заправочная автоцистерна АЦЗ-4-157 с насосной системой на базе ЗИЛ-157КЕ. 1965 год.


АТЗ-3-157 (1958 – 1971 гг.) – типовой армейский автотопливозаправщик на шасси ЗИЛ-157 или ЗИЛ-157К, идентичный модели АТЗ-3-151, выпускавшейся с начала 1950-х годов на автомобиле ЗИС-151. Его сборкой занимался грозненский завод «Красный молот». Заправщик использовался для перевозки и заправки топливом одновременно четырех потребителей. Снабжался эллиптической цистерной емкостью 3500 л, насосом СВН-80 с подачей 500 л/мин, шестью шлангами и задней кабиной управления с контрольно-измерительными приборами, фильтром и счетчиком топлива. Время заполнения цистерны осталось на уровне 10 – 20 минут. Снаряженная масса – 6700 кг, полная – 9540 кг.

АЦММ-4-157К (1962 – 1972 гг.) – упрощенный армейский топливомаслозаправщик на шасси ЗИЛ-157К, унифицированный по общей конструкции с топливозаправщиком АЦМ-4-157. Применялся в различных войсковых подразделениях для транспортировки, временного хранения топлива и масла и механизированной заправки ими автобронетанковой техники. Машина оборудована основной топливной цистерной и дополнительной емкостью на 250 л технического масла, что привело к появлению в ее комплектации масляного насоса, арматуры и раздаточных рукавов для масла.

ВМЗ-ЗИЛ-157 (1959 – 1972 гг.) – серийный армейский водомаслозаправщик на шасси ЗИЛ-157 или ЗИЛ-157К, идентичный такой же машине, выпущенной опытной партией на шасси ЗИС-151. Разработан в 1958 году и принят на вооружение в 1959-м. По нагревательному оборудованию был частично унифицирован с маслозаправщиком МЗ-150, выпускавшимся к тому времени на шасси ЗИЛ-164. Заправщик ВМЗ-ЗИЛ-157 служил для доставки воды и масел, их разогревания и заправки различных летательных аппаратов в полевых условиях или в ангарах. Он снабжался двумя цистернами на 1400 л воды и 700 л масла, водяным насосом СВН-80 и масляным РЗ-30 с приводом от раздаточной коробки автомобиля и собственными магистралями, раздаточными рукавами и кранами, фильтрами, счетчиками и общей нагревательной системой. За кабиной водителя размещался котел с теплоизоляционным покрытием и змеевиком, насос и форсунки для впрыска жидкого топлива. Температура нагрева воды достигала 95°, масла – 80°. Кабина управления с контрольно-измерительными приборами располагалась в задней части шасси. Снаряженная масса водомаслозаправщика – 7625 кг, полная – 9920 кг.

ВЗ-20-350 – аэродромный воздухозаправщик на базе ЗИЛ-157К для заправки самолетов сжатым воздухом. Его сборкой в 1960-е годы занимались авиационные мастерские. Заправщик представлял собой безбортовое шасси, на котором устанавливался низкий цельнометаллический модульный кузов с откидными боковыми дверцами, задней панелью управления и двухярусными стеллажами для перевозки 20 газовых баллонов АБ-350. В его комплект входили редукторы, манометры, керамические фильтры, осушители воздуха, предохранительные клапаны, раздаточные шланги высокого давления. Масса полностью заправленной машины – 7870 кг. Допустимая скорость по шоссе – 50 км/ч.


Средства обеспечения ракетных комплексов

С началом производства автомобиля ЗИЛ-157 на его шасси были переставлены почти все виды средств обеспечения подвижных ракетных комплексов и наземной предстартовой подготовки баллистического ракетного вооружения, которые разрабатывались еще для грузовика ЗИС-151. В течение нескольких десятилетий выпуска ЗИЛ-157 на его шасси была создана обширнейшая гамма новых видов специальных машин для обслуживания новых ракетных систем, которые в модернизированных версиях параллельно монтировали и на автомобиль ЗИЛ-131.

Основу новой заправочной автотехники ракетных комплексов составляли машины первого поколения 8Г11 и 8Г17, переставлявшиеся с 1958 года на шасси ЗИЛ-157 с экранированным электрооборудованием. Из них наибольшее число модернизированных вариантов приходилось на заправщики окислителем серии 8Г17. Уже с 1959 года началось изготовление доработанной машины 8Г17М на базе ЗИЛ-157ЕГ для заправки баллистических ракет малой дальности 8К11 и 8А61, а также ее вариант 8Г17-1 с дополненным дренажным устройством. С 1961 года на шасси ЗИЛ-157КЕГ выпускалась машина 8Г17М1 для заправки окислителем баллистических ракет малой дальности 8К14 и 8К14-1 оперативно-тактических комплексов Р-11 и Р-11М на гусеничных шасси, а также ее вариант 8Г17М1-1 с дренажным устройством. В 1965 году поступили на вооружение новые автозаправщики топлива 9Г29 и окислителя 9Г30 для оперативно-тактического ракетного комплекса 9К72 «Эльбрус», служившие для одновременной доставки от одного до четырех объемов жидкостей на одну заправку. Прежнюю компрессорную установку 8Г33 сменила новая унифицированная компрессорная станция УКС-400В (УКС-400В-157) с рабочим давлением воздуха на выходе 400 атмосфер, состоявшая в системах обеспечения ракетных комплексов С-200 и 9К72. Она выпускалась Уральским компрессорным заводом в Свердловске на шасси ЗИЛ-157КЕ или 157КДЕ без специального кузова. В ее комплектацию входили пятиступенчатый компрессор с приводом от дизельного двигателя ЯМЗ-236 с предпусковым подогревателем, системы очистки и осушки воздуха, раздаточная рампа для отбора воздуха с различной величиной давления, пеналы для хранения рукавов и индикатор влажности. На ЗИЛ-157 монтировали также кислородоперекачивающую станцию ЗАК-41М для заправки ракетных систем.


Машина 8Г17М1 на шасси ЗИЛ-157КЕГ для заправки баллистических ракет. 1963 год.


С 1959 года в состав средств наземной подготовки баллистического ракетного комплекса Р-12 (8К63) на шасси ЗИЛ-157 с кузовами КУНГ-1М устанавливали оборудование машин предстартовой подготовки 8Н213, для перевозки и проверки кабельного оборудования 8Н215 и 8Н216 и для перевозки запасных частей и принадлежностей 8Н331. В кузове КУНГ-1М на шасси ЗИЛ-157КЕГ с опорными домкратами размещалась также машина автономных испытаний 9В41 для контроля и проверки бортовых приборов ракет 8К14 (8К14-1) и боеголовок 8Ф44 комплекса 9К72. В ее состав входили средства проверки гироприборов, автомата стабилизации, счетно-решающих, коммутационных и взрывательных устройств, а также отвес для промеров горизонтальности вывешивания машины. Источником электроэнергии являлась автономная бензоэлектрическая станция ЭСБ-12-ВС/400 (8Н01). Полная масса автомобиля достигала 8500 кг. Сходная с нею машина горизонтальных испытаний 2В11 служила для проверки систем управления ракетами и подготовки их к заправке. Модернизированные варианты 9В41М и 2В11М монтировали на шасси ЗИЛ-131.

В состав большинства ракетных комплексов входили специальные транспортные средства для доставки на стартовую позицию частей ракет и перевозки запчастей, приборов и принадлежностей. Например, с 1965 года для хранения и перевозки головных частей ракет комплекса 9К72 служила машина-хранилище 9Ф21 на шасси ЗИЛ-157КЕ-1 с более мощным генератором и глухим кузовом КУНГ-1М, а для перевозки запасных частей, приборов, инструментов и принадлежностей для обслуживания и мелкого ремонта ракет 8К14 применялась так называемая машина ЗИП 2Щ1, представлявшая собой доработанный автомобиль ЗИЛ-157КГ с типовым фургоном КУНГ-1М со стеллажами, шкафами и ящиками. Для проведения обмывочных и нейтрализационных операций всех ракетных систем использовали специальные машины 8Т311, переставленные с ЗИС-151. Сведения по автомобильным средствам для транспортировки ракет и их частей, а также для проведения транспортно-заряжающих операций приведены далее.


Машины войск химической защиты

С 1959 года на автомобилях 157-й серии торжокский завод «Пожтехника» серийно выпускал первую и наиболее распространенную обмывочно-нейтрализационную машину 8Т311, которая впоследствии монтировалась на шасси ЗИЛ-131 и ЗИЛ-4334. Авторазливочная станция АРС-12Д, переставленная с ЗИС-151 на шасси ЗИЛ-157, снабжалась эллиптической цистерной, несколькими емкостями для спецжидкостей и предназначалась для дегазации, дезактивации и дезинфекции вооружения, боевой техники и местности. В 1958 году взамен прежней авторазливочной станции АРС-12 в производство поступила модернизированная версия АРС-12У. На ЗИЛ-157К монтировалось также оснащение тяжелой автодегазационной станции АДМ-48Д и силовой машины, входившей в состав автомобильного дегазационно-воздушного комплекса АГВ-3М и служившей для вырабатывания пара и горячего воздуха, поступавших на две дегазационные машины на шасси ЗИЛ-130. Она оборудовалась специальным фургоном с откидными боковыми стенками, внутри которого размещался паровой котел с пароперегревателем, воздухоподогревателем и системами питания водой и топливом, распределения пара и воздуха, управления и контроля. Электропитание всех агрегатов обеспечивал генератор с бензиновым двигателем «Москвич». Машина имела производительность по пару не менее 250 кг/ч и горячего воздуха – 2000 м3/ч.


Модернизированная авторазливочная станция АРС-12У на шасси ЗИЛ-157КЕ. 1963 год.



Эвакуационная и инженерная техника

Существенно расширенный ряд инженерной техники на 157-й серии грузовиков включал не только старые надстройки, переставленные с ЗИС-151, но и несколько новых средств для эвакуации аварийной военной автотехники, проведения подъемно-транспортных работ, форсирования водных преград, бурения колодцев и очистки воды.

ТК-4 (КЭТ-Л) – первый советский опытный армейский эвакуатор или колесный эвакуационный тягач легкий (КЭТ-Л) на шасси ЗИЛ-157 с передней лебедкой, разработанный в 1959 году в 21 НИИИ и построенный 38-м заводом. Служил для эвакуации поврежденной автотехники путем буксировки или в полупогруженном состоянии. Автомобиль снабжался укороченной почти на один метр (до 2575 мм) бортовой платформой, задними откидными винтовыми домкратами, буксирным устройством и вертикальной балкой, через которую проходил трос от второй 5-тонной лебедки, установленной под кузовом и служившей для подъема и погрузки аварийных машин на седельное приспособление. Максимальная масса техники, буксируемой по дорогам разных категорий, составляла 2,3 – 3,6 т, в полупогруженном состоянии – 2,8 т. В кузове размещался слесарный и шанцевый инструмент, оснащение для резки металла, анкеры и сошники (упоры), а в кабине – крепления для личного оружия. Снаряженная масса эвакуатора – 6700 кг. Его испытания проводились в 1960 – 1961 годах.

КММ – комплект колейных механизированных мостов, переставленный в 1958 году с ЗИС-151А на новые шасси ЗИЛ-157 с лебедками, а затем – на ЗИЛ-157К. Он по-прежнему состоял из пяти автомобилей-мостоукладчиков с 7-метровыми колейными блоками и служил для устройства 15-тонных мостов длиной до 35 м с шириной проезжей части 3 м, обеспечивавшими проход личного состава и легкой техники.

ЛПП – легкий понтонный парк для наведения 40-тонных переправ, также переставленный с автомобилей ЗИС-151 на два грузовика ЗИС-157 с лебедками и открытыми платформами. Они служили для перевозки средних полупонтонов, крупногабаритных и тяжелых элементов береговых пролетов, мостов и пристаней, а также для буксировки специальных прицепов с буксирно-моторными катерами.

ТПП (1958 – 1962 гг.) – тяжелый понтонный (понтонно-мостовой) парк второго поколения. Был практически идентичен парку ТПП первого выпуска на шасси ЗИС-151А, но базировался на доработанных автомобилях ЗИЛ-157 с лебедками и платформами для перевозки и сбрасывания понтонов на воду. В 1950-е годы такие парки состояли на вооружении всех крупных воинских формирований, в том числе танковых армий, и служили для организации паромных переправ и наплавных мостов грузоподъемностью от 16 до 70 т. Все элементы парка изготовлял Мордовщиковский судомостовой завод, переименованный в 1957 году в Навашинский машиностроительный. В отличие от парка ТПП первой серии в его комплект входили новые буксирно-моторные катера: с 1957 года – БМК-150, перевозившиеся на автомобилях ЗИЛ-157, и с 1960 года – БМК-130 с 100-сильным дизелем ЯМЗ-204 на специальных прицепах. С принятием на вооружение в 1962 году принципиально нового понтонного парка ПМП было принято решение о приостановке выпуска системы ТПП и передачи этого парка на длительное хранение с последующей заменой в течение 10 – 12 лет. В 1973 году парк ТПП был снят с вооружения Советской Армии, но его элементы еще долгое время являлись составной частью парков союзных стран, где их доставляли на грузовиках собственного производства.

ППС (1958 – 1968 гг.) – понтонный парк специальный тяжелого класса, базировавшийся на автомобилях ЗИЛ-157 и ЗИЛ-157К с лебедками и принятый на вооружение инженерных полков в 1957 году. Его главные элементы были построены лишь в нескольких экземплярах, но в дальнейшем он послужил основой последующих более совершенных типов понтонных парков. В него входили 48 крупных самоходных понтонов, состоявших из носового, кормового и четырех средних понтонных блоков. Они служили для самостоятельной доставки автобронетанковой техники общей массой 60 – 100 т или использовались как плавучие опоры несущих конструкций мостов длиной 459 – 790 м с одно– или двухрядным движением, собиравшихся с помощью автокранов. Комплект ППС предполагалось перевозить на 480 автомобилях ЗИЛ-157, затем – ЗИЛ-131. В дальнейшем развитием этого парка стали варианты ППС-84 и ПП-91, также не дошедшие до серийного изготовления.

«Пролет» (1965 – 1969 гг.) – опытный комплект средств для строительства оригинального тылового металлического наплавного или подводного моста, не имевшего аналогов в мире. С конца 1950-х годов разработкой прототипа занимались сотрудники 15-го ЦНИИ имени Д. М. Карбышева и СКБ Навашинского машиностроительного завода, предлагавшие использовать сложные сваебойные установки на шасси ЗИЛ-157. После его неудачных испытаний по идее старшего научного сотрудника ЦНИИ В. И. Беляева был создан второй образец с уникальными винтовыми опорами с гидроприводом. Он базировался на грузовиках ЗИЛ-157К с лебедками и был изготовлен в Навашино, затем многократно испытан, доработан и 25 июня 1965 года готов в окончательном варианте. Главной особенностью моста являлись разборные винтовые сваи, которые ввинчивались в донный грунт при помощи гидравлических моторов с приводом от гидронасосов, крутящий момент к которым передавался карданными валами через редуктор от коробки отбора мощности автомобиля. На эти сваи опирались понтоны пролетных строений, перевозившиеся на автомобилях с наклонными грузовыми фермами и погрузочными устройствами. Для регулирования уровня расположения моста понтоны заполнялись водой или сжатым воздухом от компрессора ЗИФ-55. По результатам государственных испытаний мост вновь был доработан и в 1969 году принят на вооружение. В дальнейшем при его производстве для инженерных войск СССР в качестве шасси использовались автомобили ЗИЛ-131.


Установка для завинчивания свай комплекта мостостроительных средств «Пролет». 1965 год.


КМС (1958 – 1967 гг.) – комплект мостостроительных средств, созданный для доставки на автомобилях ЗИС-151 и переставленный на четыре грузовика ЗИЛ-157. С середины 1960-х годов его базой являлись машины ЗИЛ-131.

МАРМ (1969 – 1981 гг.) – малый автодорожный разборный мост грузоподъемностью 50 т, перевозившийся на автопоезде в составе седельного тягача-лесовоза ЗИЛ-157КВ и двухосного роспуска. Выпускался Каширским заводом металлоконструкций. Мост состоял из нескольких цельнометаллических мостовых конструкций общей длиной до 118 м, которые при помощи автокранов монтировали на стальных опорных стойках.


Буровая установка ПБУ-50 двойного назначения на автомобиле ЗИЛ-157К с лебедкой.


ПБУ-50 – передвижная мачтовая буровая установка двойного назначения на шасси ЗИЛ-157 или ЗИЛ-157К с глубиной бурения до 50 м. Разработана и выпускалась заводом «Геомаш» Курской области. С конца 1950-х годов входила в состав войсковых пунктов водоснабжения, где использовалась в процессе поиска и добычи подземных вод для бурения водозаборных скважин или колодцев диаметром 200 – 1000 мм и глубиной до 15 м. В инженерно-технических полках применялась для проделывания различных углублений и ям при обустройстве инженерных систем. Привод рабочего оборудования и водоподъемного насоса производительностью 3,5 м3/ч осуществляется валами отбора мощности от раздаточной коробки автомобиля. Вариант ПБУ-50М монтировался на шасси ЗИЛ-131.

БГМ – бурильная машина двойного назначения на базе ЗИЛ-157 разных моделей. Служила для добычи воды и инженерных целей путем сухого бурения в достаточно плотных грунтах на глубине 20 – 30 м с диаметром скважин 15 или 30 мм. Экипаж машины состоял из трех человек, время развертывания – 8 – 12 минут. Возимого запаса топлива в 340 л хватало на 10 – 12 часов работы.

В состав инженерной техники входили мобильные фильтровальные станции МАФС-2 и МАФС-3 для очистки и обеззараживания природной воды, помещавшиеся в фургонах КУНГ-1М, а также передвижная опреснительная установка ПОУ для получения пресной технической или питьевой жидкости путем нагревания и испарения морской воды.


Системы залпового огня

К началу выпуска автомобилей 157-й серии первый этап создания новых систем залпового огня на шасси среднего класса уже оставался позади. На них пришелся лишь промежуточный этап развития советских «катюш», когда на ЗИЛ-157 монтировали только две прежние несущественно модернизированные установки.


Модернизированная 16-зарядная боевая машина БМ-13НМ на шасси ЗИЛ-157К. 1959 год.


Система залпового огня БМ-24, переставленная на шасси грузовика ЗИЛ-157КЕ. 1966 год.


БМ-13НМ (2Б7) – вторично модернизированная боевая машина БМ-13 для пуска 16 реактивных снарядов калибра 132 мм. На вооружение принята в 1958 году и выпускалась заводом «Компрессор» до середины 1960-х годов. От базовой модели БМ-13Н отличалась только последовательной перестановкой всей артиллерийской части и дополнительного оборудования на шасси ЗИЛ-157, 157К и 157КД. Стрельбу также осуществляла осколочно-фугасными снарядами М-13 на расстояние 8470 м и снарядами М-13УК и М-13УК-1 – на 7900 м. В отличие от БМ-13Н на шасси ЗИС-151 имела чуть уменьшенную массу в походном положении – 7090 кг и боевую со снарядами – 7770 кг. Габаритная ширина возросла до 2330 мм (на 30 мм), высота – до 3000 мм (на 100 мм).

БМ-14М (2Б2) – модернизированная пусковая установка для запуска 16 турбореактивных снарядов М-14ОФ или М-14Д калибра 140,3 мм на шасси ЗИЛ-157 с лебедкой или без нее. От предыдущей машины БМ-14 на автомобиле ЗИС-151 отличалась перестановкой артиллерийской части на новое шасси, а также укороченной на 45 мм длиной сидений для боевого расчета, стоявших за кабиной. Боевая масса обновленной установки со снарядами и расчетом сократилась на 120 кг и составила 8080 кг. Габаритная ширина увеличилась на 30 мм (до 2330 мм), высота в походном положении составила 2560 мм (меньше на 90 мм), а высота при наибольшем возвышении направляющих – 3045 мм.

Кроме них, с автомобилей ЗИС-151 на шасси ЗИЛ-157 была переставлена система БМ-24, не получившая существенных изменений. В Чехословакии в бортовых кузовах ЗИЛ-157 устанавливалась собственная 32-ствольная система залпового огня М-51 калибра 130 мм, которая базировалась в основном на трехосном грузовом шасси «Прага V3S» (Praga).


Средства транспортировки и заряжания ракет

Дальнейшее развитие в 1950 – 1960-е годы принципиально новых подвижных зенитных, тактических и оперативно-тактических ракетных комплексов привело к появлению принципиально новых автомобильных транспортных средств доставки ракет в сборе, их отдельных частей и боеголовок, а также перегрузочных и транспортно-заряжающих машин (ТЗМ). Часть из них базировалась на одиночных грузовиках, но крупные габариты и большая масса ракет, а также требования по их безопасности в пути и поддержанию постоянной боеготовности привели к превалирующему применению для этих целей автопоездов со специальными полуприцепами. Эксклюзивные условия хранения, перевозки, перегрузки и обеспечения постоянной готовности ракет с ядерными боезарядами стали причиной появления еще более сложных транспортных машин с автономными системами жизнеобеспечения опасного груза. С конца 1950-х годов основными тяговыми средствами для таких систем являлись седельные тягачи 157-го семейства.


Транспортно-заряжающая машина ПР-14А ракетного комплекса С-125 «Нева». 1961 год.


В соответствии с постановлениями Совета Министров СССР от 19 марта 1956 года и от 8 мая 1957 года были определены задачи по созданию нового перевозимого зенитного ракетного комплекса С-125 «Нева» для борьбы с маловысотными целями. Разработка зенитной управляемой ракеты В-625 была поручена ОКБ тушинского завода № 82, известного в то время только своими троллейбусами МТБ-82, а ТЗМ ПР-14 на шасси ЗИЛ-157 для транспортировки и заряжания двух ракет создавалась в ГСКБ под руководством В. Петрова. Опытный образец был готов уже в 1958 году, но все работы тормозились многочисленными доработками ракетных систем. В результате в июле 1959 года за основу была принята первая советская твердотопливная ракета В-600, которая в варианте для войск ПВО имела индекс В-600П (5В24) и расширенные возможности – высота поражения целей от 200 м до 10 км. Для нее в 1959 году была спроектирована и построена новая ТЗМ ПР-14А, для одновременной доставки двух ракет с расчетной массой по 945 кг и заряжания перевозимой двухбалочной пусковой установки СМ-78А1 (5П71). Сопряжение обеих машин достигалось за счет специальных стопоров под колесами и подъездных мостков. Время непосредственного заряжания составляло 45 с. Для перевозки ракет на дальние расстояния в ГСКБ были разработаны полуприцепы с двумя специальными ракетными контейнерами (спецтарой), а их перегрузка на ТЗМ осуществлялась автокраном АК-5Г на шасси ЗИЛ-157 или специальным автопогрузчиком модели 4030. В июне 1961 года ТЗМ ПР-14А была принята на вооружение в составе комплекса С-125, способного поражать цели на дальностях 6 – 10 км, летящие со скоростями до 1500 – 2000 км/ч. В 1960-е годы для работы с ракетами В-600П серийно выпускались модернизированные ТЗМ ПР-14АМ и ПР-14Б, а их последующие варианты монтировали уже на шасси ЗИЛ-131.

Первой с седельным тягачом ЗИЛ-157В стала использоваться прежняя полуприцепная транспортно-установочная машина ПР-3М, разработанная для работы с тягачами на шасси ЗИС-151 для доставки ракет зенитного комплекса С-25, известного как «Беркут». После принятия на вооружение 14 мая 1962 года зенитного комплекса С-25М она была модернизирована в вариант ПР-3М3 («изделие 2078А»), который использовался для перевозки и установки 12-метровой ракеты В-300 («217М») с высотой поражения до 25 км и дальностью 40 км.

Наиболее важным военным применением седельных тягачей ЗИЛ-157В, а затем моделей 157КВ и 157КДВ, стала буксировка специальных одноосных полуприцепов для монтажа нескольких вариантов ТЗМ с одной ракетой для работы в составе различных вариантов зенитно-ракетного комплекса С-75. Первая ТЗМ ПР-11А для системы СА-75 «Двина», первоначально работавшая с тягачом на шасси ЗИС-151, с 1957 года короткое время использовалась и в составе автопоезда с опытным седельным тягачом ЗИЛ-157В. В дальнейшем на военном заводе № 464 выпускалось несколько модификаций базовой модели ТЗМ, приспособленных к новым видам ракетного вооружения. С 1958 года на модернизированной машине ПР-11АМ перевозили новую зенитную ракету В-750В (11Д) комплекса СА-75М «Двина» с дальностью полета 29 км и высотой поражения цели 3 – 25 км. В таком исполнении комплекс С-75 стал впервые поступать в армии европейских социалистических стран. В 1959 году была принята на вооружение новая система С-75 «Десна» с ракетой В-750ВН (13Д), имевшей дальность полета до 34 км и максимальную высоту поражения – 27 км. Она могла подавлять воздушные цели, перемещавшиеся со скоростью до 1500 км/ч. 1 мая 1960 года такой ракетой под Свердловском был сбит американский самолет-разведчик «Локхид U2» летчика Фрэнсиса Пауэрса. Для этого комплекса с 1959 года использовалась усовершенствованная ТЗМ ПР-11Б, производившая заряжание модернизированных стационарных пусковых установок CM-63-I и CM-63-II. По советской документации эти ТЗМ с 1960 года собирали в КНР. Они работали с седельными тягачами «Цзефан СА-30» (Jiefang) и входили в состав китайского ракетного комплекса HQ-1, выпускавшегося по лицензии на систему СА-75. Показательно, что в сентябре 1962 года при помощи этого комплекса в Китае также был сбит самолет-разведчик U2. В 1963 году в подразделения ПВО СССР начал поступать перспективный зенитный комплекс С-75М «Волхов» с еще более внушительными возможностями. Укомплектованный ракетами В-755 (20Д), он мог сбивать самолеты и ракеты противника, находившиеся на расстоянии 56 км, высоте 30 км и двигавшиеся со скоростью 2300 – 2700 км/ч. В эту зенитно-ракетную систему входили ТЗМ ПР-11БМ, заряжавшие новые подвижные пусковые установки СМ-90, установленные на колесном ходу. Дальнейшее развитие комплекса С-75 связано с постоянным совершенствованием конструкции и повышением возможностей многочисленных модификаций системы С-75М «Волхов». С принятием на вооружение в мае 1964 года первого варианта этого комплекса с ракетами В-760 (15Д) появилась и новая ТЗМ ПР-11Д с блоком обогрева боевой части ракеты. В 1971 – 1979 годах в войска поступали очередные версии С-75М2, С-75М3 и С-75М4 «Волхов» с различными вариантами вооружения – ракеты В-759 (5Я23), В-760В (5В29) и другие. Они были рассчитаны на уничтожение объектов противника на высотах от 100 м до 30 км, дальностях до 56 км и на скорости до 3700 км/ч. В эти системы входили обновленные ТЗМ ПР-11ДА, также оборудованные устройствами обогрева боеголовок. Экспортные исполнения этих комплексов в 1980-е годы были известны под обозначениями «Волга», «Волга-М» и «Волга-2А». Тягачи серии 157В использовались также для буксировки одноосных полуприцепов ОдАЗ-778 с двумя герметизированными контейнерами для дальней перевозки двух зенитных ракет без стабилизаторов и устройствами для их перегрузки на заряжающие машины комплексов С-75. С середины 1960-х годов их стали постепенно заменять на автомобили ЗИЛ-131В.


Транспортно-заряжающие машины ПР-11АМ с тягачами ЗИЛ-157КВ комплекса СА-75М. 1965 год.


В 1961 – 1962 годах была создана одна из первых советских ТЗМ ПР-41А зенитного ракетного комплекса «Даль», способного одновременно наводить ракеты и поражать до десяти целей, летящих на расстоянии 160 км и высоте 20 км со скоростью до 2000 км/ч. Она была разработана в 1960 году, а в течение последующих двух лет московский завод «Машиностроитель» собрал небольшую партию таких машин на одноосном полуприцепе с тягачом ЗИЛ-157В. Их задачей была перевозка и перегрузка ракет на рельсовые заряжающие машины, с которых они затем подавались на стационарные пусковые установки. Для буксировки ТЗМ использовались также тягачи МАЗ-502В и «Урал-375С».

С принятием на вооружение в ноябре 1964 года нового зенитно-ракетного комплекса 2К11 «Круг» средней дальности, установленного на специальных бронированных гусеничных шасси, он стал постепенно заменять системы СА-75 и С-75. В его состав входили ТЗМ 2Т6 на базе доработанного грузовика ЗИЛ-157К и две транспортные машины 9Т23 и 9Т25 для перевозки по одной ракете 3М8 на специальном одноосном полуприцепе с тягачом ЗИЛ-157КВ.

20 февраля 1960 года на заводе «Баррикады», в рамках работ над перспективным подвижным колесным тактическим зенитно-ракетным комплексом «Луна», началось проектирование новой более мощной пусковой установки Бр-226, размещенной на одноосном полуприцепе с тягачом ЗИЛ-157В. После успешных испытаний аналогичной установки Бр-226-III на специальном четырехосном шасси ЗИЛ-135Л работы по этой системе были прекращены. Вместе с тем в составе подобного комплекса 2К6 «Луна» на гусеничном шасси, принятого на вооружение в 1961 году, входила полуприцепная транспортная машина 2У663 с тягачом ЗИЛ-157В для перевозки двух ракет с осколочно-фугасной или ядерной боевой частью. В 1964 году была построена модернизированная машина 2У663У для перевозки двух аналогичных ракет под специальным теплозащитным чехлом.


Транспортная тележка 2Т3М для доставки ядерной ракеты 8К11 комплекса «Эльбрус». 1967 год.


С принятием на вооружение в начале 1967 года нового оперативно-тактического комплекса 9К72 «Эльбрус» на четырехосном автомобиле МАЗ-543 были созданы и новые средства для доставки и перегрузки ракет с ядерными боеголовками. С 1965 года для этой цели разрабатывалась грунтовая транспортная тележка 2ТЗ, которая представляла собой специальный одноосный полуприцеп грузоподъемностью 5890 кг с рессорной подвеской и барабанными тормозами от грузовика МАЗ-200 с пневмоприводом от седельного тягача ЗИЛ-157КВ с лебедкой. Она предназначалась для хранения в специальных контейнерах 2Ш3 и перевозки по любым видам дорог и в любое время года двух ракет 8К14 и 8К11 без боевых частей или одной ракеты 8К14 с ядерной головной частью и защитным чехлом. Для обеспечения ее постоянной боеспособности и безопасности служила электрическая система подогрева со специальными термочехлами для поддержания постоянного температурного режима боеголовки и защиты ее от метеорологических воздействий и солнечной радиации, а сама ракета закреплялась в ложементах на балансирных устройствах с резиновыми накладками. Источником энергии является бензоэлектрический агрегат АБ-2-0/230 с трансформатором, вырабатывавший переменный ток напряжением 230 В. На полуприцепе имелись также баки для ракетного топлива, шланги, кабели, складные рабочие площадки и лестницы, а перегрузочный кран монтировался на пусковой установке. Вариант 2Т3М отличался возможностью транспортировки также ракеты 8К11 с ядерной головной частью и системой обогрева, получавшей энергию от электрогенератора ГД-74, вырабатывавшего постоянный ток напряжением 28 В. Длина автопоездов с тележками 2Т3 и 2Т3М составляла 15,4 м. Максимальная допустимая скорость движения – 40 км/ч. Следующий вариант тележки 2Т3М1 агрегатировался с седельным тягачом ЗИЛ-131В. С 1967 года на базе активных автопоездов с седельными тягачами ЗИЛ-157КВ-1 монтировалось оборудование транспортной машины 9Т22 гусеничного зенитно-ракетного комплекса 2К12 «Куб».


Прочая военная автотехника

ПАК-170 – войсковая передвижная автомобильная кухня, с 1969 года размещавшаяся в специальном изотермическом каркасном деревометаллическом кузове-фургоне на шасси ЗИЛ-157К. Выпускалась 111-м военным заводом в Брянске. Служила для приготовления горячей пищи во время движения или на стоянке в полевых условиях, обслуживая до 170 человек в день. Внешне автокухня выделялась широкой съемной дымовой трубой в передней части крыши, под которой размещался пищевой блок. В его комплект входили три котла для приготовления пищи и кипячения воды емкостью 75, 100 и 125 л, разделочные столы, шкафы, ящики, холодильник и бак на 200 л холодной воды. Горючим для котлов и кипятильников служили керосин, дизельное топливо или дрова. Для хранения жидкого топлива имелись два 24-литровых бака. Время закипания воды в котлах при использовании разных источников тепла составляло от 45 до 80 минут. Полная масса автокухни – 8790 кг.


Войсковая кухня ПАК-170 в специальном кузове на автомобиле ЗИЛ-157К. 1969 год.


ПРС-В – редкий представитель автомобильных средств ВМФ – передвижная рекомпрессионная станция на шасси ЗИЛ-157К с двухосным прицепом 2-ПН-4, принятая на вооружение в мае 1964 года. Разработана и выпускалась военным заводом № 28 в городе Ломоносов Ленинградской области. Состояла на вооружении водолазных частей ВМФ СССР, служб понтонно-мостовых батальонов и взводов инженерной разведки. Станция использовалась для подготовки водолазов к спуску, восстановления их здоровья после длительного погружения и заправки воздушных баллонов водолазного снаряжения. В комплект станции входили барокамера, два воздушных компрессора, электрогенератор переменного тока и другое имущество. Модернизированный вариант ПРС-ВМ размещался на шасси ЗИЛ-131.

На вооружении крупных войсковых формирований, военных предприятий, нефтебаз и аэродромов состояли различные виды пожарных автомобилей на шасси ЗИЛ-157. Среди них были первые специальные аэродромные машины ААП-25 (157)-15В и АА-30 (157К)-56А пенного тушения, рукавные АР-2 и мощные подвижные насосные станции ПНС-100. С 1959 года на шасси ЗИЛ-157Е/КЕ Северодвинский машиностроительный завод выпускал шнекороторный снегоочиститель Д-470 (ДЭ-204) двойного назначения с одним 130-сильным двигателем У2Д6-С2, расположенным на месте грузовой платформы и приводившим одновременно ведущие колеса шасси и рабочие органы машины. Его производительность составляла 625 т снега в час.


Плавающий автомобиль ЗИЛ-485А (БАВ-А) (1958 – 1963 гг.)

Агрегаты грузовика ЗИЛ-157 послужили обновленной базой модернизированного 2,5-тонного плавающего автомобиля ЗИЛ-485А или БАВ-А, получившего новую централизованную систему регулирования давления в шинах с внутренним подводом воздуха. При переходе на новую модель выпуск амфибии был переведен на брянский филиал ЗИЛа – Брянский автомобильный завод (БАЗ). К другим доработкам машины относились применение новой пневматической тормозной системы, унифицированной со 157-й серией, усиление мостов, использование многослойных шин увеличенного размера 12,00 – 18, а также введение единого расширенного размера колеи всех колес, идентичного грузовикам ЗИЛ-157 и бронетранспортерам БТР-152В1. Снаряженная масса амфибии возросла на 150 кг и достигла 7400 кг. До 1963 года в общей сложности на двух заводах было построено 2100 машин 485-й серии.


Плавающий автомобиль ЗИЛ-485А (БАВ-А) с внутренним подводом воздуха к шинам.



Бронетранспортеры БТР-152В1 (1958 – 1962 гг.)

Первые опытные образцы нового бронетранспортера ЗИС-152В1 с внутренним подводом воздуха к шинам появились в 1956 году в процессе разработки такой системы для перспективных грузовых автомобилей ЗИЛ-157. С организацией их серийного выпуска началось производство новой бронемашины БТР-152В1 с открытым верхом на ходовой части ЗИЛ-123В. В октябре 1958 года к ее сборке приступил Московской автозавод, но со следующего года началась передача технической документации на Брянский автозавод, где первые образцы были изготовлены летом 1959 года из узлов московского производства. В августе 1960 года в Брянске начался серийный выпуск колесной бронетехники, но все агрегаты к ней по-прежнему изготовлял ЗИЛ, коробки передач позднее выпускал Кутаисский автозавод (КАЗ), бронекорпуса сваривал Выксунский завод, а разработкой новых модификаций и вариантов также занимались в Москве.

БТР-152В1 оснащался прежним 110-сильным двигателем, переименованным в ЗИЛ-123В (ЗИЛ-152В1), имел увеличенные передаточные отношения в раздаточной коробке, отопители в обитаемых отсеках и прибор ночного видения ТВН-2 для водителя, а от своего грузового прототипа получил расширенную колею всех колес (передних – 1755 мм и задних – 1750 мм). По сравнению с прежней версией БТР-152В боевая масса, габариты и другие основные параметры не изменились. До конца 1959 года на ЗИЛе было построено 611 машин БТР-152В1, в том числе для системы КГБ – 556 экземпляров.


Открытый бронетранспортер БТР-152В1 на ходовой части ЗИЛ-123В с внутренней подкачкой. 1959 год.


Главным исполнением базовой машины стал бронетранспортер 152К1 с полностью бронированной крышей и герметизированным корпусом, в принципе аналогичный модели БТР-152К. В течение 1959 года в Москве их изготовили 245 единиц. Вторым исполнением был собранный в 65 экземплярах подвижный командный пункт 152С1, также в целом идентичный машине 152С. Важнейшим достижением БАЗа в этой области считается создание нескольких экспортных вариантов бронетранспортера БТР-152В1: южный 152Ю1 для поставки в страны Африки, 152Э1 – для стран Ближнего Востока и «тропик» 152Т1. В начале 1960-х годов в опытных образцах построили бронемашины второго поколения 152В2, 152К2 и 152С2 с модернизированным более экономичным 110-сильным двигателем ЗИЛ-123Ф (ЗИЛ-152ФМ) с увеличенным крутящим моментом, сухим однодисковым сцеплением и коробкой передач от грузовика ЗИЛ-130. К тому времени в Советском Союзе уже разворачивалось серийное производство принципиально новых колесных бронемашин специальной конструкции, поэтому устаревшие к тому времени БТР-152 новых версий дальнейшего развития не получили.

Выпуск бронемашин на Брянском автозаводе продолжался до конца 1962 года. За весь период производства бронетранспортеры 152-й серии были построены в 12 421 экземпляре, в том числе на ЗИЛе – 9901 единица и на БАЗе – 2520 машин. Так бронемашины БТР-152 завершили долгую эпоху создания в СССР колесной бронетехники на серийных автомобильных шасси. В 1993 году они были сняты с вооружения.


УРАЛЬСКИЙ АВТОЗАВОД ИМЕНИ И. В. СТАЛИНА (УралЗИС)

Днем рождения Уральского автомобильного завода имени И. В. Сталина (УралЗИС) из города Миасс Челябинской области считается 8 июля 1944 года, когда в корпусах еще не достроенного предприятия на эвакуированном из Москвы оборудовании началось изготовление 3-тонных грузовых автомобилей ЗИС-5, собиравшихся также и Московским автозаводом ЗИС. Первоначально в заводской документации эти машины имели обозначение ЗИС-5, но в 1947 – 1948 годах, когда доставленные из Москвы штампы отработали свой срок, на передней облицовке уральских грузовиков появилась выштамповка «Урал-ЗИС», давшая жизнь уральскому семейству трехтонок «УралЗИС-5». При отсутствии на молодом предприятии собственных квалифицированных конструкторских кадров и технологических мощностей устаревшие автомобили ЗИС-5 на долгое время стали его основной продукцией, избавиться от которой оказалось невозможно без помощи более крупных и опытных советских автомобильных заводов и научных институтов.


Пожарная машина ПМЗ-11 с закрытым кузовом и двойной кабиной на базе «УралЗИС-5».


В первый послевоенный период Уральский автозавод самостоятельно мог лишь систематически модернизировать свои первые грузовики ЗИС-5, оснащая их более мощными 6-цилиндровыми двигателями собственной сборки, модернизированными агрегатами, обновленным оперением и новыми облицовками. Так простая и выносливая легендарная трехтонка пережила в Миассе свое второе рождение и выпускалась еще долгие годы после того, как в 1947 году ее выпуск в Москве был прекращен. В первый послевоенный период вся простая и достаточно надежная уральская продукция уже не получила широкого распространения в Вооруженных Силах СССР, но в ограниченных количествах использовалась на тыловых транспортных перевозках в регионах Урала, Сибири и Дальнего Востока. На таком шасси выпускалась упрощенная пожарная машина ПМЗ-11 пенного тушения с двойной 6-местной кабиной и полностью закрытым кузовом, где помещались цистерна на 1420 л воды, емкость для пенообразователя и центробежный насос ПН-25А с подачей 1350 л/мин.

В 1946 году Уральский автозавод начал выпускать 2,5-тонный газогенераторный вариант ЗИС-21А (Урал-ЗИС-21А), который в 1952 году получил облегченный на 90 кг газогенератор и впервые выпускался под официальной маркой «УралЗИС-352». Тем временем первыми новинками на базовом варианте ЗИС-5 в 1949 году стали гидравлический привод тормозов и грузовая платформа с тремя откидывавшимися бортами. В 1950 году появился модернизированный ЗИС-5М (УралЗИС-5М) с рядом деталей от грузовика ЗИС-150. Он отличался усиленной главной передачей, новым глушителем, центробежно-вакуумным автоматом опережения зажигания и расположением бензобака под кузовом. Применение новых карбюратора, головки блока цилиндра, тонкостенных вкладышей коленчатого вала и алюминиевых поршней позволило повысить степень сжатия старенького 5,5-литрового мотора с 4,6 до 5,7, увеличив мощность двигателя сначала до 76 л.с., а к 1955 году – до 85 л.с. Параллельно был введен усиленный задний мост и рулевой механизм от ГАЗ-51, прежнюю 6-вольтововую систему электрооборудования заменила 12-вольтовая, а передние штампованные крылья получили округлые очертания. Все это в комплексе позволило говорить о создании нового автомобиля, который в 1956 году получил индекс «УралЗИС-355». В конце того же года из названия завода исчезло имя вождя, и вся продукция получила новую маркировку «Урал».

Следующий этап долгой модернизации грузовика ЗИС-5 наступил в начале июля 1958 года, когда началось серийное производство внешне совершенно не похожего на своих предшественников 3,5-тонного грузовика «Урал-355М», который еще долго по инерции именовали «УралЗИСом». Изначально он предназначался для транспортного обеспечения колхозов, образованных на целинных землях Казахстана и вывоза богатого урожая. Автомобиль напоминал увеличенный в размерах автомобиль ГАЗ-51, но под скругленными формами капота и кабины скрывались агрегаты от предыдущей модели «УралЗИС-355» с 95-сильным мотором и предпусковым подогревателем. По сравнению с ЗИС-5 машина имела увеличенную колесную базу (3824 мм), передние рычажные гидроамортизаторы, жалюзи радиатора, шины размером 8,25 – 20 и цельнометаллическую кабину с отопителем и обдувом лобового стекла. Обновленные грузовики 355-й серии также входили в состав транспортных подразделений военных частей, дислоцированных в Сибири и на Дальнем Востоке. Для тылового обеспечения служили также смонтированные на них топливные цистерны АЦМ-2,6-355М Еманжелинского механического завода, снабженные собственным центробежным перекачивающим насосом СЦЛ с приводом от коробки отбора мощности автомобиля. В 1960-е годы немногочисленные военные грузовики «Урал-355М» были заменены на ЗИЛ-164.


Опытный полноприводный грузовик «Урал-381» с передним мостом от ГАЗ-63. 1957 год.


В 1957 году в этой гамме появился опытный полноприводный 3-тонный вариант «Урал-381» (4x4) с двигателем мощностью 104 – 114 л.с. Он мог бы стать очередным советским армейским грузовиком, если бы его слишком глубокие исторические корни не сделали машину изначально устаревшей и не укладывавшейся в новые военные требования. Автомобиль разрабатывался с 1956 года в КБ Уральского автозавода. Первые две опытные машины были собраны в начале 1957 года и весной прошли заводские испытания. Первый образец с укороченной бортовой платформой имел передний мост от автомобиля ГАЗ-63 с шариковыми шарнирами равных угловых скоростей «Бендикс-Вейсс» и новую раздаточную коробку. Второй образец со стандартным кузовом снабжался передним ведущим мостом собственной достаточно простой конструкции с дисковыми шарнирами равных угловых скоростей «Тракта» (Tracta). Появившийся позднее третий образец внешне отличался выведенным под передний бампер глушителем. Впоследствии первый экземпляр прошел испытания в НАМИ и в 21 НИИИ на предмет возможности принятия его на вооружение. Помимо опытных образцов для гражданских нужд машин 381-й серии изготовили еще 10 экземпляров.

16 октября 1965 года был собран последний автомобиль «Урал-355М», завершивший 34-летнюю историю легендарного грузовика ЗИС-5, начиная от его предшественника АМО-3. При этом Уральский автозавод превратился в головного изготовителя полноприводных военных и народно-хозяйственных грузовиков нового поколения.


МИНСКИЙ АВТОМОБИЛЬНЫЙ ЗАВОД (МАЗ)

Минский автомобильный завод (МАЗ) был образован 9 августа 1944 года, всего через шесть дней после освобождения Минска от немецко-фашистских войск, когда в бывших немецких авторемонтных мастерских из узлов, поступавших из США по ленд-лизу, началась сборка армейских грузовиков «Студебекер». Первая партия из 50 машин была готова уже в ноябре 1944 года, и в 1945 году Советское правительство приняло решение о создании на их базе крупного завода по производству тяжелых грузовиков. Через год его основные цеха вступили в строй.

Первыми автомобилями, изготовленными к 7 ноября 1947 года, стали короткобазные самосвалы МАЗ-205 с прямобортными стальными кузовами. В их конструкции, разработанной специалистами Ярославского автозавода, были воплощены самые передовые для своего времени технические решения. Основой самосвала являлся первый советский серийный дизельный грузовик ЯАЗ-200 с американским мотором «Джи-Эм 4-71» (GM) советской сборки. В 1950 году это производство также перевели в Минск, где с февраля 1951 года началось его серийное изготовление под маркой МАЗ-200. От своего ярославского аналога внешне грузовик отличался вертикальной решеткой радиатора и новой объемной эмблемой в виде хромированного зубра. Впоследствии этот автомобиль выпускался в многочисленных вариантах и исполнениях, но большинство имело сугубо гражданское назначение: все МАЗы, славившиеся прочностью и простотой, были крайне востребованными при восстановлении народного хозяйства, работали во всех сферах экономики и при возведении новых предприятий и жилых домов. Тем не менее в сравнительно небольших объемах все они применялись в Советской Армии, но использовались там только на общих транспортных операциях и служили базой автоцистерн и кранов. Исключением из правил был единственный в то время армейский грузовой полноприводный автомобиль МАЗ-502, сразу же поступивший в ракетные части Вооруженных Сил СССР.

Важным этапом развития Минского автозавода в создании перспективной советской автотехники мирового уровня стало образование в 1950 году конструкторского бюро сверхтяжелых грузовых автомобилей, которое возглавил известный автоконструктор Б. Л. Шапошник. Под его руководством были созданы самые крупные, мощные и совершенные советские карьерные самосвалы – двухосный 25-тонный МАЗ-525 с 300-сильным дизелем V12 и трехосный 40-тонный МАЗ-530 с 450-сильным вариантом этого мотора. В войсках они не использовались, но фактически дали жизнь принципиально новой тяжелой полноприводной военной автотехнике. Ее разработка началась летом 1954 года в Специальном конструкторском бюро № 1 (СКБ-1) под руководством Шапошника, и через несколько лет из ворот Минского автозавода стали выходить невиданные в СССР и неизвестные ранее полноприводные автомобили-тягачи и специальные шасси для подвижных систем ракетного вооружения. Исследование этой важнейшей и в свое время почти не известной стороны деятельности Минского автозавода достойно особого внимания, а здесь речь пойдет только о серийной продукции гражданского отделения МАЗ и ее военных версиях.


МАЗ-200
(1951 – 1967 гг.)

Выпускавшийся в Минске 7-тонный грузовик МАЗ-200, как и его предшественник самосвал МАЗ-205 и их общий прародитель ЯАЗ-200, снабжался 4-цилиндровым двухтактным дизельным двигателем ЯАЗ-204А мощностью 110 л.с. с непосредственным впрыском и прямоточной продувкой. Он имел колесную базу 4520 мм и был оборудован 5-ступенчатой коробкой передач Ярославского завода, пневматическим приводом тормозов, рычажными гидроамортизаторами в передней рессорной подвеске и простой 3-местной деревометаллической кабиной. Автомобиль со снаряженной массой 6400 кг достигал максимальной скорости 65 км/ч. В первое время на МАЗе для него делали только переднюю ось и карданный вал, а затем выпускали грузовик полностью собственными силами. Параллельно с ним завод собирал укороченный 6-тонный самосвал 205 полной массой 12825 кг с задней разгрузкой и колесной базой 3800 мм, развивавший скорость 52 км/ч. В 1952 году началось изготовление седельного тягача 200В с двумя запасными колесами за кабиной и модернизированным двухтактным дизелем ЯАЗ-204В в 135 сил. Машина допускала весьма высокую по тем временам нагрузку на седло в 7,2 т и предназначалась для буксировки автопоездов общей массой 23,2 т. Через некоторое время специально для комплектации своих автомобилей на Минском автозаводе развернулось производство собственного прицепного состава. На работу с седельным тягачом 200В был рассчитан универсальный одноосный 12,5-тонный полуприцеп МАЗ-5215Б, а в арсенале завода имелись также трехосная цистерна 5216 и двухосный 20-тонный полуприцеп 5203 с цельнометаллическим кузовом. В 1955 году появился первый полноприводный автомобиль-лесовоз МАЗ-501 (4x4) с коником, работавший в сцепе с двухосным прицепом-роспуском и способный вывозить из леса сортименты или 30-метровые хлысты древесины массой до 15 т. В 1960-е годы завод предлагал модернизированный грузовик 200П и седельные тягачи 200М и 200Р с 180-сильным четырехтактным дизелем ЯМЗ-236 от будущей гаммы МАЗ-500. На машины серии 200 в 1959-м и 1964 годах пришелся выпуск 100– и 200-тысячного автомобиля марки МАЗ.


Многоцелевой 7-тонный грузовик МАЗ-200 с 110-сильным двухтактным дизелем. 1951 год.


Военный вариант седельного тягача МАЗ-200В с допустимой нагрузкой 7,2 т. 1953 год.



Военные варианты и оснащение на шасси МАЗ-200

Все без исключения грузовые автомобили МАЗ находились на вооружении различных подразделений Советской Армии и поставлялись в ограниченных количествах в страны Варшавского договора. Серийные доработанные грузовики МАЗ-200 применялись для доставки до 20 человек личного состава, буксировки орудий массой до 9,5 т, перевозки воинских грузов или установки простых надстроек военного назначения. Единственным специальным армейским грузовиком в 1954 – 1957 годах являлся 5-тонный бортовой вариант МАЗ-200Г с деревянной грузовой платформой с металлической оковкой и задним откидным бортом, решетчатыми надставками, тентом и двумя продольными откидными скамьями. На нем стоял 110-сильный дизель ЯАЗ-204Е, отличавшийся от мотора ЯАЗ-204А только усиленной нажимной пружиной сцепления от автомобиля ЯАЗ-210. Увеличенное передаточное отношение главной передачи (с 8,21 до 9,81) обеспечивало машине со снаряженной массой 6750 кг более высокое тяговое усилие, но максимальная скорость при этом сократилась до 52 км/ч. Грузовик использовался в войсках для буксировки штатного 6-тонного прицепа МАЗ-5207В или как средний артиллерийский тягач, перевозивший в кузове расчет буксируемого орудия.


Армейский грузовик МАЗ-200Г с деревометаллическим кузовом и прицепом МАЗ-5207. 1954 год.


На обычном шасси МАЗ-200 базировалось несколько машин топливной службы и автокранов. Простая топливная автоцистерна АЦ-8-200 вместимостью 8 тыс. л с ручным насосом, принятая на вооружение в 1955 году, являлась упрощенным исполнением аэродромного топливозаправщика ТЗ-200 (АТЗ-8-200), разработанного в конце 1940-х годов для монтажа на автомобиль ЯАЗ-200 и оснащенного стальной эллиптической цистерной на 7 тыс. л и центробежным самовсасывающим насосом СЦЛ-20-24. Полная масса обеих машин была одинаковой – 13 725 кг. В 1960-е годы оборудование топливозаправщика ТЗ-200 размещалось на автомобиле МАЗ-200М. С 1954 года на шасси 200-й серии устанавливали многоцелевые 5-тонные автомобильные краны К-51 (АК-51) Одесского завода имени Январского восстания, которые применялись при перегрузке ракет с транспортных машин на пусковую установку 2П16 гусеничного ракетного комплекса 2К6 «Луна». Для этой же цели позднее служили стреловые автокраны К-61 и К-64 Ивановского завода грузоподъемностью 6,3 т. На машинах МАЗ-200 с разными кузовами устанавливалось оборудование аэродромной тепловой машины АТМ-200 с реактивным двигателем ВК-1. Он навешивался на автомобиль спереди и служил для обдува и осушения поверхности взлетно-посадочных и рулежных дорожек военных аэродромов во избежание образования на них гололеда. Для монтажа тяжелых военных кузовов завод предлагал специальное шасси МАЗ-200Ш со свободным расположением запасного колеса на надстройке. В 1962 – 1965 годах на таком шасси с высоким кузовом-фургоном кировского автоагрегатного завода «Уралец» с покатыми скосами крыши, боковыми и верхними окнами монтировалось оснащение мощной кислорододобывающей станции АКДС-70. Она входила в состав четырех автомобилей с прицепами и специальным компрессорным оборудованием для разделения атмосферного воздуха методом глубокого охлаждения с целью получения сжиженных или газообразных кислорода и азота, применявшихся в системах сверхзвуковых самолетов и ракет. На таком же шасси с четырьмя винтовыми домкратами и прямоугольным деревометаллическим кузовом базировалась армейская метеорологическая станция с устройством для запуска зондов.


Аэродромный топливозаправщик ТЗ-200 на 180-сильном автомобиле МАЗ-200П. 1967 год.


Фургон на шасси МАЗ-200Ш с оборудованием кислорододобывающей станции АКДС-70. 1963 год.


Первые же самосвалы МАЗ-205, помимо народного хозяйства, поступили в инженерно-строительные батальоны Советской Армии, где применялись при строительстве военных объектов и сооружений. В военных целях использовался автопоезд в составе доработанного седельного тягача МАЗ-200В и базового полуприцепа МАЗ-5215Б, служивший не только для транспортировки грузов, но и доставлявший в своем деревянном кузове до 52 человек личного состава, размещавшихся на четырех продольных скамьях. В 1966 году тягач МАЗ-200М буксировал так называемое «изделие АМ-66» – опытный одноосный полуприцеп челябинского завода «Строммашина» с механизированным оборудованием для укладки железобетонных плит на военных аэродромах.


МАЗ-502
(1956-1966 гг.)

За первые 40 с лишним лет развития Минского автозавода 4-тонный бортовой автомобиль МАЗ-502 (4x4) конструкции А. Х. Лефарова был единственным серийным армейским полноприводным грузовиком, собиравшимся на основном производстве МАЗа. К созданию этой машины конструкторы пришли в 1955 году в процессе работы над гражданским полноприводным автомобилем-лесовозом МАЗ-501 с задними двускатными колесами. На нем впервые в советской практике применялись постоянный привод на оба моста и межосевой блокируемый дифференциал. На следующий год на его базе были построены предсерийные бортовой армейский грузовик МАЗ-502 и его вариант с лебедкой МАЗ-502А, оборудованные всеми односкатными колесами и 120-сильным мотором ЯАЗ-204А. В 1956 году машины прошли цикл военных испытаний, их выпуск начался через год.

Серийный автомобиль МАЗ-502, максимально унифицированный с базовой моделью 200 и лесовозом 501, был оборудован 4-цилиндровым двухтактным дизельным двигателем ЯАЗ-204В (4,65 л, 130 – 135 л.с.) с предпусковым подогревателем и 24-вольтовым электрооборудованием. Его трансмиссия состояла из 5-ступенчатой коробки передач и революционной для своего времени двухступенчатой раздаточной коробки с несимметричным блокируемым межосевым дифференциалом, передававшим на задний мост 2/3 общего крутящего момента. Для его компенсации в приводе передних колес установили цилиндрические бортовые редукторы. Одним из первых советских грузовиков МАЗ-502 получил все односкатные дисковые колеса с шинами размером 15,00 – 20 и одинаковым размером передней и задней колеи (2030 мм), а также пневматический усилитель рулевого механизма от тяжелых машин ЯАЗ. Запасное колесо крепилось за кабиной, два топливных бака имели емкость по 225 л. Основными исполнениями бортового автомобиля являлись армейский грузовик 502А с передней 6-тонной лебедкой и седельный тягач 502В. В 1960-е годы была выпущена партия бортовых машин 502Б с четырехтактным дизелем ЯМЗ-236 в 180 сил. Автомобиль МАЗ-502 оказался довольно сложным по конструкции, ненадежным и слишком тяжелым. Он имел снаряженную массу 7700 кг и полную – 11 925 кг. Его габаритные размеры без лебедки составляли 7150x2650x2725 мм. Дорожный просвет под мостами – 350 – 360 мм. Грузовик буксировал прицепы массой до 9,5 т, развивал сравнительно низкую скорость 50 км/ч, имел расход топлива 45 – 50 л на 100 км и запас хода 900 км.


Армейский 4-тонный автомобиль МАЗ-502 с межосевым дифференциалом. 1956 год.



Военное оборудование на шасси МАЗ-502

В базовом военном исполнении МАЗ-502 снабжался цельнометаллической грузовой платформой длиной 3,5 м с тентом, съемными решетчатыми бортами и откидными скамейками для перевозки 16 – 18 человек личного состава. Его пытались применять в качестве легкого артиллерийского тягача, но из-за невысоких эксплуатационных качеств, повышенной нагрузки на мосты и недостаточной проходимости в Советской Армии он не получил распространения, зато пригодился в войсках ПВО и РВСН. С 1959 года бортовой МАЗ-502 с удлиненной металлической платформой со специальным складывавшимся тентом на семи дугах и портальным гидравлическим перегрузочно-установочным устройством являлся стыковочной машиной 8Т318 баллистического ракетного комплекса Р-12 средней дальности для перевозки и монтажа моноблочной головной части ракет 8К63 массой 1,6 т с термоядерным зарядом мощностью 1 Мт. Для военных и гражданских аэродромов минский завод «Ударник» на этом шасси выпускал шнекороторный снегоочиститель Д-450 с автономным дизельным силовым агрегатом 2Д12Б мощностью 300 л.с., обеспечивавшим производительность до 1500 т снега в час с дальностью его выброса в стороны на 35 м.


Машина 8Т318 для доставки ядерной боеголовки ракеты 8К63 комплекса Р-12. 1959 год.


Наиболее широкое военное применение получили седельные тягачи МАЗ-502В, разработанные по заказу Министерства обороны СССР в 1959 – 1960 годах. В транспортном исполнении они могли буксировать одноосные многоцелевые 12,5-тонные полуприцепы МАЗ-5245Б для доставки воинских грузов и личного состава. Тягачи работали также в сцепе с доработанными одноосными 12-тонными полуприцепами-фургонами ОдАЗ-860, в которых размещалось оборудование управления ракетными системами. Наиболее важную роль тягач 502В сыграл в войсках ПВО, буксируя специальные низкорамные одноосные полуприцепы с первыми советскими системами транспортировки и перезаряжания зенитных ракетных комплексов. Первой из них стала подъемно-транспортная или транспортно-заряжающая машина (ТЗМ) ПР-41А зенитно-ракетного комплекса «Даль» для одновременного наведения 10 ракет типа «400» с головками самонаведения и поражения 10 целей, летящих на высоте от 5 до 20 км со скоростью до 2000 км/ч. Проект этой ТЗМ был разработан в 1960 году после удачного завершения пробных пусков ракет. В 1961 – 1962 годах опытную партию машин ПР-41А собрал московский завод «Машиностроитель». Полуприцепная ТЗМ предназначалась для доставки ракет на стартовую позицию и их перегрузки на рельсовые заряжающие машины, с которых они затем подавались на стационарные пусковые установки. Кроме МАЗ-502В, для их буксировки использовали также тягачи ЗИЛ-157В и «Урал-375С».

С прекращением работ по комплексу «Даль» в конце 1962 года весь опыт создания мобильных наземных средств перегрузки ракет был использован при разработке новой зенитно-ракетной системы С-200 «Ангара» для поражения быстролетящих целей на дистанции до 300 км. В первом опытном варианте для пополнения боекомплекта и доставки двухступенчатых зенитных управляемых ракет 5В21 (В-860) с четырьмя боковыми твердотопливными ускорителями использовалась новая транспортная (транспортно-перегрузочная) машина 5Т83 на низкорамном двухосном полуприцепе МАЗ-938Б (2-ПП-13,5) с тягачом МАЗ-502В. Она снабжалась балкой с короткими продольными направляющими, креплениями для ракеты и складывавшимися площадками обслуживания. Ракеты с нее по-прежнему перегружались на автоматизированную рельсовую заряжающую машину 5Ю24, которая затем проделывала путь длиной 34,5 м до перевозимой пусковой установки 5П72 и загружала ее ракетой. В 1967 году, в процессе создания нового комплекса С-200В («Вега»), потребовавшего внедрения более быстрых и маневренных средств перезарядки, прежняя заряжающая машина 5Ю24 была переставлена с рельсов на специальный полуприцеп, который также буксировал тягач МАЗ-502В. В дальнейшем его использовали в более совершенных ракетных комплексах, но с конца 1960-х годов их заменили на тягачи КрАЗ-255В.


Седельный тягач МАЗ-502В с транспортной машиной 5Т83 комплекса С-200 «Ангара». 1962 год.


В инженерно-строительных войсках при проведении крупных работ в лесных массивах для вывоза древесины применялся прямой предшественник грузовика МАЗ-502 – лесовоз МАЗ-501, оборудованный в разное время двигателями ЯАЗ-204, 204А и 204В мощностью 110, 120 и 135 л.с., электрооборудованием напряжением 12 В, всеми шинами размером 12,00 – 20, одним топливным баком и двумя запасными колесами за кабиной. В конце 1950-х годов на его основе была выпущена партия седельных тягачей 501Вс задней двускатной ошиновкой, способных буксировать по шоссе 12,5-тонный одноосный полуприцеп МАЗ-5245Б со скоростью до 45 км/ч. Для Советской Армии его оборудовали специальным деревянным кузовом с тентом, внутренним освещением, четырьмя продольными скамьями (две боковые откидные и две средние съемные) и короткой входной дверью в заднем борту с поручнями и металлической подножкой для посадки и высадки более 50 человек личного состава.


Седельный тягач МАЗ-501В в сцепе с грузопассажирским полуприцепом МАЗ-5245Б. 1958 год.



ЯРОСЛАВСКИЙ АВТОМОБИЛЬНЫЙ ЗАВОД

(ЯАЗ)

Подготовка к выпуску послевоенной программы ярославских грузовиков многоцелевого назначения началась в 1944 году. Долгое время главной проблемой завода являлось отсутствие собственных двигателей, поэтому в разгар войны было принято решение о налаживании в Ярославле широкомасштабного производства нового семейства дизельных моторов, идентичных лучшим мировым образцам. В ноябре 1944 года во вновь сооруженных цехах приступили к монтажу закупленного в США оборудования для сборки американских двухтактных дизелей «Джи-Эм-Си» серии 71. В феврале 1946 года в строй вступил дизельный цех Ярославского автозавода, где успели наладить производство только одного 4-цилиндрового мотора 4-71: начавшаяся «холодная война» поставила точку на столь перспективном для нас советско-американском сотрудничестве. Несмотря на это, в 1947 году с конвейера моторного отделения ЯАЗа начали сходить первые отечественные серийные дизельные двигатели с непосредственным впрыском, объемным продувочным насосом с двумя спиральными роторами и уравновешивающим валом. Они считались в то время весьма совершенными: были компактными, обладали неплохими показателями по удельной мощности и расходу топлива, но требовали высокой культуры производства и обслуживания, отличались огромной шумностью при работе и весили свыше 800 кг.

Одновременно с двигателями началось изготовление 7-тонного грузовика ЯАЗ-200, ставшего первым отечественным серийным дизельным автомобилем. На заливной горловине его радиатора установили известную в свое время объемную эмблему в виде ярославского медведя. Первые образцы будущего автомобиля ЯАЗ-200 появились еще в конце 1944 года как копии американского грузовика «Джи-Эм-Си 803» с оперением от машин «Мак» (Mack), хотя в их внешнем облике были воплощены стилистические решения многих других тяжелых машин США того времени, например, грузовиков «Федерал-65М2» (Federal). В 1947 году, одновременно с организацией моторного производства, на заводе началась сборка автомобиля ЯАЗ-200 с колесной базой 4520 мм, оборудованного 4-цилиндровым мотором ЯАЗ-М204 (4,65 л, 110 л.с.), копией американского мотора 4-71, сухим однодисковым сцеплением, 5-ступенчатой коробкой с синхронизаторами на четырех высших передачах, тормозами с пневматическим приводом, рессорной подвеской с передними рычажными гидроамортизаторами и резиновыми опорами рессор и дисковыми колесами. В деревянной 3-местной кабине с регулируемым сиденьем водителя впервые в советской практике на панели приборов появился тахометр. Автомобиль развивал скорость 50 км/ч и имел расход топлива 38 л на 100 км. На его базе была построена партия седельных тягачей 200В с 135-сильным дизелем ЯАЗ-М204В, а также короткое время выпускались короткобазные 6-тонные самосвалы ЯАЗ-205, производство которых в 1947 году передали на Минский автозавод, где их собирали под маркой МАЗ-205. Через три года туда был переведен и выпуск бортовых машин ЯАЗ-200, получивших обозначение МАЗ-200.

В вооруженных силах бортовые автомобили ЯАЗ-200, преодолевшие цикл военных испытаний в 1949 году, использовали на транспортных операциях по доставке в кузове до 20 человек боевого расчета и боеприпасов, а также в качестве буксировщиков артиллерийских систем массой до 9,5 т. Несмотря на краткосрочный период изготовления машины ЯАЗ-200, в 1949 году для нее успели разработать, запустить в производство и принять на вооружение аэродромный топливозаправщик ТЗ-200 вместимостью 7 тыс. л с задней кабиной управления, собственной насосной станцией СЦЛ-20-24, приводившейся от трансмиссии автомобиля, счетчиком-литрометром, фильтрами и набором приемных и раздаточных рукавов. С 1948 года на ЯАЗ-200 с дополнительным редуктором в трансмиссии устанавливался аэродромный шнекороторный снегоочиститель Д-166 щербаковского завод «Дормашина» с дополнительным дизельным двигателем мощностью 150 л.с. для привода рабочих органов. Самосвалы ЯАЗ-205 применялись в послевоенном восстановлении народного хозяйства, строительстве новых военных объектов и для выполнения инженерных работ.

С передачей производства двухосных автомобилей в Минск Ярославский завод сконцентрировал все свои усилия на внедрении гаммы самых крупных и тяжелых в то время в СССР трехосных автомобилей ЯАЗ-210, выпуск которых удалось наладить в 1950 году с использованием нового 6-цилиндрового двухтактного дизеля, освоенного в Ярославле собственными силами. В эту гамму входили тяжелые дорожные грузовики, самосвалы и тягачи, применявшиеся в Вооруженных Силах СССР на транспортных операциях и инженерных работах, для буксировки тяжелой военной техники, монтажа спецкузовов и вооружения. Развитием этой гаммы в 1957 году стало обновленное семейство тяжелых машин, включавшее бортовой грузовик ЯАЗ-219 и несколько его вариантов, которые продолжили военное использование тяжелой ярославской автотехники в армии и ракетных войсках. Единственным специальным армейским автомобилем с 1956 года являлся полноприводный грузовик ЯАЗ-214 (6x6). В 1958 – 1959 годах на заводе было разработано новое поколение 225-сильных грузовиков, включавшее базовый бортовой автомобиль ЯАЗ-226 грузоподъемностью 12 – 14 т и армейский полноприводный вариант ЯАЗ-230, но этот проект остался неосуществленным. Объемы выпуска автомобилей ЯАЗ, снабженных большинством агрегатов собственного изготовления и очень востребованных народным хозяйством и армией, был совершенно недостаточным, и потому руководство автомобильной отраслью СССР приняло решение о расширении этого производства путем перенесения его на более крупное предприятие.

Производство автомобилей в Ярославле просуществовало очень недолго. В течение 1959 года его начали постепенно сворачивать и к концу года полностью перевели на новый Кременчугский автомобильный завод (КрАЗ), а ЯАЗ был переименован в Ярославский моторный завод (ЯМЗ) и стал специализироваться на выпуске четырехтактных дизельных двигателей и агрегатов трансмиссии для тяжелых автомобилей. Со временем он превратился в крупнейшее советское, а затем и российское предприятие такого профиля, всегда славившееся своей качественной и совершенной продукцией. В лучшие 1980-е годы объем производства дизелей ЯМЗ достигал 120 тыс. единиц.


ЯАЗ-210
(1948-1958 гг.)

Первые образцы тяжелого трехосного бортового автомобиля ЯАЗ-210 (6x4) были построены в апреле 1948 года с использованием конструкции американских ленд-лизовских грузовиков и тягачей компании «Даймонд Т» (Diamond T). После передачи производства машин ЯАЗ-200 в Минск Ярославский завод вплотную приступил к доработке своего тяжелого трехосного семейства, выпуск которого начался в 1950 году. Базовый 12-тонный бортовой грузовик ЯАЗ-210 снабжался 6-цилиндровым двухтактным дизелем ЯАЗ-206 (6,97 л, 165 л.с), аналогичным американскому прообразу «Джи-Эм-Си 6-71» и весившим 1060 кг. По общей конструкции автомобиль не отличался от предшественника ЯАЗ-200, но дополнительно оснащался двухступенчатым редуктором, индивидуальными карданными приводами обоих задних мостов с двойными главными передачами и межосевым дифференциалом, который впервые в СССР оборудовали принудительной механической системой блокировки. Прежняя кабина получила металлическую облицовку, что дало повод называть ее цельнометаллической. Бортовая платформа длиной 5770 мм имела металлический пол и снабжалась деревянными двухсекционными откидными боковыми бортами, соединенными цепью. Удивительно, но для облегчения труда водителя этой 23,5-тонной машины не было предусмотрено никаких приспособлений. Колесная база автомобиля составляла 5050+1400 мм, дорожный просвет под мостами – 290 мм. Она развивала максимальную скорость 55 км/ч и расходовала от 60 до 80 л топлива на 100 км. С 1955 года выпускался 12-тонный бортовой вариант ЯАЗ-210А с цельнометаллической грузовой платформой и механической лебедкой за кабиной, который в варианте с тентом, высокими решетчатыми бортами и продольными скамьями играл роль тяжелого армейского транспортного автомобиля-тягача. Он имел снаряженную массу 11 840 кг и мог буксировать 15-тонный прицеп.


Армейский бортовой грузовик-тягач ЯАЗ-210А с 165-сильным дизелем и лебедкой. 1955 год.


В начале 1950-х годов на шасси ЯАЗ-210 впервые появились наиболее вместительные 6-метровые герметизированные каркасно-металлические кузова серии СН для оборудования в них полевых ремонтных мастерских. С 1951 года наиболее известными стали первые 10-тонные дизель-электрические автокраны К-104 Одесского завода со стрелой длиной 10 – 16 м, применявшиеся на строительстве различных военных и гражданских объектов, а также для перегрузки тяжелого ракетного оборудования. Для осуществления погрузочно-разгрузочных операций при ремонте автобронетанковой техники в полевых условиях использовался 12-тонный автокран К-121 одесского производства. В 1952 году на шасси ЯАЗ-210 был разработан и построен опытный образец первого советского автомобильного ракетного установщика 8У25, оказавшегося более мобильным, чем первый гусеничный вариант 8У220. В 1955 – 1956 годы эти машины использовали для установки первой советской баллистической ядерной ракеты средней дальности Р-5 конструкции С. П. Королева с буксируемой грунтовой подъемно-транспортной тележки на пусковой стол. Установщик и тележка пристыковывались к пусковому столу с разных сторон. На автомобильном шасси была смонтирована мощная лебедка и портальная перегрузочная мачта с гидроприводом. При выведении мачты в вертикальное положение посредством тросовой системы через блоки стрелы при помощи лебедки осуществлялся подъем задней части тележки в вертикальное положение и пристыковывание укрепленной на ней ракеты массой 28,6 т к пусковому столу. Для предохранения от опрокидывания тележка снабжалась своеобразным уравновешивающим устройством, где роль груза играл тяжелый бетонный куб. Он подвешивался на тросе, который одним концом оттягивал шасси тележки, а другим крепился к якорю, забетонированному в землю. Время установки ракеты занимало два часа. В 1957 году этот установщик применялся для монтажа ракет Р-5М и Р-12, а затем послужил базой новой конструкции 8У210 с одноосным тягачом.


Каркасно-металлический кузов серии СН для ремонтных мастерских на шасси ЯАЗ-210.


Многоцелевой 10-тонный самосвал ЯАЗ-210Е с опрокидывавшимся назад кузовом емкостью 8 кубометров впервые был оснащен защитным козырьком над кабиной водителя и применялся в военном строительстве или для выполнения инженерных работ. Из всей 210-й серии наибольшее распространение в войсках получили седельный тягач ЯАЗ-210Д, балластный ЯАЗ-210Г и специальный армейский полноприводный грузовик ЯАЗ-214, а в 1957 году на смену грузовику ЯАЗ-210 на короткое время пришел новый автомобиль ЯАЗ-219.


Седельный тягач ЯАЗ-210Д для буксировки тяжелых полуприцепов и артсистем. 1951 год.


ЯАЗ-210Д (1951 – 1958 гг.) – первый советский тяжелый седельный тягач двойного назначения на укороченном шасси ЯАЗ-210 (4080+1400 мм) для буксировки полуприцепов или артиллерийских систем полной массой до 30 т и работы в составе вседорожных автопоездов массой до 50 т. Снабжался сцепкой с автоматическим замком седельного устройства и системой отбора сжатого воздуха для привода тормозной системы полуприцепа. В сцепе с ним обычно работал многоцелевой низкорамный 20-тонный двухосный полуприцеп МАЗ-5203 со сварной рамой, задними двускатными колесами от модели ЯАЗ-200 и двумя задними откидными трапами для погрузки и выгрузки тяжелой самоходной техники. При установке подкатной тележки под сцепным устройством он превращался в трехосный прицеп, который буксировался тягачом ЯАЗ-210Г. На крупных гражданских и военных аэродромах тягачи ЯАЗ-210Д применяли для буксировки аэродромного полуприцепного топливозаправщика ТЗ-16 вместимостью 16 тыс. л, разработанного в 1952 году Ждановским заводом тяжелого машиностроения, за которым последовали специальные полуприцепы-заправщики ракет Р-5.


Балластный тягач ЯАЗ-210Г с низкобортным многоцелевым кузовом без лебедки. 1951 год.


ЯАЗ-210Г (1951 – 1958 гг.) – первый советский многоцелевой балластный тягач на 165-сильном шасси грузовика ЯАЗ-210 с укороченной колесной базой. Его прямым прототипом являлся американский вариант «Даймонд Т-981». Редкий в отечественной автомобильной промышленности ЯАЗ-210Г считается первым советским специальным танковозом, то есть средством для транспортировки на специальном низкорамном прицепе по дорогам общего пользования танков, гусеничной бронетехники и тяжелого военного оборудования. Позади кабины на нем размещалась сварная цельнометаллическая платформа-ящик длиной 3400 мм с гладкими бортами, поручнями и откидным или неподвижным задним бортом, в которую загружали до 8 т балласта – всевозможных камней, кирпича или чугунных болванок. Путем искусственного увеличения массы автомобиля достигалось существенное повышение его тягово-сцепных качеств, позволявших буксировать по шоссе прицепы и артиллерийские системы полной массой до 45 т со скоростью 45 км/ч, на местности – до 25 т. При этом расход топлива достигал 140 л на 100 км. Снаряженная масса одиночного тягача составила 12 360 кг, общая масса автопоезда достигала 60 т. Для перемещения тяжелого балласта или подтягивания несамоходных грузов на прицеп служила установленная за кабиной барабанная лебедка с выводом троса вперед или назад, а два запасных колеса хранились вертикально у переднего борта внутри кузова или на его заднем борту. Для их установки и демонтажа использовались специальные подъемные приспособления. Вместимость двух топливных баков достигала 510 л. На военных парадах тягачи ЯАЗ-210Г буксировали тяжелые артиллерийские орудия, а 12 человек боевого расчета размещались внутри стального кузова на четырех поперечных деревянных скамьях. Во втором исполнении тягач оснащался низкобортным металлическим кузовом с надставными деревянными решетчатыми бортами, тентом и продольными откидными сиденьями для доставки экипажей буксируемых систем. Обычно он не имел лебедки, поэтому запасные колеса стояли между кабиной и грузовой платформой. Тягачи ЯАЗ-210Г работали в основном в сцепе с трехосным 20-тонным прицепом МАЗ-5203 с подкатной тележкой, который преобразовывался в полуприцеп, или с трехосным низкорамным 40-тонным прицепом МАЗ-5208 для перевозки бронетехники. Последний вариант имел все двускатные колеса от ЗИЛ-164, в том числе восемь колес на передней поворотной тележке.


ЯАЗ-219 (1957 – 1959 гг.) – многоцелевой 12-тонный бортовой автомобиль второго поколения, ставший результатом проведенной в конце 1957 года модернизация всей выпускавшейся гаммы Ярославского автозавода. Фактически являлся доработанным вариантом модели ЯАЗ-210 с новой более просторной и расширенной на 335 мм кабиной с отопителем и обогревателем лобового стекла, плоской облицовкой радиатора, новой формой крыльев, повышенной надежностью тормозной системы и облегченным управлением. Основными техническими новинками являлись 180-сильный дизель ЯАЗ-206А с увеличенной степенью сжатия, двумя предпусковыми подогревателями и пневматический усилитель рулевого механизма, хотя к тому времени он уже стоял на армейском грузовике ЯАЗ-214. Снаряженная масса машины составила 11 300 кг, максимальная скорость осталась на уровне 55 км/ч, а расход топлива сократился до 55 л на 100 км. Несмотря на очень короткий срок выпуска, автомобиль был принят на вооружение и стал основной тяжелой базой перспективных систем вооружения, инженерной техники, топливозаправщиков и наземного обеспечения ракетных комплексов. На вооружение поступили также унифицированные с ним седельный тягач ЯАЗ-221 и строительный самосвал ЯАЗ-222. Дальнейшее развитие эти автомобили получили после передачи производства на Кременчугский автозавод, когда для них была разработана гамма надстроек тяжелого класса.


ЯАЗ-214
(1951/1956-1959 гг.)

Этот 7-тонный многоцелевой бортовой автомобиль стал первым советским тяжелым полноприводным дизельным армейским грузовиком с колесной формулой 6x6, предназначенным в первую очередь для использования в военном деле. Первые опытные образцы ЯАЗ-214 с пробным 205-сильным двигателем ЯАЗ-206Б, кабиной от модели ЯАЗ-210 и задними двускатными колесами появились еще в 1951 году, но внедрение столь сложной машины сдерживалось работами по дорожным народнохозяйственным бортовым грузовикам и самосвалам. Только в 1956 году удалось приступить к серийному производству обновленного варианта, который заменил в вооруженных силах обе предыдущие базовые машины ЯАЗ-200 и ЯАЗ-210, став основной тяжелой транспортной базой Советской Армии.


Полноприводный 7-тонный военный грузовик ЯАЗ-214 с 205-сильным дизелем. 1956 год.


Конструктивно автомобиль ЯАЗ-214, разработанный под руководством главного конструктора В. В. Осепчугова, представлял собой переходную модель от ЯАЗ-210 к новому поколению. На нем впервые для такого класса грузовиков были использованы более мощный 6-цилиндровый двухтактный дизель ЯАЗ-М206Б мощностью 205 л.с. с новыми топливными форсунками, который затем монтировался на машине ЯАЗ-219, пневматический усилитель рулевого механизма и односкатные бездисковые колеса с одинаковым размером колеи (2030 мм) и 18-слойными шинами низкого давления 15,00 – 20, обеспечивавшими дорожный просвет 360 – 380 мм. Кроме того, грузовик был оборудован двухступенчатой раздаточной коробкой, отключаемым передним мостом и индивидуальным приводом обоих задних мостов. Передняя главная передача была заимствована от грузовика ЗИС-150, задних мостов – от ЯАЗ-200. При необходимости 3-местная кабина оснащалась креплениями для оружия членов экипажа, медицинской аптечкой, огнетушителями и шанцевым инструментом. Сварная металлическая грузовая платформа длиной 4565 мм оборудовалась решетчатыми бортами высотой 935 мм и задним откидным бортом, продольными скамьями на 18 человек личного состава, тентом и двумя ящиками для хранения инструмента и цепей противоскольжения. Спереди под ней между лонжеронами клепаной рамы помещалась 12-тонная лебедка с горизонтальным барабаном с приводом от коробки отбора мощности и выводом троса длиной 55 м вперед и назад. Внешне от предыдущего поколения грузовик отличался формой расширенной кабины, крыльев и плоской облицовкой радиатора от ЯАЗ-219 с горизонтальными жалюзи и защитной решеткой. Два запасных колеса помещались вертикально за кабиной и были оборудованы ручными подъемниками. На машине использовалось 12-вольтовое электрооборудование. Общая вместимость двух топливных баков достигала 450 л, что определяло средний запас хода 650 км. Автомобиль с колесной базой 4600+1400 мм имел снаряженную массу 12,3 т, в разных дорожных условиях мог буксировать прицепы массой от 5 до 15 т (в отдельных случаях – до 50 т) и развивал на шоссе скорость 55 км/ч, расходуя в разных условиях эксплуатации от 70 до 135 л топлива на 100 км. Он преодолевал 30-градусный подъем, броды глубиной 1 м и снежную целину толщиной 0,6 м.


Шасси ЯАЗ-214Ш-7 с лебедкой для монтажа тяжелых надстроек и вооружения. 1957 год.


В процессе приемочных испытаний грузовики ЯАЗ-214 комплектовали малогабаритными арочными шинами, но в производство этот вариант не пошел. Для установки специальных военных надстроек на заводе разработали систему специальных шасси 214Ш со специальной комплектацией. Например, в 1956 – 1957 годах была собрана ограниченная партия шасси 214Ш-7 для монтажа перспективных систем ракетного вооружения. Машина снабжалась усиленными агрегатами, лебедкой, передним сцепным приспособлением, боковыми ограничительными брусьями и валами отбора мощности для привода оборудования специальных надстроек. По военным заказам в единичных экземплярах завод собирал седельные тягачи ЯАЗ-214 с опорно-сцепным устройством от машин МАЗ-200В. До 1959 года было выпущено 1265 автомобилей ЯАЗ-214, а после переноса производства в Кременчуг до 1963 года их выпускали под маркой КрАЗ-214.


Военное оборудование на шасси ЯАЗ-214

Несмотря на очень короткий срок изготовления автомобиля ЯАЗ-214, на его шасси устанавливали первые советские специальные армейские машины среднего и тяжелого классов, типовые обитаемые кузова-фургоны, элементы тяжелого понтонного парка, мостовых переправ и перспективные системы мощного вооружения. В 1959 году подмосковный завод № 38 построил на этом шасси колесный эвакуационный транспортер ТК-1 среднего класса, представлявший собой автопоезд. Он состоял из седельного тягача на шасси ЯАЗ-214 с 12-тонной барабанной лебедкой и специального двухосного полуприцепа ПС-1 – доработанного варианта прицепа МАЗ-5203. В комплект эвакуатора входил комплект ремонтного и грузоподъемного оборудования для мелкого ремонта и буксировки поврежденной техники массой до 20 т. В 1957 – 1958 годах Калининский экскаваторный завод на автомобилях ЯАЗ-214 построил свои первые войсковые экскаваторы Э-305 с ковшом емкостью 0,3 кубометра. В начале следующего года их приняли на вооружение, но затем машины этой серии базировались уже на шасси КрАЗ.


Боевая машина БМД-25 (2П5) комплекса 2К5 «Коршун» на шасси ЯАЗ-214. 1959 год.


Наиболее известной стала самая мощная на то время советская система залпового огня БМД-25 на шасси ЯАЗ-214 или пусковая установка 2П5 тактического ракетного комплекса 2К5 «Коршун», выпущенная небольшой партией в 1957 – 1960 годах. Она разрабатывалась с 1952 года, а артиллерийская часть СМ-44 с шестью спиральными направляющими была создана в апреле 1955 года в ленинградском ЦКБ-32. Боевая машина снабжалась шестью неуправляемыми ракетами ЗР-7 калибра 250 мм длиной 5535 мм и стартовой массой по 375 кг с жидкостными реактивными двигателями. Дальность стрельбы достигала 55 км. Боевая масса пусковой установки – 18,1 т. Машины комплекса «Коршун» впервые были показаны 9 ноября 1957 года на военном параде в Москве. С окончанием производства ЯАЗ-214 последние выпуски до 1960 года базировались на шасси КрАЗ-214.

Точные данные по другим ракетным системам на базе ЯАЗ-214 до сих пор остаются малоизвестными. Сохранились сведения, что в 1955 – 1957 годах на этом шасси была создана и испытана опытная пусковая установка тактического ракетного комплекса с двумя баллистическими ракетами модели «034», запускавшимися со спиральных направляющих и имевших дальность стрельбы до 60 км. В 1957 – 1958 годах ОКБ завода «Баррикады» разрабатывало пусковую установку Бр-215 тактического ракетного комплекса «Вихрь» с шестью спиральными направляющими для запуска неуправляемых ракет «036» диаметром 364 мм и длиной 6,1 м со стартовой массой 450 кг и дальностью полета 90 км. Установка боевой массой 18 т развивала скорость 55 км/ч и имела запас хода 850 км. Ее испытания проводились в 1958 году на полигоне Капустин Яр. В марте 1959 года в рамках работ по модернизации гусеничного зенитного ракетного комплекса 2К6 «Луна» на базе танка ПТ-76 завод «Баррикады» приступил к разработке трех вариантов колесных комплексов «Луна», в том числе пусковой установки Бр-226-I на грузовике ЯАЗ-214. С созданием более совершенных пусковых систем на четырехосных шасси ЗИЛ-135Б и ЗИЛ-135Л работа над ней была прекращена. Во второй половине 1950-х годов грузовик ЯАЗ-214 служил для перевозки четырехбалочной пусковой установки 5П73 (СМ-106) без газоотражателей и ходовой части, входившей в состав зенитного ракетного комплекса С-125.

Бортовой ЯАЗ-214 применялся также как штатный тягач специального четырехосного прицепа с пусковой установкой СТ-10 межконтинентального беспилотного ударного самолета-снаряда Ту-121 средней дальности (до 4 тыс. км), который с 1957 года разрабатывало ОКБ А. А. Туполева. Пусковую установку разработали и построили в 1958 году на Новокраматорском машиностроительном заводе. Она снабжалась балочной направляющей длиной до 20 м, установленной под углом 12 – 15°, на которой осуществлялась перевозка неснаряженного самолета и его сборка на месте с последующим запуском. Для питания электрооборудования и пуска ракетного двигателя служил генератор в несколько десятков киловатт, смонтированный на тягаче. Масса установки без ракеты составляла 21,25 т, с полностью снаряженной ракетой – 53,9 т. Скорость движения автопоезда по шоссе не превышала 40 км/ч, по грунту – 20 км/ч. Пять запусков самолета-ракеты были осуществлены летом 1959 года, а в дальнейшем ЯАЗ-214 заменили на более мощный тягач МАЗ-535.

На тяжелых полуприцепах с седельными тягачами ЯАЗ-214 были построены также мобильные заправочные и установочные системы. В 1958 году на основе аэродромного топливозаправщика ТЗ-16 появился заправщик окислителем ракет Р-12, базировавшийся на 25-тонном полуприцепе ЧМЗАП-5224. Еще в 1956 году был создан один из первых советских мобильных ракетных установщиков 8У211, смонтированный на специальном полуприцепе с тягачом ЯАЗ-214. Он служил для установки ракет Р-5 и Р-5М с транспортной тележки на наземную пусковую установку. Формирование более широкого шлейфа надстроек продолжилось в 1959 году с использованием автомобилей КрАЗ-214 и КрАЗ-255Б.

В 1961 году, то есть уже после прекращения выпуска автомобиля ЯАЗ-214, по проекту 21 НИИИ военный завод № 38 построил армейский автопоезд КТ-214-40П для доставки длинномерных грузов и крупногабаритного оборудования. Он состоял из седельного тягача на шасси 214 и специального двухосного полуприцепа «40П» с пространственной несущей сварной трубчатой рамой из алюминиевого сплава. Его главной особенностью являлись четыре колеса с односкатной ошиновкой (1200x500 – 508) на независимой торсионной подвеске и гидромеханической системой индивидуального синхронного управления ими, работавшей от гидронасоса НШ-40, установленного на тягаче. Полная масса автопоезда длиной 17,9 м составляла 25 363 кг.


Автопоезд КТ-214-40П с тягачом ЯАЗ-214 и полуприцепом с управляемыми колесами. 1961 год.



КРЕМЕНЧУГСКИЙ АВТОМОБИЛЬНЫЙ ЗАВОД (КрАЗ)

В апреле 1958 года Советское правительство приняло решение о перепрофилировании Ярославского автомобильного завода под серийное изготовление мощных дизельных двигателей и трансмиссий. Производство тяжелых трехосных грузовиков ЯАЗ решили перенести в украинский город Кременчуг Полтавской области, где для этой цели был реконструирован завод кукурузоуборочных комбайнов, основанный еще в августе 1945 году как завод мостовых конструкций Наркомата путей сообщения. Перевод производства из Ярославля начался в мае 1958 года, а рождение Кременчугского автомобильного завода состоялось 10 апреля 1959 года, когда из привозных деталей там были собраны первые два самосвала ЯАЗ-222, переименованные в КрАЗ-222. В мае того же года вступил в строй главный конвейер, и в конце 1959 года начался выпуск 12-тонного бортового грузовика КрАЗ-219 (6x4) и 7-тонного армейского автомобиля КрАЗ-214 (6x6). На все оставшееся время существования Советского Союза эти дизельные машины и их наследники стали главными тяжелыми многоцелевыми транспортными средствами повышенной проходимости Вооруженных Сил СССР и социалистических стран, представлявшими достаточно высокий технический уровень. Основная доля выпускавшейся продукции поступала для военных нужд, поэтому в закрытых документах предприятие носило индекс п/я М-5572.


КрАЗ-219
(1959-1965 гг.)

При переименовании прежнего грузовика ЯАЗ-219 в КрАЗ-219 никаких существенных изменений в его конструкции и параметрах не произошло. Он также снабжался 6-цилиндровым двухтактным 180-сильным дизельным двигателем ЯАЗ-206А, 5-ступенчатой коробкой передач, пневматическим усилителем рулевого механизма, более просторной и удобной кабиной и плоской облицовкой радиатора. Он также весил в снаряженном состоянии 11,3 т и на шоссе развивал скорость 55 км/ч. Первый базовый бортовой вариант КрАЗ-219 оставался в производстве до 1964 года, когда с конвейера сошло 12 780 таких машин. В 1963 – 1965 годах завод выпускал модернизированный грузовик 219Б с обновленным дизелем ЯАЗ-206Б и 24-вольтовым электрооборудованием. На их базе были созданы седельные тягачи 221 и 221Б для буксировки полуприцепов массой до 30 т, а также 10-тонные инженерно-строительные самосвалы 222 и 11-тонные 222Б. На ряде машин серии 219Б монтировали опытные четырехтактные дизельные двигатели ЯМЗ-238 V8. Все эти автомобили служили в основном в народном хозяйстве, но также поступили на вооружение Советской Армии, ВВС, РВСН и инженерных войск, где их применяли на дальних транспортных операциях, для перевозки труб, монтажа тяжелых надстроек и буксировки специального прицепного состава. В 1960 – 1962 годах на грузовике КрАЗ-219 и автокранах на его базе осуществлялись разработки опытных комбинированных движителей с двумя парами направляющих колес небольшого диаметра для передвижения по железнодорожным рельсам.


Дизель-электрический автокран К-162 на шасси КрАЗ-219 для перегрузки ракет.


С 1959 года на шасси КрАЗ-219 монтировали 10-тонный дизель-электрический кран К-104 Одесского завода имени Январского восстания, которого вскоре сменил 16-тонный вариант К-162 Камышинского кранового завода. На первых порах оба служили в РВСН для перегрузки тяжелого ракетного оборудования на стартовых позициях. С начала 1960-х годов на шасси КрАЗ-219П монтировали автомобильную кислорододобывающую станцию АКДС, размещенную в унифицированном герметизированном каркасно-металлическом кузове московского завода п/я 4111 (будущий завод специализированных автомобилей МЗСА). Наибольшее распространение получили аэродромные топливозаправщики ТЗ-16 и ТЗ-22 вместимостью 16 и 22 тыс. л соответственно с автономными насосными установками и задними кабинами управления. Их оборудование монтировалось на двухосных 19,5-тонных полуприцепах МАЗ-5204 или ЧМЗАП-5204М, которые буксировали седельные тягачи КрАЗ-221. Они служили для хранения и перевозки фильтрованного авиационного керосина, его перекачивания и механизированной заправки различных военных и гражданских летательных аппаратов. Заправщик ТЗ-16 (ТЗ-16000 или ТЗ-16-221) выпускался с 1952 года Ждановским заводом тяжелого машиностроения, и первоначально его буксировал тягач ЯАЗ-210Д. Он был оснащен рамной стальной эллиптической цистерной с двумя отсеками на 8500 и 7500 л топлива, автономным двигателем ГАЗ М-20 с коробкой передач для привода двух центробежных насосов СЦЛ-20-24 и комплектом технологического оборудования (фильтры, счетчики, трубопроводы, арматура, рукава, контрольно-измерительные приборы и др.). Полная масса автопоезда достигала 33,4 т, габаритная длина – около 15 м. Топливозаправщик ТЗ-22на полуприцепе ЧМЗАП-5204М был разработан на Челябинском машиностроительном заводе и затем выпускался на предприятии тяжелого машиностроения в Жданове. Впоследствии для буксировки обоих заправщиков применялись тягачи КрАЗ-258. С 1963 года для установки баллистических ракет Р-12У в шахтную пусковую установку на полуприцепе с тягачом КрАЗ-221 монтировали оснащение установщика 8?237.


Автономный аэродромный топливозаправщик ТЗ-16 с седельным тягачом КрАЗ-221.



КрАЗ-214
(1959-1967 гг.)

Первые полноприводные 7-тонные армейские автомобили КрАЗ-214 (6x6) сошли с конвейера Кременчугского автозавода в декабре 1959 года и представляли собой переименованные грузовики ЯАЗ-214, уже хорошо зарекомендовавшие себя на военной службе. На шасси кременчугского производства было продолжено формирование обширной гаммы специальной тяжелой военной автотехники, в которой особое место заняли мощные инженерные машины и системы вооружения, получившие дальнейшее развитие на последующих машинах КрАЗ.

Как и предшественник ЯАЗ-214, новый КрАЗ-214 был оборудован форсированным двухтактным 6-цилиндровым двигателем ЯАЗ-М206Б (6,97 л, 205 л.с), сухим однодисковым сцеплением, 5-ступенчатой коробкой передач и двухступенчатой раздаточной, отключаемым передним мостом с двойной главной передачей от ЗИЛ-164 и рычажными гидроамортизаторами, раздельным приводом среднего и заднего мостов, пневматическим усилителем рулевого механизма, механической лебедкой под металлической грузовой платформой, 3-местной деревометаллической кабиной, электрооборудованием напряжением 12 В и всеми односкатными бездисковыми колесами с 18-слойными шинами размером 15,00 – 20. В стандартную комплектацию входили два топливных бака вместимостью по 225 л. Одновременно КрАЗ-214 получил усиленную лонжеронную раму с пятью штампованными поперечинами, передние и задние сцепные приспособления. В 1963 – 1967 годах выпускался наиболее распространенный военный вариант 214Б с 24-вольтовой системой электрооборудования и усиленным передним мостом с телескопическими гидроамортизаторами и главной передачей, унифицированной с обоими задними мостами. Исполнение 214М имело экранированное электрооборудование.


Новый армейский грузовик КрАЗ-214 – переименованный автомобиль ЯАЗ-214. 1959 год.


Габаритные размеры грузовика КрАЗ-214 с тентом составляли 8530x2700x3170 мм (по кабине – 2880 мм). Дорожный просвет под мостами – 360 – 380 мм. При эксплуатации на грунтовых дорогах или на бездорожье автомобили 214-й серии с полной массой 19 570 кг имели грузоподъемность 7,0 т и могли буксировать прицепы массой 5 – 10 т, на дорогах с твердым покрытием – до 50 т. При этом максимальная скорость одиночного полностью груженого автомобиля по шоссе составляла 55 км/ч, с прицепом – 40 км/ч. Средний расход топлива в разных условиях находился в пределах от 70 до 135 л на 100 км, запас хода – до 650 км. Грузовики КрАЗ-214 преодолевали подъемы крутизной до 30°, броды глубиной 1 м и снежную целину толщиной 0,6 м.


Военное оснащение на шасси КрАЗ-214

В войсках бортовые автомобили КрАЗ-214 использовались для перевозки грузов и личного состава, для буксировки прицепов или артиллерийских орудий и монтажа военного оборудования. Базовый армейский вариант комплектовался сварной стальной грузовой платформой длиной 4565 мм с откидным задним бортом, тентом и двумя продольными откидными скамейками на 18 солдат. Многоцелевой грузовой вариант снабжался надставными деревянными решетчатыми бортами высотой 935 мм. Специально для шасси КрАЗ-214 были созданы и внедрены в производство новые войсковые экскаваторы, тяжелые инженерные мосты ТММ и уникальный понтонно-мостовой парк ПМП. В войсках применялись также седельные тягачи на бортовом шасси КрАЗ-214, хотя в официальной программе завода они отсутствовали. Армейские автомобили 214-й серии были сняты с вооружения лишь в 1998 году.


Средства обеспечения ракетных комплексов

На автомобилях КрАЗ-214 впервые было налажено изготовление наиболее мощных и тяжелых машин для наземного обслуживания различных ракетных комплексов стационарного базирования. Для хранения и доставки ракетного топлива (кислотного меланжа) служила специальная автоцистерна АКЦ-4-214М на шасси КрАЗ-214М. В ее комплект входили стальная цистерна вместимостью 4000 л, два ручных перекачивающих насоса, арматура, пульт управления, пластиковые и металлические рукава, укладывавшиеся в продольных боковых ящиках. Полная масса машины – 19,5 т. Для доставки больших количеств топлива для ракет Р-12 применялись доработанные типовые топливозаправщики ТЗ-16 на полуприцепах ЧМЗАП-5224, буксировавшиеся седельными тягачами КрАЗ-214. Для снабжения таких комплексов сжатым воздухом служила мощная мобильная компрессорная станция 8Г315А, размещавшаяся в кузове КрАЗ-214. Она состояла из оригинального дизель-компрессорного агрегата, совмещавшего в себе автономный дизельный двигатель и четырехступенчатый поршневой компрессор, создававший давление воздуха до 400 атмосфер.


Автоцистерна АКЦ-4-214М на шасси КрАЗ-214М для доставки и раздачи ракетного топлива.



Инженерная техника

С появлением тяжелого полноприводного автомобиля КрАЗ-214 на его базе началось активное формирование наиболее обширной в Советской Армии гаммы мощной тяжелой автотехники отечественной разработки. Она создавалась по заказам Министерства обороны с привлечением десятков военных и гражданских институтов и предприятий и поступала практически во все подразделения Советской Армии, в инженерные, саперные, строительные и железнодорожные войска, в мотострелковые, артиллерийские формирования и РВСН, а по техническому уровню в свое время считалась наиболее совершенной и прогрессивной в мире автотехникой.


Войсковой механический экскаватор Э-305В на шасси КрАЗ-214 без выносных опор. 1960 год.


Э-305 – серия простых и надежных механических войсковых одноковшовых экскаваторов грузоподъемностью 400 кг с прямой или обратной лопатой, выпускавшихся Калининским экскаваторным заводом на шасси КрАЗ-214 без выносных опор. Они широко применялись для выполнения различных земляных работ при строительстве фортификационных сооружений, укрытий, убежищ, котлованов, траншей и окопов, а также заменяли обычные автокраны при проведении погрузочно-разгрузочных операций, поднимая грузы массой до 4 т. Первой в эту гамму вошла базовая модель Э-305 на шасси ЯАЗ-214, которую приняли на вооружение в январе 1959 года. С 1960 года на автомобилях КрАЗ-214 устанавливался вариант Э-305В с емкостью ковша, увеличенной с 0,3 до 0,4 кубометра. В 1966 году на шасси 214Б началось изготовление модели Э-305АВ, причем последние машины были собраны в 1970 году – уже после окончания выпуска шасси КрАЗ-214. На поворотной платформе с кабиной экскаваторщика устанавливался автономный тракторный дизель ЮМЗ мощностью 48 л.с., приводивший тросовые лебедки рабочих органов. Такие машины позволяли в течение одного часа отрывать 4 – 5 укрытий или котлованов глубиной до 4 м. Максимальная высота выгрузки достигала 6,4 м. Полная масса машин составляла 17,5 т, максимальная скорость передвижения – 50 км/ч. В 1970-е годы экскаватор базировался на шасси КрАЗ-255Б, затем его сменила модель ЭОВ-4421.


Механизированный мост ТММ с двумя раскладными металлическими мостовыми блоками.


ТММ – первый советский тяжелый механизированный мост на шасси КрАЗ-214 с двумя раскладными металлическими двухколейными мостовыми блоками для наведения 60-тонных переправ. Состоял из четырех мостоукладчиков и использовался для возведения прочных переправ длиной до 40 м через неглубокие водные преграды, овраги и рвы (до 3 м). Каждый автомобиль оборудовался двумя задними домкратами, лебедкой, гидравлическим и тросово-блочным приводом исполнительных механизмов. В транспортном положении сложенные мостовые секции длиной по 11,5 м с установленной между ними откидной опорой крепились на поворотной перегрузочной стреловой мачте, при подъеме которой раскладывались и опускались на грунт или на промежуточную регулируемую опору, перекрывая преграды шириной 10,5 м. При этом ширина проезжей части, достигавшая 3,8 м, позволяла пропускать в обоих направлениях любую колесную и гусеничную технику. Время сборки одного моста не превышало 50 – 60 с, а четырехпролетных мостов в разных условиях составляло от 45 до 90 минут. Максимальная скорость движения мостоукладчиков – 55 км/ч, на бездорожье и по грунтовым дорогам – до 35 км/ч. Полная масса каждой машины – 20,4 т. Боевой расчет всего комплекта – 12 человек. В 1970-е годы оборудование мостов ТММ монтировали на шасси КрАЗ-255Б.

ПМП – оригинальный раскладной понтонно-мостовой парк армейского и фронтового звена грузоподъемностью 60 т, базировавшийся на автомобилях КрАЗ-214. К разработке этого «фантастического», одного из лучших в мире понтонных парков в 1947 году приступил Ю. Н. Глазунов, старший научный сотрудник Научно-исследовательского инженерного института Министерства обороны. Он впервые предложил заменить прежние наплавные мосты с верхним настилом на модульные раскладные четырехсекционные герметичные паромы, из которых можно было собирать не только ленточные плавучие мосты, но и отдельные транспортные паромы, пирсы, плавкраны и даже посадочные площадки для вертолетов. Первый пробный образец моста появился в 1954 году, а после испытаний его выпуск наладил Навашинский машиностроительный завод (с 1966 года входил в состав Судостроительного завода «Ока»). В 1962 году парк ПМП был принят на вооружение взамен прежнего парка ТПП на автомобилях ЗИС-151 и ЗИЛ-157.


Раскладное речное звено понтонно-мостового парка ПМП на автомобиле КрАЗ-214. 1962 год.


Элементы парка ПМП служили для оперативного наведения (в течение 30 минут) наплавных переправ длиной до 227 м с шириной проезжей части 6,5 м, а также для сборки паромов грузоподъемностью до 170 т для переправы личного состава и боевой техники через водные преграды или монтажа спецоборудования. Парк был приспособлен к наведению при скорости течения реки не более 2 м/с. В его состав входили 36 понтонных грузовиков КрАЗ-214 со специальной сварной платформой, тяговой лебедкой и подъемно-перегрузочными устройствами. На кабинах имелись крепления для съемной оснастки, а оба топливных бака размещались с левой стороны шасси. Из них 32 автомобиля перевозили по одному раскладному речному звену, состоявшему из двух средних и двух крайних шарнирно соединенных между собой сварных металлических понтонов. На четырех машинах доставлялись береговые звенья измененной формы. При движении грузовиков задним ходом и резком торможении звенья скатывались с платформы по четырем каткам, сбрасывались на поверхность воды и автоматически раскрывались, образуя секцию наплавного моста длиной 6,75 м и шириной 8,1 м или один самостоятельный 20-тонный паром. Для подтягивания, складывания и подъема на автомобиль понтонных звеньев служил откидной кран-укосина, смонтированный в задней части грузовой платформы. Полная масса понтонного автомобиля КрАЗ-214 с речным звеном составляла 19,6 т, габаритные размеры – 8850x3150x2880 мм. Для перевозки выстилки и вспомогательного оснащения служили грузовики КрАЗ-214 с низкобортными грузовыми платформами. В состав парка входили также 12 плоскодонных буксирных моторных катеров БМК-Т для наведения мостов и перемещения паромов. Их также перевозили на автомобилях КрАЗ-214 в наклонном положении на специальной трубчатой ферме. В дальнейшем этот парк и его модернизированные версии базировались на грузовиках КрАЗ-255Б и КрАЗ-260.


Боевые машины

Эйфория 1950-х годов с созданием мощного ракетного оружия на шасси обычного грузовика ЯАЗ-214 завершилась безрезультатно, и с появлением нового автомобиля КрАЗ-214 почти все предыдущие проекты в этой сфере были свернуты. По наследству от ЯАЗа новой машине досталось лишь кратковременное продолжение сборки 250-мм пусковых установок БМД-25 (2П5) тактического ракетного комплекса 2К5 «Коршун» с шестью ракетами, запускавшимися со спиральных направляющих. Они были изготовлены ограниченной партией, но совершенно не удовлетворяли военных по кучности попадания, и в 1960 году работы над ними пришлось прекратить в пользу новых тактических ракетных систем. В то же время седельные тягачи КрАЗ-214 на короткое время заменили ЯАЗы в составе автопоездов с полуприцепными установщиками 8У211 ракет Р-5 и Р-5М на стационарную пусковую установку.

Кроме упомянутого выше оснащения, с 1964 года на автомобиле КрАЗ-214Б базировался мощный подвижный радиолокационный высотомер ПРВ-9Б «Наклон-2Б» (1РЛ19Б) для обнаружения и пеленгования низколетящих воздушных целей, работавший совместно с радиолокационными станциями.


ВОЕННЫЕ РАЗРАБОТКИ НАМИ

В первое послевоенное время Научно-исследовательский автомобильный и автомоторный институт (НАМИ), переименованный из НАТИ в феврале 1946 года, продолжал активную деятельность в области военной автомобильной техники. Его первой работой в этой сфере в 1948 году стала опытная амфибия НАМИ-011 (4x4), представлявшая собой копию американского автомобиля «Форд GPA», созданную на агрегатах легкой многоцелевой машины ГАЗ-67Б. Ее конструкция и тактико-технические характеристики были признаны неудовлетворительными, и в 1950 году эти работы пришлось прекратить. Правда, на Горьковском автозаводе в 1952 – 1953 годах была собрана пробная партия таких амфибий под маркой ГАЗ-011. Впоследствии НАМИ проводил проектно-конструкторские разработки по легким армейским полноприводным транспортерам ТПК и плавающим автомобилям на подводных крыльях.

Вся послевоенная деятельность института в области армейских грузовиков осуществлялась благодаря талантливому инженеру Н. И. Коротоношко, который в конце 1954 года стал главным конструктором нового отдела автомобилей высокой проходимости. Еще зимой 1944 года на базе американского грузовика «Студебекер US6.U4» он создал вариант со всеми односкатными колесами и новой раздаточной коробкой с межосевым дифференциалом собственной конструкции. Эта принципиально новая идея легла в основу следующих перспективных разработок, которые привели к созданию опытного трехосного полноприводного автомобиля НАМИ-020 оригинальной конструкции, не имевшей непосредственных иностранных аналогов.

Эта машина стала последней и единственной реалистичной работой НАМИ за всю его историю, послужившей основой наиболее удачного семейства советских военных автомобилей «Урал-375» серийного производства. Впоследствии из-за разбросанности научно-исследовательской деятельности и отсутствия в институте «общих глобальных направлений» военное руководство страны, решившее «приблизить разработки спецтехники к реальной жизни», перевело исполнение всех важных оборонных проектов в заводские КБ, секретные СКБ и в военные институты.


НАМИ-020
(1956-1957 гг.)

Первый 5-тонный капотный бортовой автомобиль НАМИ-020 (6x6) со всеми односкатными колесами был построен в конце 1956 года на опытном заводе НАМИ и изначально предназначался для преимущественного применения в Советской Армии. Вся деятельность по его созданию проводилась с 1953 года в соответствии с принятыми Министерством обороны СССР тактико-техническими требованиями к новому поколению отечественных полноприводных грузовых машин и тягачей. НАМИ-020 по сути был революционной для своего времени конструкцией с множеством серийных и оригинальных агрегатов, впервые использованных на армейских машинах. На нем был смонтирован экспериментальный верхнеклапанный карбюраторный двигатель ЗИЛ-375Я V8 (6,96 л, 180 л.с.) со степенью сжатия 6,5, предпусковым подогревателем, электрическим стартером и дублирующей пневматической системой запуска. Впоследствии этот силовой агрегат использовался на четырехосных ракетных шасси ЗИЛ-135, а в форсированном исполнении его монтировали на представительские легковые машины ЗИЛ-114. Механическая синхронизированная 5-ступенчатая коробка передач Ярославского автозавода работала с двухступенчатой раздаточной коробкой с несимметричным межосевым дифференциалом и механизмом выключения переднего моста. В приводе передних управляемых колес использовали шариковые шарниры равных угловых скоростей. Задняя ведущая тележка со средним проходным мостом оборудовалась симметричным межосевым дифференциалом с пневматической блокировкой и подвешивалась на продольных балансирных рессорах. Кроме того, в картерах всех неразрезных мостов с коническими главными передачами предусматривалась установка межколесных блокируемых дифференциалов. Бездисковые колеса комплектовали расширенными 10-слойными шинами размером 14,00 – 20 низкого давления с централизованной системой регулирования внутреннего давления в пределах от 0,8 до 2,5 кгс/см2. Редкими для своего времени новинками являлись герметизированные колесные барабанные тормоза с гидропневматическим приводом, рулевой механизм с гидроусилителем, гидроподъемник запасного колеса и подогрев аккумуляторов. Оперение и цельнометаллическая кабина с отопителем и люком в крыше были изготовлены на Горьковском автозаводе и вполне естественно создавали отдаленную внешнюю схожесть НАМИ-020 с грузовиком ГАЗ-51. Цельнометаллическая грузовая платформа оборудовалась тремя рядами продольных откидных скамеек для личного состава и съемным тентом. Сзади под ней размещалась лебедка с горизонтальным барабаном и возможностью вывода троса вперед или назад. Снаряженная масса автомобиля без лебедки составляла 7250 кг, с тентом и лебедкой – около 8 т, дорожный просвет под мостами – 405 мм, под раздаточной коробкой – 675 мм. На испытаниях 1956 – 1957 годов, проведенных в НАМИ, на полигоне 21 НИИИ и в разных климатических зонах, он показал достаточно высокую проходимость и экономичность. Грузовик преодолевал снежную целину глубиной до 1 м, продольный подъем крутизной 32°, броды глубиной до 1,2 м, развивал максимальную скорость 75 км/ч и буксировал 5-тонный прицеп. Его вариантом являлся транспортный автомобиль НАМИ-021 двойного назначения с деревянной грузовой платформой без тента и кабиной без люка.


Опытный армейский автомобиль НАМИ-020 с 180-сильным бензиновым мотором. 1956 год.


По результатам государственных испытаний и межведомственных согласований грузовик НАМИ-020 был рекомендован к серийному производству на Уральском автозаводе и в мае 1957 года был передан в Миасс для ознакомления. Совместно с конструкторами НАМИ там была проведена дополнительная работа по устранению замечаний и подготовке технической документации для организации его серийного производства, затем построены собственные опытные варианты и вновь проведены испытания. Итогом этой бурной деятельности в январе 1961 года стало начало серийного производства принципиально нового армейского грузовика «Урал-375».


ТВОРЧЕСКИЙ ПРОРЫВ
(1960-е гг. – начало 1970-х гг.)

В этот период военный автомобильный комплекс Советского Союза достиг небывалого уровня развития. Быстро преодолев первый этап копирования и подражательства, советская автомобильная промышленность переключилась на серийный выпуск своих лучших и самых известных военных машин, разработанных исключительно собственными силами и средствами и собиравшихся только из материалов и узлов отечественного происхождения. Помимо врожденного патриотизма советских людей и мудрого руководства Коммунистической партии к достижению столь скорых и высоких результатов были другие не менее существенные мотивы: международная политическая и экономическая обособленность СССР в условиях «холодной войны» и реальная военная угроза со стороны ведущих западных держав, оказывавшая постоянное мощное давление на советскую экономику в форме изнурительной гонки вооружений. В те времена Советский Союз смог не только успешно выдержать противостояние с Западом, но и захватить мировое лидерство в космосе, в области бронетанковой техники, боевых самолетов, ракетного вооружения и средств его доставки и применения. Функционирование всего этого мощного комплекса было невозможно без массового производства и широкого применения автомобильной техники во всех сферах военного дела.

Приоритет серийного выпуска армейских автомобилей разных классов и назначения принадлежал самым крупным советским автозаводам. В эти годы они начали производство своих лучших и со временем ставших легендарными джипов УАЗ-469, армейских бескапотных полноприводных грузовиков ГАЗ-66 и известных капотных машин ЗИЛ-131, «Урал-375» и КрАЗ-255. Все они были максимально приспособлены для эффективной службы в Советской Армии и в больших количествах поставлялись в вооруженные силы стран Варшавского договора и в союзные государства. Грузовики являлись также базой огромнейшего семейства специальных исполнений с различными кузовами, надстройками и оборудованием, выпускавшимися разветвленным комплексом небольших военных и гражданских предприятий. К этому времени относится освоение серийного производства новых радиолокационных и разведывательных систем, новой заправочной, аэродромной и инженерной техники, новых средств управления, форсирования водных преград и обеспечения ракетных комплексов, а также еще более мощных систем залпового огня. В 1960-е годы начался активный переход на обитаемые кузова-фургоны второго поколения (серии К и КМ) с характерными плоскими покатыми скосами крыши. Они были выполнены из армированного пенопласта или из стали, снабжались автономными средствами защиты и жизнеобеспечения и полностью удовлетворяли наиболее жестким требованиям ведения военных действий в условиях химического, бактериологического и радиационного заражения местности. В устоявшейся к тому времени системе обозначения армейских фургонов их неофициальная аббревиатура КУНГ уже имела иной смысл – кузов унифицированный (универсальный) герметизированный.

Мировым научно-техническим приоритетом СССР в то время являлись комплексы авиадесантируемых автомобилей с полным набором надстроек, самоокапывавшиеся автомобили, уникальные амфибии, различные виды армейских автопоездов и новые системы понтонно-мостовых переправ, включая невидимые с воздуха подводные мосты. К ним можно добавить новые полноприводные бронемашины оригинальной конструкции, сменившие прежние бронетранспортеры на автомобильных шасси. О значимости и мощи советского военно-автомобильного комплекса тех лет свидетельствует также начало серийного выпуска обширной гаммы многоосных тягачей и тяжелых шасси специальной конструкции для несения мощного ракетного вооружения и обслуживания стратегических ракетных комплексов, которые не вошли в данную книгу.


УЛЬЯНОВСКИЙ АВТОМОБИЛЬНЫЙ ЗАВОД (УАЗ)

На втором этапе своей истории Ульяновский автозавод внес наиболее существенный вклад в развитие отечественной военной автотехники и всего советского автомобилестроения, самостоятельно разработав и внедрив в массовое производство самый известный и популярный легкий многоцелевой полноприводный автомобиль УАЗ-469 (4x4). Как и вся прежняя продукция завода, он также создавался по заказу Министерства обороны СССР, превратившись в наиболее передовой и совершенный советский армейский джип, на равных конкурировавший с зарубежными аналогами. С конструктивной точки зрения он послужил основой всего последующего семейства легких военных машин, развитие и совершенствование которых продолжается до сих пор. Столь же оптимистично и прогрессивно развивался и грузовой сектор УАЗа. Во второй половине 1960-х годов заводу удалось наладить серийное изготовление новой легкой полноприводной серии УАЗ-452, хотя она представляла лишь модернизацию первого семейства 450. В феврале 1972 года, в преддверии серийного выпуска машин 469-й серии, предприятие было преобразовано в Производственное объединение «АвтоУАЗ» имени В. И. Ленина.


УАЗ-469
(1964/1973-1992 гг.)

Взявшись за создание принципиально нового армейского вездехода УАЗ-469, молодое предприятие, до тех пор не имевшее особого опыта разработки такой техники, необходимого проектно-конструкторского потенциала и крупных производственных мощностей, попало в затруднительную ситуацию. В результате буквально интуитивным путем было построено несколько прототипов разной конструкции, испытанных на заводе, в пробегах и на полигоне 21 НИИИ, а процесс постановки окончательного образца на конвейер занял непозволительно долгое время – более 10 лет, затормозив переход Советской Армии на новую легкую автотехнику. Все эти огромные проблемы быстро отошли на второй план, когда из заводских ворот стали выходить серийные машины УАЗ-469, наводнившие вооруженные силы и народное хозяйство прочными и практичными легкими вездеходами.

Разработка нового джипа началась 1959 году, когда УАЗ только разворачивал массовое производство машины ГАЗ-69, уже явно отстававшей от мирового уровня. Ее решили не принимать за основу будущего армейского вездехода, а использовали скудные сведения об аналогичных зарубежных машинах и агрегаты от первого грузового семейства УАЗ-450, которое в процессе работы над джипом превратилось в обновленную гамму 452.


Прототипы УАЗ-469

Сколь самодеятельными и смелыми были намерения конструкторов УАЗа под руководством главного конструктора П. И. Музюкина, можно судить по широкому разбросу конструкций и компоновок будущей машины. В первоначальный типаж входили автомобили с независимой подвеской и несущими кузовами, а также плавающие заднемоторные версии, но консервативно строгие требования Министерства обороны ограничили фантазии конструкторов неким подобием классической машине ГАЗ-69 с передним мотором, традиционной зависимой подвеской и открытым кузовом с откидным задним бортом.

С 1960 года завод один за другим строил и предлагал военным на выбор различные результаты своего поиска самой оптимальной конструкции. Осенью появился прототип УАЗ-460 рамной конструкции с открытым 4-дверным кузовом, по общей конструкции сходный с ГАЗ-69, но уже обладавший внешними признаками будущего УАЗ-469. Из-за низкого дорожного просвета военные его не приняли. Для решения этой проблемы была предложена схема с дополнительными бортовыми редукторами в ступицах всех колес, позволявшими приподнять мосты и кузов над поверхностью дороги. Так появился второй прототип 460Б с характерной угловатой функциональной внешностью и открытым кузовом с тентом. Он был выполнен на шасси УАЗ-450 с 70-сильным мотором М-21 и зависимой рессорной подвеской, но уже оснащался колесными редукторами. Его снаряженная масса составляла всего 1480 кг. В 1962 – 1963 годах эти машины проходили испытания с разными кузовами – 4-дверным 7-местным пассажирским и 2-дверным грузопассажирским, причем на последних версиях мощность возросла до 75 л.с. В том же 1960 году был построен второй пробный вариант УАЗ-471, созданный по образцу американских джипов М-151 и явно претендовавший на революционность. Он снабжался независимой подвеской всех колес на поперечных рычагах, несущим 4-дверным кузовом и 16-дюймовыми шинами, но колесных редукторов не имел. На машине стоял необычный компактный 4-цилиндровый V-образный бензиновый двигатель (2,45 л, 82 л.с.), созданный на базе мотора М-21, но имевший длину на 120 мм короче. Все эти автомобили проходили испытания до 1964 года, по завершении которых за основу был принят вариант 460Б с рекомендациями по его модернизации и доработке. Слишком необычный дорогой и сложный УАЗ-471 военные отвергли, зато его силовой агрегат после испытаний был рекомендован к производству, но так и не попал на конвейер.


Первый прототип автомобиля УАЗ-469 – модель УАЗ-460Б с колесными редукторами. 1960 год.


Второй прототип УАЗ-471 с независимой подвеской и 72-сильным мотором V4. 1960 год.


В 1964 году, как развитие прототипов 460 и 460Б, впервые появился более солидный, прочный и чуть удлиненный автомобиль с бортовыми редукторами и повышенными тактико-техническими данными, который был унифицирован с будущим грузовым семейством 452 и получил знакомый индекс УАЗ-469. На стадии проектирования и испытаний он преодолел несколько модернизаций, которые внешне отражались в разных вариантах передней облицовки с вертикальными или горизонтальными воздухозаборными прорезями. В это же время был создан первый авиадесантируемый вариант с откидными лобовым и боковыми стеклами и съемными дугами тента. Все версии испытывали в 21 НИИИ и в дальних пробегах по регионом СССР со всем видами дорожных и климатических условий. Одновременно проводились подготовительные работы по внедрению новой машины в серийное производство, но из-за нехватки средств и отсутствия производственных мощностей на это потребовалось еще несколько лет огромных усилий. Приемочные испытания доработанного джипа УАЗ-469 завершились в марте 1971 года. Он был представлен министру автомобильной промышленности, который дал согласие на финансирование серийного производства новой машины. 2 ноября 1971 года руководство УАЗа приняло решение о безостановочном переходе с автомобиля ГАЗ-69 на УАЗ-469. На его реализацию потребовался еще один год: 15 декабря 1972 года на вторую линию главного конвейера был поставлен упрощенный сельскохозяйственный вариант 469Б. До начала серийного производства военного джипа 469 оставалось еще несколько месяцев.


УАЗ-469 (1973 – 1992 гг.) – серийный базовый вариант легкого многоцелевого авиатранспортабельного полноприводного армейского автомобиля с полезной нагрузкой 600 кг, выпускавшийся с 1973 года. Унифицированный с легкими фургонами и грузовиками УАЗ-452, он также оснащался 4-цилиндровым 2,4-литровым бензиновым двигателем УМЗ-451МИ Ульяновского моторного завода мощностью 75 л.с. с предпусковым подогревателем, который дополнительно имел экранированное электрооборудование. На машине использовали сухое однодисковое сцепление, 4-ступенчатую коробку передач с синхронизаторами на двух высших ступенях и двухступенчатую раздаточную. Все ведущие мосты с двойными коническими главными передачами снабжались компактными цилиндрическими бортовыми редукторами с шестернями внутреннего зацепления, что позволило повысить тягово-сцепные качества и дорожный просвет (до 300 мм). Привод на передний мост сделали отключаемым. В подвесках на продольных полуэллиптических рессорах стояли рычажные гидроамортизаторы и стабилизатор поперечной устойчивости, гидравлическая тормозная система воздействовала на барабанные механизмы всех колес. На штампованной раме с лонжеронами помещался открытый цельнометаллический кузов со съемным тентом на трубчатом каркасе, четырьмя боковыми полудверями с надставками со стеклами, задним откидным бортом с запасным колесом, отопителем и откидывавшимся на капот лобовым стеклом с верхней установкой стеклоочистителей с ножным приводом. УАЗ-469 комплектовался шинами размером 8,40 – 15 и двумя 39-литровыми топливными баками. Он имел колесную базу 2380 мм, колею обоих мостов по 1450 мм, снаряженную массу – 1650 кг и полную – 2450 кг, мог перевозить от двух до семи человек, развивал максимальную скорость 100 км/ч и буксировал прицеп массой 850 кг.


Серийный легкий 75-сильный полноприводный армейский автомобиль УАЗ-469. 1973 год.


Модернизированный УАЗ-469 с указателями поворотов на боковинах капота. 1980 год.


С 1980 года на автомобиле УАЗ-469 стали устанавливать телескопические гидроамортизаторы вместо рычажных и повторители указателей поворотов на боковинах капота. В 1983 году на нем появился 77-сильный двигатель УМЗ-414, в 1984 году – расширительный бачок в системе охлаждения, позволивший вместо воды использовать незамерзающие жидкости. С конца 1972 года, еще до начала производства модели 469, выпускался гражданский или сельскохозяйственный вариант 469Б с одинарными главными передачами без колесных редукторов и экранированного оборудования. Его снаряженная масса составляла 1540 кг, дорожный просвет – 220 мм.

В 1985 году УАЗ-469 уступил место модернизированной армейской машине УАЗ-3151, но его мелкосерийное изготовление продолжалось до начала 1990-х годов. К тому времени было собрано 1,2 млн автомобилей серии 469.


Военные варианты и оснащение на автомобиле УАЗ-469

С началом серийного выпуска УАЗ-469 сразу же стал основным легким многоцелевым автомобилем Советской Армии и вооруженных сил всех братских и союзных стран. В 1970-е годы он экспортировался в 70 стран мира. Эти машины являлись штабными, парадными, командирскими и разъездными машинами старшего командирского звена от майора до полковника, а также широко применялись в комендантской службе и военной автоинспекции (ВАИ). В СССР на них монтировали полевые радиостанции, устанавливали легкое вооружение и миноискатели, использовали как артиллерийские тягачи и носители специального оснащения. В зарубежных армиях на эти автомобили монтировали крупнокалиберные пулеметы, радиолокаторы, 73-мм гранатомет СПГ-9Д и даже счетверенные зенитные системы. Первоначально штатным армейским прицепом для этих машин являлся одноосный вариант ГАЗ-704 (1-П-0,5) производства Ульяновского автозавода, разработанный еще для ГАЗ-69, а в конце 1970-х годов специально для УАЗ-469 был создан и принят к производству новый одноосный прицеп УАЗ-8109 (1-АП-0,5М) грузоподъемностью 500 кг. В социалистических странах собственными силами производили существенные доработки кузовов стандартных УАЗ-469, чтобы монтировать на них разные надстройки и системы вооружения местного производства или придать автомобилям более эффектный внешний вид для участия в парадах.

На гражданском шасси УАЗ-469Б для армии выпускали вариант 469БИ для монтажа военного оборудования и экранированное шасси 469БИТ для радиостанций. В 1973 – 1985 годах на базе 469Б завод выпускал санитарный автомобиль 469БГ двойного назначения, в котором на месте правых переднего и заднего сидений со сложенными спинками устанавливали носилки, а два свободных задних места занимали сопровождающие. Изображение красного креста было нанесено на боковые двери, лобовое стекло и фару-искатель. Одновременно с 1973 года Шумерлинский завод специализированных автомобилей (ШЗСА) Чувашской АССР на шасси 469Б комплектовал скорую ветеринарную помощь 2912, которая в войсках применялась для проведения санитарной и противоэпидемиологической обработки внутренних территорий, помещений и зданий.


Парадный УАЗ-469 Народной армии ГДР с новой облицовкой и микрофонной стойкой.


В 1970-е годы специальные автомобили радиационно-химической разведки носили индексы 469РХ и 469РХБ и имели полную массу 2305 кг. Их оборудовали приспособлениями, приборами и индикаторами для контроля химической и радиационной обстановки и средствами связи. В салоне УАЗ-469 устанавливали легкую радиорелейную станцию Р-403 для обеспечения управления в оперативно-тактическом звене, которая ранее базировалась на автомобилях ГАЗ-69. В 1970-е годы ее сменила компактная радиорелейная приемопередающая ультракоротковолновая радиостанция Р-403М завода имени А. С. Попова на шасси 469БИ и 469БИТ. Она работала совместно со станцией Р-401М, предназначалась для обеспечения связи между пунктами управления оперативно-тактического звена на стоянке или в движении и внешне отличалась короткой антенной в центре тента. На УАЗ-469 базировались комбинированные радиостанции Р-125Б «Белозер» и Р-125БР «Белозер-1» (в Народной армии ГДР их доработанный вариант носил индекс R-1125F), а также контрольно-ремонтная автомобильная станция КРАС-ПМ и передвижной пункт руководителя полетов военной авиации.


Индукционный миноискатель ДИМ-М на автомобиле УАЗ-469 с двумя рулевыми колесами.


Самым оригинальным на шасси УАЗ-469 являлся самоходный дорожный индукционный миноискатель ДИМ-М – модернизированный вариант машины ДИМ, созданной для ГАЗ-69. Он снабжался поисковым индукционным сканирующим устройством на вынесенной вперед трубчатой раме с двумя колесами, управляемыми оператором из автомобиля при помощи второго рулевого колеса. При обнаружении мин разных типов в металлических корпусах на глубине до 25 см оно посредством пневматических приводов от встроенного компрессора выключало сцепление и приводило в действие тормоза машины. Непосредственным обезвреживанием мин занимались четыре сапера с миноискателями, щупами и другими средствами, размещавшиеся на задних сиденьях. Ширина проверяемой полосы составляла 2,2 м, рабочая скорость – 10 км/ч.


УАЗ-452
(1965-1989 гг.)

В середине 1960-х годов Ульяновский автозавод приступил к замене первого семейства легких грузовиков 450 на обновленное второе поколение УАЗ-452. Их главными новинками стали 4-цилиндровый бензиновый двигатель М-21В (2,45 л, 70 л.с, впоследствии – 77 – 80 л.с), 4-ступенчатая коробка передач и телескопические гидроамортизаторы в подвеске, а также усиленные рама и шасси, что привело к увеличению грузоподъемности всех исполнений на 200 – 250 кг. От первой серии эти машины внешне отличались перенесенным к бамперу упрощенным воздухо-заборным отверстием трапецеидальной формы с простой металлической сеткой, сохраняющимся до сих пор. При этом колесная база в 2300 мм и основные параметры практически не изменились, не считая увеличения максимальной скорости разных версий до 95 – 100 км/ч. Не изменился и общий состав нового семейства: многоцелевой цельнометаллический фургон 452, санитарная машина 452А, микроавтобус 452В и 1-тонный бортовой грузовик 450Д. На серию 452 пришелся выпуск 1-миллионного автомобиля УАЗ, появившегося 18 февраля 1974 года. В 1980-е годы все машины 452-го семейства были несущественно модернизированы и получили новые четырехзначные цифровые индексы. Впоследствии эта гамма пополнилась новыми версиями и до сих пор остается в производстве.


Военные варианты автомобилей УАЗ-452

В вооруженных силах автомобили 452-й серии нашли более широкое применение, чем первая гамма 450, так как к тому времени советская промышленность освоила исполнения 452Э, 452АЭ и 452ДЭ с экранированным электрооборудованием, а также специальные военные надстройки и оснащение. Самым востребованным для армейских нужд оказался доработанный серийный фургон 452, а наибольшее распространение в войсках по-прежнему имел санитарный автомобиль 452А, выпускавшийся в 1966 – 1985 годах и не слишком отличавшийся от первой версии 450А. Он тоже служил для доставки 2 – 4 человек на носилках или 7 – 8 сидячих раненых, а также перевозил медперсонал со специализированным оборудованием для оказания первой помощи в полевых условиях. На аэродромах и вблизи радиотехнических и зенитно-ракетных систем применялся экранированный вариант 452АЭ. Санитарная машина 452АС для работы на Крайнем Севере снабжалась утепленным кузовом с двойными стеклами, резинотехническими изделиями из специальной морозостойкой резины и усиленным отоплением. Ограниченное применение в военных госпиталях нашел санитарный автомобиль 452Г двойного назначения, выпускавшийся мелкими партиями с 1976 года. От базовой машины 452А он отличался установкой только одних носилок и трех поперечных одноместных мягких сидений для сопровождающих. В армии этот вариант чаще применялся с дезинфекционным оборудованием, смонтированным на месте носилок. В кузовах санитарных автомобилей также монтировали различное радиотехническое и штабное оборудование. На этих машинах продолжались опыты с установкой комбинированного хода с двумя парами направляющих катков для передвижения по железнодорожным рельсам, а в начале 1980-х годов несколько машин скорой помощи прошли испытания на парашютное десантирование.

Бортовые грузовики 452Д и 452ДЭ служили в основном для доставки мелких военных грузов и установки легкого аэродромного оборудования. В начале 1980-х годов на шасси 452Д был создан опытный вариант для подразделений быстрого реагирования с металлической грузовой платформой пониженного расположения. В начале 1970-х годов завод попытался расширить свою грузовую гамму за счет введения в нее трехосных малотоннажных бортовых полноприводных машин военного назначения. В 1971 году первым появился экспериментальный 2-тонный грузовик 452К (6x6), за которым через два года последовал 16-местный автобус. Обе машины остались в единственном числе.


Грузовик УАЗ-452ДЭ с комплектом аэродромного светотехнического оборудования «Луч-4П».



Военное оборудование на шасси УАЗ-452

С середины 1960-х годов в автомобилях УАЗ-452Э и 452АЭ размещалось оборудование нескольких типов топографических привязчиков (топопривязчиков), носивших в разные годы индексы 452Т, 452Т2 и 452-2Т2 и выпускавшихся сафоновским заводом «Гидрометприбор» Смоленской области. Такие машины служили для определения на стоянке или в движении координат места расположения воинских частей, боевой техники и зенитных ракетных комплексов, нанесения их на карту и прокладывания путей сообщения. Они снабжались аппаратурой наземной навигации, приборами ночного видения, оснащением для ориентирования и измерения дальности, гирокомпасом и радиостанцией с питанием от автомобильного генератора или блока аккумуляторных батарей.

В состав малых радиотехнических средств входили модернизированные комбинированные радиостанции серии Р-125Б-2 «Белозер-2» (Р-125Б-2М, 2М1, 2М2, 2М4), подвижный аэродромный радиоузел связи Р-849М на шасси 452АЭ с прицепом ГАЗ-704 и станция радиоконтроля и радиотехнической разведки СРКР-1 «Октава» (1АРК-10) в фургоне 452Э, принятая на вооружение в 1967 году. В ее состав входила радиотехническая лаборатория РПЛ-1 для обнаружения и пеленгования работающих радиопередатчиков противника. Для аэродромных служб с конца 1970-х годов выпускались приводные приемопередающие телеграфно-телефонные радиостанции ПАР-9М и 9М2 малой и средней мощности с мачтовыми антенными устройствами для определения координат летательных аппаратов и их привода в район аэродрома посадки. Их аппаратные размещались в машинах 452АЭ, а два бензоэлектрических агрегата АБ-2-0/230 и аккумуляторные батареи для их питании устанавливали на прицепах ГАЗ-704. Станции весили 3,5 – 3,75 т и по шоссе двигались со скоростью до 60 км/ч.

Категорию машин топливной службы здесь представляла только малая перекачивающая станция горючего ПСГ-75, смонтированная в фургоне УАЗ-452 с усиленным полом, дополнительной откидной боковой панелью в кузове и вынесенным под бампер глушителем. Она использовалась для перекачивания топлива в полевых условиях и заправки военной техники. Для этого служили центробежный насос СЦН-60М с приводом от дополнительной коробки отбора мощности в трансмиссии автомобиля, система фильтров, коммуникаций, рукавов и внешний пульт управления с контрольно-измерительными приборами. Масса машины в походном состоянии составляла 2,4 т.


Установка УВЗ-2 в автомобиле УАЗ-452А с вспомогательным газотурбинным двигателем.


На бортовых грузовиках 452ДЭ монтировали комплект аэродромного светотехнического оборудования «Луч-4П» с прожектором, комплектом электрооборудования, кабелей, средств связи и управления. Самой оригинальной являлась аэродромная установка воздушного запуска УВЗ-2 (А-86М) в автомобиле УАЗ-452А, напоминавшая какое-то огромное животное с усами. Ее предназначением был запуск авиационных газотурбинных двигателей горячим сжатым воздухом и питание бортовых электросистем самолетов. Источником сжатого до 4,5 атмосфер и разогретого до 200 – 220 °С воздуха являлся трехступенчатый одновальный компрессор газотурбинного двигателя ТА-6А, размещенного внутри кузова. Свежий воздух к нему поступал через четыре боковых окна с горизонтальными жалюзи. На валу редуктора силового агрегата устанавливали генератор переменного тока напряжением 208 В и стартер-генератор, вырабатывавший постоянный ток в 28,5 В и одновременно служивший для запуска двигателя ТА-6А. От него сжатый воздух направлялся в утепленный металлический трубопровод и гибкий резинометаллический рукав длиной 12 м, выходивший из машины через отверстие для правой фары и затем присоединявшийся к бортовому штуцеру самолета. В транспортном положении он складывался в лотке за передним бампером. Для питания рабочего двигателя имелись два топливных бака на 288 л керосина. Масса полностью заправленной установки – 2850 кг, максимальная скорость движения – 50 км/ч.

В автомобилях УАЗ-452 и 452А базировались также аппаратная технического обслуживания и текущего ремонта войсковой радиоаппаратуры М6/2Т тактического звена управления, машина для транспортировки агрегатов и приборов летательных аппаратов АиРЭО общей массой до 420 кг со специальными амортизаторами в стеллажах и полках и передвижной пункт руководителя полетов ППРП-67. К прочей технике относились войсковая кинопередвижка «Кино-1У» и агитмашина АМ-2 с двумя динамиками на крыше, совмещавшая в себе функции автоклуба и кинопередвижки.


ГОРЬКОВСКИЙ АВТОМОБИЛЬНЫЙ ЗАВОД

(ГАЗ)

Для Горьковского автомобильного завода 1960-е годы и начало 1970-х стали временем расцвета собственной творческой мысли, когда с конвейеров начала сходить достаточно совершенная, надежная и качественная продукция самостоятельной разработки с новыми отечественным агрегатами, остававшаяся на достаточно высоком мировом уровне. В то время на смену «Победе» уже пришла новая легковая «Волга» М-21 и разворачивалось производство очередной новинки ГАЗ-24 и представительской «Чайки» первого поколения, которые служили парадными машинами и поступали в распоряжение спецслужб. Постепенно сокращалось изготовление простых грузовиков ГАЗ-51, для замены которых были разработаны новые машины ГАЗ-52 и ГАЗ-53 массового производства с различными надстройками, также применявшиеся в Советских Вооруженных Силах и спецслужбах. Главной и наиболее удачной военной новинкой стал бескапотный армейский грузовик ГАЗ-66, сменивший автомобиль ГАЗ-63. В то же время, с начала 1960-х годов, эпицентр военных разработок ГАЗа постепенно переместился в сферу бронированных колесных машин и бронетранспортеров специальной конструкции.


ЛЕГКОВЫЕ И ПАРАДНЫЕ АВТОМОБИЛИ

В 1960-е годы в производственную программу Горьковского завода входили сразу две легковые серии «Волга» (ГАЗ-21 и ГАЗ-24) и одна престижная модель ГАЗ-13 «Чайка». Они применялись во всех видах Советских Вооруженных Сил прежде всего как служебные автомобили высшего командного и офицерского звена, а их практическое военное применение ограничивалось одиночными образцами кабриолетов для проведения парадов, торжеств и представительских целей. Открытые парадные исполнения серийной модели ГАЗ-21 «Волга» обычно изготовляли только для собственных нужд в местных военных мастерских путем срезания крыши, задних и боковых стоек, причем штатный тент для них часто вообще не предусматривался. К тому времени уже сформировалось параллельное семейство более мощных быстроходных легковых машин для специальных служб, которые в Горьком на шасси «Волги» собирали мелкими партиями по заказу КГБ СССР для выполнения своих прямых обязанностей, а также эскорта и сопровождения важных персон. Со стороны эти автомобили ничем не отличались от серийных, точных сведений об их комплектации не имеется.


ГАЗ-23
(1962 – 1970 гг.)

Этот малоизвестный индекс носил второй после «Победы» М-26 легковой автомобиль спецслужб, созданный в начале 1960-х годов на базе серийной модели ГАЗ-21Л «Волга» с 4-дверным кузовом и импортными 15-дюймовыми шинами. Вместо штатного мотора и механической коробки передач на нем использовались 195-сильный двигатель V8 и автоматическая трансмиссия от «Чайки». Новая главная гипоидная передача имела уменьшенное передаточное отношение. Увеличение собственной массы машины до 1600 кг привело к установке более надежных и прочных элементов тормозной системы и повышению расхода топлива до 13,5 л на 100 км. Зато время разгона с места до 100 км/ч составляло всего 16 с, а максимальная скорость достигала 160 км/ч, на 30 км/ч больше, чем у базовой «Волги». Пробный вариант ГАЗ-23А снабжался механической коробкой передач, а эскортный ГАЗ-23Б отличался хромированной облицовкой окон. Всего было собрано 603 машины 23-й серии.


ГАЗ-24 «Волга»
(1968 – 1994 гг.)

Новая, но очень быстро состарившаяся «Волга» ГАЗ-24, выпускавшаяся с 1968 года с хорошо известным 2,4-литровым мотором в 85 – 95 л.с., играла роль парадного кабриолета и автомобиля спецслужб. В вариантах со специальной световой и звуковой сигнализацией и особой окраской она выполняла также более прозаичные функции, работая в военной комендатуре и автоинспекции. Горьковский завод совместно с военными инженерами разработал и собрал лишь опытную партию открытых парадных машин, которые поступали в основном в вооруженные силы государств Варшавского договора, Кубы, Ближнего Востока и ряда других стран. В отдаленных гарнизонах Советской Армии такие кабриолеты создавали в местных ремонтных мастерских кустарным способом из серийных седанов, просто срезая верхнюю часть их кузовов. На ряде машин двигатель был форсирован до 130 л.с., в центре салона размещались широкая поперечная регулируемая ручка и стойка с двумя микрофонами и индикаторами их включения. Иногда снималось правое переднее сиденье, а микрофоны монтировали на раме лобового стекла. Радиостанция находилась в багажнике, на обоих задних крыльях имелись телескопические антенны.


Открытый представительский или парадный кабриолет ГАЗ-24 «Волга» местного изготовления.


В 1974 – 1986 годах по заказам КГБ СССР на базе серийной «Волги» Горьковский завод собирал специальный вариант ГАЗ-24-24 для сопровождения правительственных машин или кортежей и выполнения своих особых заданий. При полной внешней идентичности с серийной машиной этот вариант снабжался усиленными рамой, подвеской и кузовом, 195-сильным двигателем V8 и трансмиссией от модели ГАЗ-13 «Чайка», что позволило увеличить максимальную скорость до 160 км/ч (по ряду источников – свыше 200 км/ч). С началом производства модернизированного седана ГАЗ-24-10 на его базе в 1987 – 1993 годах завод изготовлял спецавтомобиль ГАЗ-24-34 с 220-сильным двигателем от новой «Чайки» ГАЗ-14 и передними дисковыми тормозами. Как противовес тяжелого силового агрегата в их багажники укладывали тяжелый балласт массой до 100 кг. По особым заказам на такие машины монтировали кондиционер, особую обивку и даже механизм с тремя сменными номерными знаками.


ГАЗ-13 «Чайка»
(1959 – 1978 гг.)

В 1959 году впервые в программу вошел солидный представительский легковой автомобиль ГАЗ-13 «Чайка» с рамным 7-местным кузовом седан с тремя рядами сидений, выполненным в духе американской машины «Паккард Кэриббиэн» (Packard Caribbean) образца 1956 года. Его наиболее передовыми на тот момент конструктивными достижениями являлись верхнеклапанный двигатель М-13 V8 (5,5 л, 195 л.с.), автоматическая трансмиссия с гидротрансформатором и планетарной 3-ступенчатой коробкой передач, передняя независимая пружинная подвеска, гидроусилитель рулевого механизма и бескамерные 15-дюймовые шины. Седан с полной массой 2575 кг развивал скорость 160 км/ч и расходовал в оптимальных условиях движения всего 15 л бензина на 100 км. Такие автомобили применялись в СССР и братских странах для перевозки высших военных чинов. В некоторых социалистических странах доработанные «чайки» использовались местными спецслужбами как эскортные машины, снабженные по американскому образцу убиравшимися боковыми подножками, поручнями вдоль обеих сторон крыши с люком и специальной световой и звуковой сигнализацией. В 1961 – 1962 годах небольшой партией завод собрал 4-дверные кабриолеты ГАЗ-13Б с электрогидравлической системой подъема и опускания мягкого верха. Их количество оказалось столь малым, что для проведения парадов в отдаленных военных округах такие машины изготовляли на местных ремонтных базах из обычных седанов уже проверенным способом срезания крыши и дверных стоек со стеклами, а прилагавшийся к ним тент поднимался вручную.


Автомобиль ГАЗ-13 «Чайка» для спецслужб с боковыми подножками и поручнями.



ГРУЗОВЫЕ АВТОМОБИЛИ

С середины 1960-х годов главным военным героем Горьковского завода был армейский автомобиль ГАЗ-66, но и гражданские (ныне – коммерческие) грузовики ГАЗ второго послевоенного поколения также представляли собой большой шаг вперед, хотя и унаследовали от своих предшественников целый ряд прежних агрегатов и узлов. В 1964 году началось изготовление народнохозяйственных машин серии ГАЗ-53 с новым двигателем V8 и новой кабиной с хорошо известной когда-то облицовкой капота и широкими вертикальными прорезями воздухозаборных отверстий. В разных исполнениях эта гамма дожила до начала тяжелых 1990-х годов. Все ее представители применялись в Вооруженных Силах СССР, но использовались лишь на общих транспортных перевозках в качестве вспомогательных средств доставки личного состава и грузов в интендантских, продовольственных и топливных тыловых службах, а также в коммунальном хозяйстве крупных военных подразделений, аэродромов, портов и военных городков. Основная масса этих автомобилей служила базой простых многоцелевых и специализированных фургонов военного или двойного назначения. На тех же операциях, но в неизмеримо меньших объемах в войсках использовали 2,5-тонные грузовики серии ГАЗ-52, принявшие на себя миссию замены легендарной машины ГАЗ-51.


ГАЗ-53
(1964-1992 гг.)

С июня 1964 года в течение всего лишь нескольких месяцев Горьковский завод выпускал переходную модель 3,5-тонного гражданского грузовика ГАЗ-53 с новыми кабиной и облицовкой, оборудованного силовым агрегатом ЗМЗ-53 V8 мощностью 115 л.с. от армейского грузовика ГАЗ-66, но пока сохранявшего ряд узлов от ГАЗ-51А. В июне 1965 года началось серийное производство его 4-тонного варианта 53А, получившего новую раму, 4-ступенчатую коробку с синхронизаторами на третьей и четвертой передачах, гипоидную главную передачу и телескопические гидроамортизаторы в передней подвеске. С 1982 года выпускался последний 120-сильный вариант 53-12 грузоподъемностью 4,5 т, у которого ресурс до капремонта был доведен до 250 тыс. км. В СССР разные версии машин ГАЗ-53 были трижды удостоены престижного в свое время Знака качества. На их базе выпускали самосвалы ГАЗ-53Б и САЗ-3502 и седельный тягач ГАЗ-53П двойного назначения. До конца 1992 года было изготовлено свыше 3,3 млн автомобилей семейства ГАЗ-53. В Советских Вооруженных Силах они служили в основном базой простых фургонов, дезинфекционных установок и специальных машин.


ГАЗ-52
(1966-1989 гг.)

Фактически 2,5-тонные грузовые автомобили ГАЗ-52 представляли собой всего лишь рестайлинговые версии известной машины ГАЗ-51, оснащенные форсированным до 75 л.с. вариантом прежнего 6-цилиндрового 3,5-литрового двигателя и новыми кабинами с оперением от параллельной серии ГАЗ-53. В 1966 – 1978 годах выпускались первые бортовые грузовики ГАЗ-52-03 и шасси 52-01 с полезной нагрузкой около 2,9 т, колесной базой 3700 мм и подфарниками, расположенными под фарами. С 1975 года в серийном производстве находились короткобазные версии (3300 мм) с характерным размещением подфарников над фарами – бортовой вариант ГАЗ-52-04 и шасси 52-02, окончательно сменившие на конвейере устаревший ГАЗ-51А. В Советской Армии их применяли для доставки 20 человек личного состава, мелких грузов и монтажа легких фургонов.


Серийный 2,5-тонный грузовик ГАЗ-52-03 для доставки личного состава. 1966 год.



Военные исполнения ГАЗ-53 и ГАЗ-52

Основную массу специальных армейских исполнений на автомобилях серий 52 и 53 составляли простые фургоны для доставки в воинские формирования и городки горячего хлеба и охлажденных продуктов. Из серийной продукции с 1970 года в войска поступал хлебный автофургон ГЗСА-3704 Горьковского завода специализированных автомобилей грузоподъемностью 2170 кг на шасси ГАЗ-52-01. Его деревометаллический кузов вместимостью 9,2 м3 был разделен на четыре отсека с внутренними металлическими фермами для размещения 96 или 128 хлебных лотков разного размера. В программу брянского военного завода № 111 входило несколько подобных фургонов на шасси ГАЗ-53А: теплоизолированный АФХ-53 грузоподъемностью 2560 кг для перевозки хлеба и хлебобулочных изделий на 160 лотках, сменивший модель КХА-51, комбинированный АФК-53 с двумя отсеками для одновременной перевозки хлеба и свежих, охлажденных или замороженных продуктов общей массой 2620 кг и изотермический АФИ-53 для доставки только охлажденного и замороженного продовольствия. Энгельсский механический завод № 86 монтировал на ГАЗ-53А упрощенную коммунальную машину АНМ-53 для очистки выгребных ям и колодцев, созданную специально для воинских подразделений и военных городков, расположенных вдали от крупных населенных пунктов. С середины 1960-х годов ГАЗ-53А являлся базой универсальной дезинфекционной установки двойного назначения конструкции Комарова ДУК-1 для обработки больших территорий и помещений горячими и холодными растворами, которая первоначально базировалась на ГАЗ-51. Она снабжалась цистерной на 860 л воды, емкостями для спецжидкостей, подогревателем, отдельной 2-местной кабиной для персонала и работала под давлением отработавших газов двигателя шасси.


Дезинфекционная установка Комарова ДУК-1 на шасси грузовика ГАЗ-53А. 1965 год.


С 1971 года на специальном автобусном шасси ГАЗ-53-40 Курганский завод серийно выпускал 28-местный капотный автобус КАвЗ-685 местного сообщения, применявшийся в вооруженных силах. В 1974 – 1989 годах авторемонтный завод «Прогресс» из ГДР для нужд Западной группы Советских войск собирал малый многоцелевой автобус «Прогресс-35» вагонной компоновки на грузовом шасси ГАЗ-53А. В процессе изготовления эти машины получали отличавшиеся формой и деталями простые кузова с разными облицовками и разной формой фар. С середины 1960-х годов Новгородский киномеханический завод на шасси 52-й серии комплектовал кинопередвижки «Кино» гражданского и военного назначения со специальными кузовами и автономными источниками электроэнергии. В 1975 году на базе ГАЗ-52-02 это предприятие приступило к выпуску кинопередвижек К-52 в новом кузове повышенной высоты. В военной прокуратуре и в системе исполнения наказаний применялись специальные закрытые кузова на разных шасси 53-й серии для перевозки арестованных и заключенных (автозаки), снабженные общей камерой или несколькими индивидуальными отсеками с продольным проходом между ними и отдельным помещением для конвоя с боковой дверью.


Фургон-автозак для перевозки заключенных на 120-сильном шасси ГАЗ-53-12. 1985 год.



ГАЗ-66
(1960-1999 гг.)

1 июля 1964 года был собран первый серийный экземпляр одного из наиболее удачных и известных грузовиков Горьковского завода. Это был бескапотный полноприводный 2-тонный армейский автомобиль ГАЗ-66 (4x4) высокой проходимости со всеми ведущими односкатными колесами, унифицированный по основным агрегатам с народнохозяйственной моделью ГАЗ-53. Он стал первым советским легким грузовиком, целиком и полностью разработанным в соответствии с требованиями Министерства обороны СССР и приспособленным для эффективной работы на всех видах дорог и на местности, в практически любых климатических зонах, для перевозки всеми видами наземного, водного и воздушного транспорта. В нем воплотились новые и наиболее передовые для отечественной автомобильной промышленности конструктивные решения: мощный карбюраторный силовой агрегат V8, оригинальная откидывающая кабина над двигателем, гидравлический усилитель рулевого механизма, гипоидные главные передачи, межколесные кулачковые дифференциалы повышенного трения, централизованная система изменения давления в шинах. Автомобиль отличался особой компактностью и пониженным центром тяжести, оптимальным распределением нагрузки по мостам, самой высокой на то время проходимостью и удельной мощностью на единицу полной массы (33 л.с./т), легкостью управления, достаточной устойчивостью на шоссе и на бездорожье, относительно высоким качеством, достаточной прочностью и долговечностью.

С конца 1957 года работы над грузовиком ГАЗ-66 проводились под руководством главного конструктора ГАЗа А. Д. Просвирнина и ведущего конструктора Р. Г. Заворотного, принявших за основу последние бескапотные образцы легкого военного автомобиля ГАЗ-62. Первые прототипы были построены и прошли приемочные испытания в 1960 – 1963 годах, а в ноябре 1963 года началось изготовление их первой пробной партии. Военные потребности в такой технике оказались столь большими, что в том же 1963 году ГАЗ-66 приняли на вооружение для замены капотных грузовиков ГАЗ-63. В последующие времена завод постоянно занимался доработками и модернизацией этих машин, что привело к созданию трех серийных поколений с новыми узлами, улучшенными эксплуатационными параметрами и повышенной эффективностью.


Первый прототип ГАЗ-66 с панорамным лобовым стеклом и деревянным кузовом. 1960 год.


Еще в 1960-е годы ГАЗ-66 получил статус основного советского легкого военного автомобиля-тягача, применявшегося во всех видах Вооруженных Сил СССР. Он использовался в бортовых исполнениях как всесезонное многоцелевое армейское транспортное средство и в виде шасси с кабиной для монтажа обширного шлейфа специальных кузовов и военных надстроек. Они применялись для перевозки грузов, личного состава и буксировки прицепов и орудий массой до 2 т в любых дорожных условиях, включая бездорожье, снежную целину и сыпучие пески. В конце ноября 1969 года ГАЗ-66 стал первым отечественным автомобилем, получившим почетный Знак качества. В специально доработанных версиях он поставлялся в вооруженные силы всех стран – членов Варшавского договора и во многие другие государства мира с разными климатическими и дорожными условиями, где не уступал лучшим зарубежным образцам военной техники. Грузовик применялся также в войсках ООН и участвовал во многих региональных военных конфликтах своего времени.

Все автомобили 66-й серии имели практически одинаковую общую конструкцию, основные параметры и единую колесную базу 3300 мм. Специально для них в конце 1950-х годов Заволжский моторный завод (ЗМЗ) разработал принципиально новый для отечественного автомобилестроения 8-цилиндровый V-образный бензиновый двигатель ЗМЗ-66 (4,25 л, 115 л.с.) с алюминиевыми головками блоков цилиндров и картером, карбюратором К-126 и предпусковым подогревателем. В декабре 1971 года ему также был присвоен Знак качества. Грузовики снабжались новой Х-образной лонжеронной рамой, сухим однодисковым сцеплением, механической 4-ступенчатой коробкой передач с синхронизаторами на двух последних ступенях и двухступенчатой раздаточной коробкой. Новые самоблокирующиеся дифференциалы существенно повышали проходимость в тяжелых дорожных условиях. В классическую подвеску на продольных полуэллиптических рессорах длиной 1500 мм с резинными опорами были введены гидравлические телескопические амортизаторы двойного действия, обеспечивавшие вполне приемлемую плавность хода. Вакуумный усилитель барабанных тормозов и рулевой механизм с рабочей парой глобоидальный червяк и трехгребневой ролик с гидроусилителем позволили существенно облегчить управление машиной. Колеса с дисковыми разъемными ободами снабжались 18-дюймовыми шинами низкого давления. Автомобили комплектовали двумя топливными баками вместимостью по 105 л, укрепленными с обеих сторон шасси под грузовой платформой, и 12-вольтовым электрооборудованием.

Цельнометаллическая кабина водителя была 2-местной с расположенным внутри кожухом силового агрегата, системами вентиляции и отопления, обдувом и омывателем лобового стекла и наружной левой поисковой фарой. Часть автомобилей оснащалась передней лебедкой с тяговым усилием 3,5 тс и тросом длиной 50 м с приводом от коробки отбора мощности шасси, при этом их снаряженная масса увеличивалась на 200 кг. Цельнометаллическая грузовая платформа пониженного расположения с колесными нишами и внутренними размерами 3313x2050 мм снабжалась надставными решетчатыми бортами высотой 890 мм, продольными откидными скамьями на 18 солдат, съемным тентом на пяти дугах и задним откидным бортом. Ее погрузочная высота составляла 1110 мм. Запасное колесо устанавливалось между кабиной и грузовой платформой. Для тентованных бортовых грузовиков без лебедки габаритные размеры составляли 5655x2342x2440 мм, длина с лебедкой – 5805 мм. Размер передней колеи всех версий – 1800 мм, задней – 1750 мм. С полной нагрузкой на твердом грунте автомобили могли преодолевать подъемы крутизной до 37°, на песчаной поверхности – до 24°. Преодолеваемая глубина снежной целины достигала 0,8 м. В зависимости от дорожных условий рабочие скорости находились в весьма широких пределах от 7 до 95 км/ч. Контрольный расход топлива составлял 24 л на 100 км, эксплуатационный – 31,5 л. Запас хода достигал 850 км. Основные особенности разных серий и вариантов состояли в наличии или отсутствии лебедки, системы подкачки шин и защищенного электрооборудования, установке разных внешних световых приборов, в небольших изменениях во внешней облицовке, весовых, габаритных и эксплуатационных параметрах.


Варианты автомобилей ГАЗ-66

Построенные в 1960 – 1962 годах прототипы ГАЗ-66 уже содержали все основные конструктивные решения, элементы и комплектацию будущих серийных грузовиков, включая опытные образцы системы регулирования давления в шинах. Внешне они отличались закрытыми кабинами с двумя плоскими лобовыми стеклами с гнутыми боковинами, которые тогда называли панорамными, квадратными боковыми окнами с опускающими стеклами и передней облицовкой в стиле грузовиков ГАЗ-53. Она состояла из набора вертикальных воздухозаборных прорезей и четырех широких коротких горизонтальных щелей над ними. В боковинах короткого капота имелись вентиляционные лючки, деревянный бортовой кузов был заимствован у грузовика ГАЗ-51А.


Первое поколение ГАЗ-66 (1963 – 1968 гг.)

К автомобилям первого базового поколения относятся мелкосерийные прототипы образца 1963 года и первая упрощенная серийная гамма без системы подкачки шин, выпускавшаяся с июля 1964 года. Машины этой серии предопределили общую конструкцию, параметры и внешность всех последующих вариантов и носили двузначный цифровой индекс 66 с добавлением одной или двух букв для разных версий. Они снабжались камерными шинами размером 11,00 – 18, обеспечивавшими дорожный просвет под мостами 310 мм, а их максимальная скорость по шоссе была ограничена величиной 85 км/ч. Для бортовых вариантов без лебедки полезная нагрузка при движении на местности составляла 2180 кг, а на шоссе грузоподъемность поначалу оценивалась в 3 т. Внешними отличиями от прототипов были раздельные плоские лобовые стекла, узкие вертикальные окошки в передних боковых стойках кабины, передняя наклонная часть рамы боковых окон, цельнометаллический кузов и обновленная облицовка. На первых выпусках над набором укороченных вертикальных воздухозаборных прорезей сохранялись четыре коротких горизонтальных отверстия, но с 1968 года упрощенная облицовка состояла только из девяти вертикальных прорезей увеличенной высоты. Ниже приведен перечень основных вариантов серии 66 первого поколения.


Автомобиль ГАЗ-66 первого поколения с 115-сильным бензиновым мотором V8. 1964 год.


ГАЗ-66 – базовый серийный многоцелевой автомобиль первой серии и всего 66-го семейства. Выпускался в основном с бортовой платформой и в виде шасси с кабиной для монтажа надстроек общего назначения. Лебедка и централизованная система регулирования давления воздуха в шинах на нем не устанавливались. Полная масса составляла 5650 кг. Развитием модели ГАЗ-66 являлись модернизированные автомобили ГАЗ-66-01 и ГАЗ-66-11.

ГАЗ-66А – базовый серийный многоцелевой бортовой автомобиль или шасси без системы подкачки шин, отличавшиеся от ГАЗ-66 только установкой передней лебедки. Впоследствии стал прототипом модернизированных версий ГАЗ-66-02 и ГАЗ-66-12.

ГАЗ-66Э – базовый бортовой автомобиль или шасси без лебедки и системы регулирования давления в шинах, дополнительно оборудованный экранированным электрооборудованием. Применялся в основном как шасси для установки различных армейских кузовов-фургонов, надстроек и оборудования, требовавших при работе мощной системы защиты от воздействия помех от электрооборудования работающего двигателя. ГАЗ-66Э стал прототипом модернизированных версий ГАЗ-66-04 и ГАЗ-66-14.

ГАЗ-66АЭ – базовый бортовой автомобиль или шасси с экранированным электрооборудованием, отличавшиеся от модели 66Э только наличием лебедки. Также служили основой военных кузовов, надстроек и оснащения, работавшего в условиях помехозащищенности. Этот автомобиль стал прототипом будущих машин ГАЗ-66-05 и ГАЗ-66-15.


Авиадесантируемый грузовик ГАЗ-66Б с парашютами на десантной платформе. 1966 год.


ГАЗ-66Б – единственный в 66-м семействе специальный авиадесантируемый 2-тонный вариант грузовика ГАЗ-66АЭ для советских ВДВ, не имевший в свое время аналогов в мире. Он был приспособлен к доставке военно-транспортными самолетами или вертолетами и десантированию как посадочным, так и парашютным способом с использованием специальных десантных платформ ПП-128-5000 или П-7М с воздушными амортизаторами. Автомобиль с уменьшенными давлением в шинах (до 1 кгс/см2), частично слитыми топливом и жидкостями крепился на них при помощи специальных швартовочных приспособлений. При подготовке к десантированию все съемные части машины демонтировались и крепились в кузове или на десантной платформе. В первых версиях десантирование обеспечивали парашюты с четырьмя куполами общей площадью 760 м2, впоследствии применяли пять и более посадочных парашютов.

Первая пробная партия ГАЗ-66Б выпуска 1964 – 1966 годов без системы регулирования давления воздуха в шинах снабжалась полностью открытой кабиной со складывавшимся брезентовым верхом на легком каркасе и передней откидной оконной рамой с двумя плоскими лобовыми стеклами. Верхние секции дверей также были брезентовыми и оборудовались встроенными окнами. На машинах использовали телескопическую рулевую колонку и складные спинки сидений. На автомобилях ГАЗ-66Б, выпускавшихся после 1966 года, впервые для 66-го семейства в состав штатной комплектации входила система регулирования давления в шинах. Новая кабина получила съемную переднюю оконную раму с узкими угловыми окнами от серийных грузовиков, быстросъемные цельнометаллические двери со съемной верхней застекленной секцией и брезентовый тент, закрывавший только ее верхнюю и заднюю части. В советских ВДВ автомобиль ГАЗ-66Б служил для перевозки личного состава или как легкий артиллерийский тягач и выпускался под тем же индексом вплоть до конца 1970-х годов. На его шасси устанавливали низкопрофильные кузова-фургоны, цистерны, мастерские, санитарное оборудование, уникальные понтонные парки и системы залпового огня, составившие обширный парк специальной авиадесантируемой автотехники, которой не обладали армии западных стран.

ГАЗ-66Д – специальное многоцелевое шасси, идентичное модели ГАЗ-66Э, но с коробкой отбора мощности для механического привода рабочих органов монтировавшихся на нем кузовов и оборудования. Вместе с армейским грузовиком ГАЗ-66Э с экранированным электрооборудованием ГАЗ-66Д стал прототипом модернизированных вариантов ГАЗ-66-04 и ГАЗ-66-14.

ГАЗ-66П (1963 – 1966 гг.) – опытный седельный тягач для буксировки одноосного 4-тонного полуприцепа, который предполагалось использовать для перевозки тяжелых инженерных мостовых конструкций. Автомобиль проходил военные испытания и пробную эксплуатацию, но к производству не был принят.

Летом 1965 года, уже в процессе производства автомобилей ГАЗ-66, в 21 НИИИ были проведены контрольные испытания серийных образцов в объеме гарантийного пробега 25 тыс. км, которые выявили недостаточную надежность и долговечность электрооборудования, коробки передач и различных узлов, в которых были обнаружены многочисленные конструктивные и производственные дефекты. По результатам испытаний был сделан вывод: «Автомобиль ГАЗ-66 выпуска мая 1965 года контрольные испытания не выдержал». Это привело к новой волне длительных доработок и доводки машины, завершившейся поставкой на конвейер второй модернизированной серии.


Второе поколение ГАЗ-66 (1968 – 1985 гг.)

Основное количество серийно выпущенных автомобилей ГАЗ-66 приходится на второе модернизированное поколение, собиравшееся в течение 17 с лишним лет вплоть до начала перестройки. Машины этой серии носили четырехзначный цифровой индекс без дополнительных букв. Все они имели прежнюю общую конструкцию и оснащались хорошо известной до сих пор закрытой кабиной. Главной технической новинкой являлась штатная централизованная система регулирования давления в шинах всех колес в диапазоне от 0,5 до 2,8 кгс/см2 с управлением из кабины водителя. В ее состав входили одноцилиндровый компрессор с воздушным охлаждением, пневматический баллон, регулятор давления и кран управления. Автомобили комплектовали шинами 12,00 – 18. С 1981 года на них монтировали новые световые приборы, в том числе увеличенные подфарники с оранжевыми стеклами, установленные над светомаскировочными фарами. С 1984 года – новые колеса с неразъемными ободами по образцу грузовиков ЗИЛ-157КД. Грузоподъемность бортовых автомобилей второго поколения составляла 2,0 т для всех условий движения, полная масса достигала 6 т, максимальная скорость разных версий – 90 – 95 км/ч, клиренс возрос до 315 мм. Для работы с ними выпускались 1,5-тонные одноосные прицепы категории 1-АП-1,5 и двухосные 2-тонные серии ТАПЗ-755. Главное различие вариантов исполнения состояло в наличии или отсутствии лебедок и экранированного оборудования. Ниже приведен перечень базовых версий второй серии 66 для Советской Армии.


Предсерийный ГАЗ-66-01 второго поколения на испытаниях с прицепом 1-АП-1,5. 1967 год.


ГАЗ-66-01 – базовый многоцелевой 2-тонный автомобиль с бортовой платформой и системой регулирования давления в шинах, но без лебедки. Являлся модернизацией модели ГАЗ-66 и в вооруженных силах использовался как основное многоцелевое транспортное средство или шасси для установки кузовов и надстроек общего назначения полной массой до 2830 кг. Снаряженная масса грузовика составила 3470 кг, полная – 5800 кг.

ГАЗ-66-02 – базовый многоцелевой бортовой автомобиль или шасси с лебедкой и системой подкачки шин. Модернизация машины ГАЗ-66А. Снаряженная масса – 3640 кг, полная – 5970 кг.

ГАЗ-66-03 – упрощенный многоцелевой автомобиль с бортовой платформой или шасси с экранированным электрооборудованием без лебедки и без системы регулирования давления в шинах. Машины были построены небольшой партией в 1968 – 1969 годах. Широкого применения в войсках они не получили и дальнейшего развития не имели.

ГАЗ-66-04 – базовый армейский автомобиль с бортовой платформой или шасси без лебедки с экранированным электрооборудованием, коробкой отбора мощности и системой регулирования давления в шинах. Модернизированный вариант моделей ГАЗ-66Э и ГАЗ-66Д. Шасси использовалось для монтажа многочисленных типовых кузовов-фургонов серии К-66 для радиостанций, средств управления, автоцистерн и иного оборудования с механическим приводом рабочих органов от трансмиссии автомобиля, работавшего в условиях помехозащищенности от воздействия автомобильного электрооборудования.

ГАЗ-66-05 – базовый армейский автомобиль с бортовой платформой или шасси с лебедкой, в остальном аналогичные модели 66-04 по конструкции и назначению. Являлся модернизированным вариантом модели ГАЗ-66АЭ.

ГАЗ-66-06 – упрощенное шасси двойного назначения с кабиной для монтажа типовых кузовов-фургонов серии К-66 с различным оснащением без привода рабочих органов.

Со второго семейства ГАЗ-66 берет начало еще более обширная программа экспортных модификаций, укомплектованных в соответствии с техническими и эксплуатационными требованиями и климатическими условиями страны каждого покупателя. В зависимости от этого они подразделялись на машины для поставки в страны с умеренным и влажным тропическим климатом, причем последние неофициально называли «тропиками». От исполнений для СССР они отличались улучшенными отделкой интерьера и окраской, дополнительными световыми приборами, более удобными органами управления, герметизированными агрегатами электрооборудования, новыми карбюраторами, более совершенными узлами и деталями, например, транзисторным зажиганием и бескамерными радиальными шинами, обеспечивавшими сокращение среднего расхода топлива до 26 л на 100 км.

Перечень основных экспортных исполнений: 66-51 – аналог многоцелевого автомобиля ГАЗ-66-01 без лебедки, доработанный для экспорта в страны с тропическим климатом, 66-71 – аналог 66-01 без лебедки для экспорта в страны с умеренным климатом, 66-52 – аналог 66-02 с лебедкой для стран с тропическим климатом, 66-72 – аналог 66-02 с лебедкой для стран с умеренным климатом, 66-54 – аналог армейского автомобиля ГАЗ-66-04 без лебедки с экранированным электрооборудованием для экспорта в страны с тропическим климатом, 66-74 – аналог 66-04 без лебедки с экранированным электрооборудованием для стран с умеренным климатом, 66-55 – аналог 66-05 с лебедкой и экранированным электрооборудованием для тропического климата, 66-75 – аналог 66-05 с лебедкой и экранированным электрооборудованием, доработанный для экспорта в страны с умеренным климатом.


Несмотря на «коренную» модернизацию машин второго поколения и их широкое распространение в войсках, они сохранили главные недостатки всех автомобилей серии ГАЗ-66. Еще в начале 1970-х годов, в процессе очередных контрольных испытаний серийных машин ГАЗ-66 на полигоне 21 НИИИ, были обнаружены существенные дефекты, из которых самой обидной стала запись в отчете: «Течь ржавчины из-под Знака качества». К основным недостаткам автомобилей относят тесное место водителя и неудобное управление рычагом переключения передач, располагавшимся сзади него за моторным отсеком. Кроме того, на практике подвеска ГАЗ-66 оказалась слишком жесткой, боковая устойчивость – недостаточной, а ремонт кабины был слишком трудоемким и дорогим. С началом войны в Афганистане проявился еще один непредсказуемый недостаток – высокая уязвимость экипажа при разрыве мины под кабиной. В начале 1980-х годов завод предпринял слабую попытку заменить ГАЗ-66 серией ГАЗ-3301 с новыми агрегатами и кабиной. Она осталась в опытных образцах, хотя в некоторой степени послужила основой последнего третьего поколения ГАЗ-66.


Третье поколение ГАЗ-66 (1985 – 1999 гг.)

В первый год перестройки Горьковский автозавод перешел на выпуск более мощного третьего поколения грузовиков ГАЗ-66 с двумя новыми последними цифрами в четырехзначной индексации. Главными новинками являлись 120-сильный бензиновый двигатель ЗМЗ-66-06 V8, установка которого повлекла за собой несущественные изменения в трансмиссии, усиление элементов тормозной системы и подвески. Кроме того, автомобили получили вывод для питания тормозной системы прицепа. В условиях начавшегося тотального разоружения СССР грузовики ГАЗ-66 последнего семейства уже не получили широкого применения в Советской и новой Российской Армии, а на экспорт в вооруженные силы братских стран поступали только до начала 1990-х годов. В результате завод постепенно стал перестраиваться на изготовление гражданских версий ГАЗ-66. При этом базовая номенклатура, общая конструкция и комплектация армейских машин практически не изменились, но выпуск большинства военных грузовиков был свернут уже к середине 1990-х годов.


Базовый бортовой вариант ГАЗ-66-11 третьего поколения с 120-сильным двигателем. 1985 год.


Автомобиль-тягач ГАЗ-66-12 с лебедкой для доставки личного состава и буксировки орудий.


Основой нового поколения являлся модернизированный 2-тонный 120-сильный многоцелевой армейский автомобиль ГАЗ-66-11 с бортовой платформой или шасси без лебедки с системой регулирования давления в шинах и двумя топливными баками. Его вариантами являлись модели 66-12 с лебедкой, 66-14 с экранированным электрооборудованием без лебедки и 66-15 с экранированием и лебедкой. Все они находились в серийном производстве в 1985 – 1996 годах, а выпуск их основных экспортных версий с индексами 61/65 и 81/85 прекратился уже в начале 1990-х годов. С 1987 года в ограниченных объемах выпускался северный вариант 66-92 двойного назначения, идентичный грузовику ГАЗ-66-12, но оснащенный кабиной с двойными стеклами и усиленной термоизоляцией, дополнительным отопителем, аккумулятором увеличенной емкости и противотуманными фарами. В 1990 году 21 НИИИ провел испытания нового 3,5-тонного народнохозяйственного автомобиля 66-16 с задними двускатными колесами и деревянной грузовой платформой, но в войска он уже не поступал.

Выпуск всех машин серии ГАЗ-66 был прекращен в 1998 году, но малыми партиями армейские варианты собирали до середины 1999 года. В Российской Армии им на смену пришло новое военное семейство ГАЗ-3308 «Садко».


Военные исполнения на шасси ГАЗ-66

Главными военными исполнениями автомобилей ГАЗ-66 являлись серийные тентованные бортовые машины для перевозки личного состава, мелких грузов и буксировки прицепов или легких орудий, минометов и летательных аппаратов. Они применялись также в подразделениях ВАИ и комендантской службе, где их дополнительно оборудовали специальной сигнализацией, проблесковыми фонарями, громкоговорителями и легкими радиостанциями. При доставке радиоактивных веществ и оборудования в специальных контейнерах, требовавших создания особых условий хранения, перевозки и проведения погрузочно-разгрузочных операций, на обычной грузовой платформе устанавливались узлы для их крепления и особо прочные стяжки.

С конца 1960-х годов проводились опыты с парашютным десантированием стандартных грузовых автомобилей ГАЗ-66 с «нормальной» цельнометаллической кабиной. Для этого на десантной платформе устанавливали специальные расширители, выходившие за ее габариты. При наезде на них автомобиль чуть проседал, что позволяло понизить его высоту и разместить в фюзеляже транспортного самолета. С принятием на вооружение в 1976 году более вместительного транспортного самолета Ил-76 на смену специальной авиадесантируемой версии ГАЗ-66Б окончательно пришли обычные серийные грузовики 66-й серии с закрытыми цельнометаллическими кабинами, приспособленные к парашютному десантированию на десантных платформах. Одновременно на основе семейства ГАЗ-66 завод проводил комплекс работ по дальнейшему повышению проходимости по труднопроходимой местности, а также в опытных экземплярах собрал и испытал грузовики на комбинированном ходу с двумя парами направляющих катков для передвижения по железнодорожным рельсам.


Типовые кузова-фургоны

Одними из наиболее распространенных военных надстроек на шасси ГАЗ-66 были многочисленные обитаемые кузова-фургоны различных видов, конструкций и назначения, выпускавшиеся специализированными предприятиями. В разное время на них устанавливали прямоугольные деревометаллические фургоны КУНГ-2М производства объединения «Газстроймашина», каркасно-металлические КУНГ-66 и модернизированные округлые конструкции АВС-2М с трапецевидными колесными нишами. С середины 1960-х годов роль основных армейских фургонов стали играть типовые кузова К-66 и КМ-66 с расположением запасного колеса на заднем откидном кронштейне, специально разработанные для установки на ГАЗ-66 разных версий. Они полностью удовлетворяли военным требованиям по универсальности, габаритам, собственной массе, прочности, уровню безопасности, приспособленности к перевозке различными средствами транспорта и использованию внешних или автономных источников энергии, возможности эффективной эксплуатации в военных действиях и при наиболее суровых дорожных или климатических условиях. Кузова обеспечивали размещение разнообразного оборудования, оснащения или имущества, а также долговременное пребывание в них людей с созданием для них всех необходимых условий для эффективной деятельности и отдыха. На последнем этапе выпуска ГАЗ-66 для перевозки на бортовых грузовиках были разработаны типовые съемные кузова-контейнеры КК-1.1 и их удлиненные версии КК-2.2 универсального назначения.


Штабная машина Внутренних войск Р-125МТ2 в кузове АВС-2М на шасси ГАЗ-66-05. 1966 год.


К-66 – серия наиболее распространенных обитаемых бескаркасных кузовов-фургонов для ГАЗ-66. Их первоначальная конструкция была разработана в 1958 – 1960 годах на заводе № 38. С учетом возросших требований к такой технике Министерство обороны в апреле 1967 года приняло новые «Тактико-технические требования на разработку семейства унифицированных кузовов-фургонов из армированного полистирольного пенопласта для автомобилей, прицепов и полуприцепов», дальнейшее проектирование которых было возложено на кузовной отдел Всесоюзного проектно-конструкторского и технологического института мебели (ВПКТИМ) Минлесдревпрома СССР. С 1968 года их изготовлением занимались Шумерлинское предприятие ШЗСА, Козловский и Красногорский комбинаты автофургонов, а также ряд целлюлозно-бумажных и деревообрабатывающих комбинатов.


ГАЗ-66-04 с низкопрофильным обитаемым бескаркасным кузовом-фургоном К-66Н. 1967 год.


Типовые кузова К-66 имели плоские передние, боковые и задние панели из армированного пенопласта, центральную часть крыши с характерными плоскими скосами, короткие надколесные ниши и заднюю двухстворчатую дверь размерами 1305x1570 мм с узким окном. Они были приспособлены к эксплуатации при экстремальных температурах, использованию электросети напряжением 220 или 380 В или бортового 12-вольтового источника питания, снабжались отопителем ОВ-65Б и фильтровентиляционной установкой ФВУ-100Н-12. Кузова К-66 выпускались в четырех модификациях с разными габаритами, внутренним объемом и степенями прочности, количеством и расположением окон, дверей и люков. В них монтировали оборудование многочисленных военных средств связи, машин управления и мастерских разного профиля. Самым востребованным был высокий вариант К-66В с полезной нагрузкой 1230 кг, рабочей площадкой на крыше и 12 окнами-люками – по три в боковых стенках и по три световых люка в скосах крыши. Его снаряженная масса составляла 1280 кг. Внутренняя длина – 3680 мм, ширина – 2250 мм, высота в центральной части – 1800 мм, по боковой стене – 1500 мм. Погрузочная высота – 1190 мм. Габаритные размеры автомобиля ГАЗ-66 без лебедки с кузовом К-66В – 6029x2400x3160 мм. Полная масса автофургона без лебедки – 4300 кг, с лебедкой – 4470 кг. Второй высокий вариант К1-66 снабжался только правой боковой дверью, двумя окнами на каждом скосе крыши и внутренним переговорным устройством. В войсках машины с такими кузовами использовали в качестве автобусов для доставки 19 человек на индивидуальных сиденьях. В низкопрофильном малогабаритном кузове К-66Н с полезной нагрузкой 1460 кг и внутренней высотой 1430 мм обычно монтировали более компактное оборудование связи. Его вариантом являлся фургон К-66ДС на десантируемом шасси ГАЗ-66Б. В программу входили также удлиненные варианты К-66У1Д и К-66У1-ДП повышенного внутреннего объема, которые устанавливали в основном на автомобили ЗИЛ-157.

КМ-66 – серия более прочных и тяжелых каркасно-металлических (цельнометаллических) кузовов с полезной нагрузкой 1230 кг для монтажа оборудования полевых мастерских, унифицированных по габаритам с серией К-66. Кузов КМ-66 был разработан в 1964 году и выпускался до 1975 года военным заводом п/я 4111, который впоследствии стал известен как Московский завод специализированных автомобилей (МЗСА). С 1970 года его собирал Козельский механический завод Калужской области, затем Львовский механический завод и с 1978 года – Энгельсский завод специализированных автомобилей (ЭЗСА). По сравнению с кузовами К-66В внутренняя длина КМ-66 достигала 4000 мм. Низкопрофильный складной вариант КМ-66ДС предназначался для авиадесантируемого автомобиля ГАЗ-66Б.

КУНГ-66 – многоцелевой каркасно-металлический кузов второго поколения для целевой установки на ГАЗ-66. В 1977 – 1983 годах его собирал Козельский мехзавод. Боковые стенки кузова были утеплены пенопластом и изнутри облицованы древесноволокнистыми плитами, пол на пенопластовой прокладке покрыт фанерными листами. В транспортном положении под ним помещался съемный задний трап. В отличие от кузова КУНГ-2М он снабжался отопительно-вентиляционной установкой ОВ-65Б и фильтровентиляционной ФВУА-100.


ГАЗ-66 с кузовом КШ-66 повышенной прочности, разработанным в 21 НИИИ. 1977 год.


К наиболее оригинальным экспериментальным конструкциям относились специальные «сверхобтекаемые» кузова-фургоны Опытного завода № 38, разработанные конструкторами 21 НИИИ. В 1965 – 1967 годах там были созданы макетные образцы округлых стеклопластиковых кузовов КЗ-1, за которыми в 1972 – 1977 годах последовал кузов повышенной прочности (КПП) КШ-66 с интегрированной кабиной. Их подчеркнуто обтекаемые формы, близкие к шарообразной, предопределяло принятое в то время направление на создание военных машин, стойких к поражающим факторам оружия массового поражения. По сравнению с типовыми металлическими кузовами их сопротивляемость к воздействию ударной волны ядерного взрыва оказалась втрое выше.


Радиотехнические средства связи и управления

В обширнейшем семействе самых разнообразных легких и средних радиотехнических средств, радиостанций различного профиля, радиолокаторов и командно-штабных машин на разных шасси ГАЗ-66 с экранированным электрооборудованием и различными кузовами следует выделить наиболее известные и распространенные машины, кратко упомянутые ниже.


Радиостанция Р-118БМ3 «Соболь» в кузове КФУ-1 на экранированном шасси ГАЗ-66-04.


Р-118БМ3 «Соболь» – автомобильная коротковолновая радиостанция оперативно-тактического и тактического звена управления войсками, выпускавшаяся в нескольких версиях с несущественно измененной комплектацией. Первоначально размещалась на шасси ГАЗ-63, а с середины 1960-х годов монтировалась как в прежних кузовах КФУ-1, так и в модернизированном более высоком кузове-фургоне КУНГ-1М с двумя боковыми окнами и короткими надколесными нишами на шасси ГАЗ-66АЭ, а затем на базе ГАЗ-66-04 или 66-05. Станции разных серий были укомплектованы двумя рамочными антеннами на крыше и одной телескопической, передатчиком, приемником Р-154, телеграфным и телефонным аппаратами, бензоэлектрическим агрегатом АБ-4-0/230 переменного тока, очистителем воздуха и отопителем. Они могли работать в движении или на стоянке, обеспечивая радиус действия в разных режимах от 30 до 1000 км. Снаряженная масса составляла 6080 кг.

Р-118БМ3А – автомобильная ультракоротковолновая радиостанция средней мощности из серии многочисленных подобных станций Р-118 на разных автомобильных шасси. С 1968 года являлась развитием радиостанции Р-118БМ3 «Соболь» на базе ГАЗ-63 и ГАЗ-66. Вариант Р-118БМ3А первоначально был разработан для авиации, но потом устанавливался в низкопрофильном кузове КФ-1М с полукруглой крышей на шасси 66-04/05 или 66-14/15. Поздние варианты размещали в низких кузовах К-66Н, которые на экспорт поставлялись на автомобилях ГАЗ-66-55 или 66-75. В отличие от предыдущей модели снабжалась ультракоротковолновой радиостанцией Р-800 (РСИУ-3М) для связи с летательными аппаратами и наземными объектами. Ее выпуском до 1974 года занимались три разных радиозавода.

Р-125МТ/125МТ2 – комбинированная радиостанция или командно-штабная машина (КШМ), являвшаяся развитием станции Р-125М «Алфавит» на шасси ГАЗ-63. В результате ее доработки в 1965 году появилась модернизированная и более мощная машина Р-125МТ на шасси ГАЗ-66АЭ или 66-05 с модернизированным деревометаллическим кузовом АВС-2М со скругленными формами, короткими надколесными нишами и двумя боковыми окнами. Серийно изготовлялась с 1966 года. Для Внутренних войск на том же шасси выпускался вариант Р-125МТ2 с двумя громкоговорителями.

Р-142 «Деймос» – командно-штабная машина (КШМ) на шасси ГАЗ-66-05 или 66-15 с лебедками и низкими кузовами КФ-1М или К-66Н с правой входной дверью с окном и двумя рамочными антеннами на крыше. В правой и левой боковинах кузова имелись еще одно и два окна соответственно. На экспорт поставлялась на шасси ГАЗ-66-75 или 66-85. Машина предназначалась для управления войсками и организации радиосвязи в оперативно-тактическом звене по коротковолновым и ультракоротковолновым каналам в движении и на стоянке. Могла работать автономно или в составе узлов связи и управления и обеспечивала дальность действия 40 – 60 км. Кузов КШМ имел два помещения – аппаратная с двумя местами для операторов и отсек управления для работы командира и двух офицеров спецсвязи. В ее комплект входили радиостанции, аппаратура коммутации и служебной связи, мачтовая антенна и автономный бензиновый электрогенератор АБ-1-П/30. Полная масса КШМ составляла 5970 кг. Время развертывания и свертывания – не более 15 минут. Вариант Р-142Г с двумя телескопическими антеннами являлся командно-штабной машиной для системы Гражданской обороны с дальностью связи 60 км, версия Р-142Д представляла собой десантируемую КШМ на шасси ГАЗ-66Б с кузовом К-66ДС. В Венгрии выпускался собственный вариант Р-142 на экспортных шасси ГАЗ-66-75 и 66-85 с перекомпонованным кузовом и узлами местного изготовления.


Десантируемая командно-штабная машина Р-142Д на шасси ГАЗ-66Б с кузовом К-66ДС.


Р-142HMP – командно-штабная машина (комбинированная радиостанция) на шасси ГАЗ-66-05 и ГАЗ-66-15 с кузовом К-66Н. Предназначалась для обеспечения радиосвязи в тактическом звене управления Сухопутных войск. Обеспечивала открытую и закрытую телефонную и телеграфную связь по радиоканалам со всех рабочих мест или с вынесенного телефонного аппарата, служебную связь с абонентами и с оператором внешней радиостанции, возможность передачи картографической и навигационной информации. Питание станции осуществлялось от электросети переменного тока, собственного бензинового электроагрегата АБ1-П28,5-1В или от электроустановки ЭУ-66-3.

Р-142НЭ – командно-штабная машина на шасси ГАЗ-66-05 и 66-15 с металлическим кузовом КМ-66. Рассчитана на использование в оперативно-тактическом звене управления при любых условиях движения и при экстремальных температурах. Снабжалась коротковолновыми и ультракоротковолновыми радиостанциями, коммутационной аппаратурой, средствами конфиденциальной передачи информации и телефонной связи. Питание в процессе движения – от автомобильного генератора, на стоянке – от электроагрегата АБ1-П28,5 напряжением 27 В.

Р-165А «Арбалет» – коротковолновая армейская радиостанция средней мощности на шасси ГАЗ-66-05 и 66-15 с кузовом К-66Н, на котором монтировались кожухи с антенным оборудованием. В своем составе имела радиоприемник «Рябина», возбудитель «Тритон» и аппаратуру адаптации Р-016В «Вишня». Вариант Р-165Б монтировался в командно-штабной машине на базе бронетранспортера БТР-80.

Р-401М – модернизированная радиорелейная станция, ранее устанавливавшаяся на шасси ГАЗ-63. С середины 1960-х годов монтировалась на шасси ГАЗ-66АЭ и затем на ГАЗ-66-05 с вместительным кузовом КУНГ-2 с покатой крышей и одним боковым окном. Предназначалась для обеспечения связи в метровом диапазоне армейского дивизионного звена.


ГАЗ-66-04 с металлическим кузовом КУНГ-66 для радиостанции Р-405М. 1983 год.


Р-405М – модернизированная армейская двухдиапазонная радиорелейная станция для связи между пунктами управления на шасси ГАЗ-66АЭ или 66-04/05 с кузовами КУНГ-2М или КУНГ-66 и одноосным 1,5-тонным прицепом. Выпускалась с середины 1960-х годов как замена прежней станции Р-405 на базе ГАЗ-63. Служила для радиорелейной связи между пунктами управления в диапазоне частот от 60 до 420 МГц. Питание оборудования – от сети напряжением 220 В. Полная масса станции – 5,9 т.

Р-415 «Диапазон» – радиорелейная станция на шасси ГАЗ-66-05 и 66-15 с кузовами К-66Н и двумя высокими телескопическими антеннами. Служила для создания временных быстроразвертываемых малоканальных радиорелейных линий связи и других радиорелейных станций. Выпускалась в 1970 – 1980-е годы омским Радиозаводом имени А. С. Попова. Разные исполнения станции работали в диапазонах от 80 до 430 МГц, снабжались передатчиками мощностью 6 – 10 Вт и имели дальность связи не менее 30 км. Источниками питания являлись электросеть напряжением 220 и 380 В или собственный 27-вольтовый электроагрегат.

Р-440ОД «Кристалл» – автономная оконечная десантируемая станция спутниковой (космической) связи с характерной круглой параболической антенной диаметром 1,5 м. Первые образцы монтировали на двух автомобилях ГАЗ-66Б. После принятия на вооружение в 1972 году станция устанавливалась на серийном шасси ГАЗ-66-05 со специальным низкопрофильным кузовом К-66ДС, приспособленном для парашютного десантирования. Являлась одним из вариантов станций серии Р-440, выпускавшихся в многочисленных исполнениях и монтировавшихся на разные автомобильные шасси. В двух отсеках станции Р-440ОД устанавливали приемопередающие устройства и два выносных автономных бензиновых источника электроэнергии АБ-8-Т/230М, вырабатывавших трехфазный ток напряжением 220 В. Для повышения жизнеспособности они работали попеременно и в полевых условиях выносились из машины.

Р-845М – наземная авиационная приемопередающая радиостанция малой мощности на шасси ГАЗ-66-05 или 66-15 и кузовом К-66Н, которая являлась модернизацией станции Р-845 на базе ЗИЛ-157К. На экспорт поставлялась на шасси ГАЗ-66-55 или 66-85. Ее элементной базой были радиолампы и полупроводники. Станция предназначалась для обеспечения открытой и закрытой телефонной и телеграфной радиосвязи с самолетными и наземными радиостанциями. Работала в диапазонах частот 100 – 400 МГц. Питание осуществлялось от промышленной сети трехфазного тока напряжением 380 В. Полная масса – 6,0 т.

ПАР-10 – мобильная наземная приводная аэродромная радиостанция. Выпускалась омским ПО «Иртыш» и устанавливалась на шасси ГАЗ-66-04 с кузовом К-66Н. По сравнению с вариантом на автомобиле ЗИЛ-131 имела сокращенную комплектацию. Применялась для привода самолетов в район аэродрома и обеспечения их посадки. В кузове имелись задняя двухстворчатая дверь и окна со светомаскировочными шторами, фильтровентиляционная установка, электрический обогреватель и огнетушители. Комплект станции составляли приводные передатчики, ультракоротковолновая радиостанция, радиоприемник, маркерный радиомаяк и мачты с Т-образными антеннами. Питание осуществлялось как от автономных электрических агрегатов, так и от внешней сети.

СРКР-2 «Коррида» (2АРК-20) – станция радиоконтроля и радиотехнической разведки на шасси ГАЗ-66-05 с кузовом К-66 с шестью боковыми окнами и верхними рабочими площадками. Предназначалась для обнаружения и определения азимута на работающие радиоточки противника. Состояла из приемника радиотехнического контроля и разведки ПРКР-1 «Днепр-1КМ», двух радиостанций Р-105 с усилителями УМ-3 и бензоэлектрического агрегата АБ-1-0/230 напряжением 230 В.

РПС-6 «Вектор» (1РЛ234) – станция разведки и радиолокационного противодействия на шасси ГАЗ-66-05 или 66-12 с кузовом К-66. Служила для поиска, обнаружения и пеленгования наземных и авиационных радиолокационных средств. Работала в диапазоне частот от 0,5 до 9,0 ГГц. Оснащалась вращающейся антенной, поднимавшейся над кузовом на высоту 1,4 или 2,8 м. Дальность обнаружения – до 60 км. Снаряженная масса – 5970 кг. Время перевода в рабочее положение – 45 минут.

СА-9 (Ж-216) – авиатранспортабельная спецаппаратная на шасси ГАЗ-66-05 с кузовом К-66. К месту работы доставлялась обычно железнодорожным транспортом или на транспортном самолете Ан-22. В 1970-е годы выпускалась московским объединением «Пищемаш». В кузове имелись отсеки с рабочим оборудованием для шести человек персонала и металлическими шкафами со специмуществом, в состав которого входила печь для сжигания бумаг. Источниками питания служили автономные бензиновые агрегаты, вырабатывавшие переменный ток напряжением 220 В и постоянный ток в 24 В. Для отдыха личного состава в полевых условиях служили выносные палатки и гамаки. Максимальная скорость машины по шоссе составляла 80 км/ч, по грунтовым и булыжным дорогам – 20 – 40 км/ч. Полная масса – 5200 кг.

Кроме указанных радиотехнических средств в кузовах К-66Н на шасси ГАЗ-66-05 монтировали однополосную коротковолновую радиостанцию Р-140-0,5 для связи в сетях сухопутных и ракетных войск, а на ГАЗ-66Б – облегченную десантную радиостанцию Р-141. Для управления различными системами вооружения использовались командно-штабные машины (КШМ) с различными радиотехническими средствами: 1В17 «Машина-Б» – подвижный комплекс управления артиллерийским огнем, 1В110-1 – КШМ командира артиллерийской батареи в кузове К-66Н с радиостанцией, визиром ориентирования, коммутатором и курсопрокладчиком, 1В110 «Береза» – машина управления системой залпового огня БМ-21В «Град-В» на шасси ГАЗ-66Б, КШМ с комбинированной радиостанцией Р-123М и автономным агрегатом электропитания для управления зенитно-ракетным комплектом С-300ПС на марше или при смене позиции. В кузове К-66Н на шасси ГАЗ-66-14 монтировалось также оснащение командно-штабной машины «Бриза-2» с коротко– и ультракоротковолновыми радиостанциями и телефонной связью.

Еще более обширным был набор различных войсковых аппаратных спецсвязи: П-225М – модернизированный вариант аппаратной телефонной станции П-225 на шасси ГАЗ-63, размещенный в новом кузове АВС-2М на ГАЗ-66Э, П-226М1 – модернизированный вариант аппаратной уплотнения (засекречивания) проводных линий связи войсковых соединений на ГАЗ-63, переставленный на шасси ГАЗ-66АЭ и 66-05, П-236 – аппаратная полевых узлов связи на ГАЗ-66-05, П-238Т – комплексная аппаратная телеграфной связи на базе ГАЗ-66-05 с кузовом К-66, П-240Т – телефонный коммутатор на шасси ГАЗ-66-05 с глухим кузовом К-66 и автономным питанием от двух бензиновых агрегатов АБ-2/О-230, П-241Т и П-244Т – комплексные аппаратные телеграфной связи в кузове К-66 (1970 – 1975 гг.) и П-290М – аппаратная для измерения электрических характеристик полевого кабеля и усилительных пунктов.


Средства обслуживания и ремонта

Из-за сравнительно малой полезной нагрузки на шасси ГАЗ-66 с типовыми кузовами К-66 монтировалось лишь облегченное оборудование для обслуживания и текущего ремонта различных устройств и систем в полевых условиях, а также лабораторное оснащение. Одним из немногих средств технического обслуживания была серия мастерских М-3 для проверки и мелкого ремонта армейских радиостанций малой мощности, размещавшихся в высоких кузовах К-66 с тремя боковыми окнами. В 1965 году на вооружение приняли подвижную лабораторию контроля качества горюче-смазочных средств ПЛГ-2 с электрогенератором мощностью 4 кВт. Ее первые образцы располагались в опытном фургоне К-66 на шасси ГАЗ-66 с одноосным прицепом 1-АП-1,5. В течение одного дня четыре члена персонала лаборатории могли производить 3 – 4 полных анализа или 8 – 10 контрольных проб. Вариант ПЛГ-2М отличался набором оборудования и реактивов.

На шасси ГАЗ-66Б с низкими кузовами К-66Н базировались авиадесантируемые ремонтно-механические мастерские МРС-ДАТ и РМ-ВДВ, входившие в состав парашютно-десантных батальонов. В высоких кузовах К-66 на серийных шасси ГАЗ-66 размещалось специальное оборудование для проверки состояния, технического обслуживания и ремонта различных систем вооружения. В число такой техники входили контрольно-проверочная машина 9В866 для переносных зенитно-ракетных комплексов «Игла», несколько вариантов серии 9В871 для переносных противотанковых ракетных комплексов «Фагот» и «Конкурс» на базе БРДМ-2, машины 9В915 и 9В915М для обслуживания зенитно-ракетных комплексов 9К35 «Стрела-10» и «Стрела-10М», также смонтированных на БРДМ-2. На шасси ГАЗ-66-12 устанавливали полевые лаборатории ПАЛ-70 и ПАЛ-МЛС, на ГАЗ-66-05 и 66-15 с лебедками – авиационную электротехническую лабораторию ЭТЛ-1.


Машина 9В915М для обслуживания комплексов «Стрела-10М» в кузове К-66В на шасси ГАЗ-66-85.



Автоцистерны и заправщики

Программа легких средств перевозки различных жидкостей на шасси ГАЗ-66 простиралась от наиболее простых автоцистерн без насосного оборудования до более сложных авиационных систем для заправки летательных аппаратов одним или сразу несколькими видами топлива, горячими маслами и спиртом. Эту гамму возглавляла универсальная цистерна АВЦ-1,7 вместимостью 1700 л на шасси ГАЗ-66-01 для доставки воды в отдаленные подразделения и военные городки.

ТЗ-2-66 – военный топливозаправщик со стальной цистерной вместимостью 2000 л на шасси ГАЗ-66-04 или 66-14. Принят на вооружение в октябре 1976 года и выпускался до 1988 года. Предназначался для транспортирования и заправки бензином или дизельным топливом автомобильной, бронетанковой и иной военной техники в полевых условиях. Снабжался вихревым насосом СВН-80 с приводом от коробки отбора мощности автомобиля. В комплект входили различные рукава, соединения, краны, топливные фильтры, электрическое и противопожарное оборудование и контрольно-измерительные приборы. Масса в снаряженном состоянии – 4190 кг, полная – 5800 кг. Экипаж состоял из одного водителя-оператора. На шасси ГАЗ-66Б со съемными лобовым стеклом, тентом над верхней и задней частью кабины и разборными дверями монтировался авиадесантируемый топливозаправщик ТЗ-2-66Д. Он выпускался небольшими партиями с середины 1960-х годов и официально был принят на вооружение только в октябре 1976 года.

МЗ-66 – наиболее распространенный легкий многоцелевой автономный маслозаправщик на шасси ГАЗ-66Д и 66-04 с цистерной вместимостью 820 л и задним отсеком управления. Был разработан на Могилевском автозаводе под маркой МоАЗ-724, принят на вооружение в 1966 году и с 1971 года серийно выпускался Смоленским автоагрегатным заводом. Машина использовалась для транспортировки и заправки различными видами фильтрованных горячих технических масел автобронетанковой и авиационной техники в полевых или стационарных условиях, являлась штатным средством авиационно-технических частей и заправочных бригад системы материального обеспечения армий и фронтов. В задней кабине управления размещался шестеренный насос Ш-40-6 с карданным приводом от трансмиссии шасси, управление которым было возможно также из кабины водителя. Подогрев масла и поддержание в течение длительного времени заданной температуры осуществлялось при помощи нагревательной системы с форсунками, керосин в которые подавался под давлением при помощи собственного насоса. Время его разогрева до температуры 100° составляло 35 минут. В комплект маслозаправщика входили раздаточные рукава для одного или двух потребителей, счетчики расхода, фильтр тонкой очистки с никелевой сеткой, контрольные приборы и противопожарные средства. Снаряженная масса машины – 4880 кг, полная – 5800 кг. С 1985 года в производстве находился облегченный вариант МЗ-66А-01 с увеличенной до 900 л вместимостью цистерны и установкой ряда новых узлов (счетчик топлива, фильтры и др.). Его масса сократилась до 4710 кг.


Десантируемый заправщик ТЗ-2-66Д на базе ГАЗ-66Б со съемными элементами кабины. 1976 год.


ЗСЖ-66 – авиационный автономный заправщик специальными жидкостями на шасси ГАЗ-66-04 с низкопрофильным цельнометаллическим обогреваемым кузовом с десятью откидными дверцами (по четыре в боковинах и две задние), в котором размещались четыре раздельные емкости с собственными насосными и раздаточными системами. Принят на вооружение в 1972 году и с того же года серийно выпускался Куйбышевским заводом аэродромного оборудования «Старт». Вариант на базе ГАЗ-66-14 имел индекс ЗСЖ-66М. Машины использовались для заправки различной авиационной техники пусковым топливом (бензином), гидравлической жидкостью, маслами и масляными смесями, а также для их перемешивания и перекачки. Геометрическая емкость баков составляла: один для бензина – 270 л, один для гидравлической смеси – 115 л и два для авиационных масел и их смесей – по 215 л каждый. Все рабочие процессы осуществлялись при помощи шестеренчатых и поршневых насосов с отбором мощности от автомобиля или с собственными электромоторами, ток для которых вырабатывали генераторы с приводом от трансмиссии шасси. В состав заправщика входили пульты управления в задней части кузова или в кабине водителя, фильтры тонкой очистки, предохранительные и обратные клапаны, приемные и раздаточные рукава, контрольные приборы, счетчики жидкости и пробных отборов, автоматическая система пожаротушения и прожекторы. Снаряженная масса машины – 5430 кг, полная – 6030 кг.


Заправщик спецжидкостями ЗСЖ-66 на шасси ГАЗ-66-04 с обогреваемым кузовом. 1972 год.


ВСЗ-66 – авиационный водоспиртозаправщик на шасси ГАЗ-66-04 или 66-14, унифицированный с заправщиком ЗСЖ-66. Принят на вооружение 6 февраля 1973 года и с того же времени выпускался Махачкалинским машиностроительным заводом сепараторов. Служил для автономной заправки летательных аппаратов фильтрованным этиловым спиртом и 50-процентными водоспиртовыми растворами для систем охлаждения сверхзвуковых истребителей. Автомобиль был оборудован двумя емкостями на 250 л спирта и 650 л спиртовой жидкости с собственными электрическими центробежными насосами, получавшими энергию от генераторов с приводом валами отбора мощности от трансмиссии шасси. Разогрев жидкостей и поддержание их температуры обеспечивались автономным подогревателем ПЖД-600А, а для обогрева отсеков кузова служил дополнительный отопитель. В состав заправщика входили пульты управления, фильтры, системы безопасности, термометры, раздаточные рукава, краны и контрольные приборы. Собственная масса машины – 5030 кг, полная – 5950 кг.


Автомобильная техника аэродромных служб

Набор специальных средств наземных служб военных аэродромов разного уровня, базировавшихся на автомобилях ГАЗ-66, достаточно скуден и ограничивался носителями легкого аэродромного оборудования и буксировкой небольших летательных аппаратов. При этом следует упомянуть, что в начале 1990-х годов, в отсутствие специальной техники, на авианесущем крейсере «Адмирал Кузнецов» Северного флота использовался обычный грузовик ГАЗ-66 для буксировки палубных истребителей. К аэродромной технике относились аэродромный радиопеленгатор АПР-11 на шасси ГАЗ-66-04 с кузовом К-66Н и кодовый полноповоротный неоновый маяк КНС-4 с дистанционным управлением для визуального опознавания летчиками своего места посадки. Он работал от внешнего источника электроэнергии напряжением 380 В и обеспечивал постоянное или проблесковое горение и передачу кодовых сигналов по азбуке Морзе на дальностях до 90 км. К такой технике также относились аэродромные пожарные машины.


Средства обеспечения ракетных комплексов

С середины 1960-х годов ГАЗ-66 осваивал новую для советской автомобильной техники профессию обслуживания, обеспечения, охранения, испытания и управления различными мощными наземными подвижными ракетными комплексами. С 1964 года на шасси ГАЗ-66 с высоким кузовом К-66 и прицепом монтировали пункт управления ПУ-2М (9С445М) ракетной бригады тактического ракетного комплекса 9К52 «Луна-М» на колесных шасси Брянского автозавода. В их состав входили радиостанции, коммутатор, первый советский компьютер ВМ-3М1 и силовой блок. Впоследствии это оборудование устанавливалось на автомобиле ГАЗ-66-05, а на экспорт поступало на базе ГАЗ-66-75 и 66-85. С 1967 года для управления оперативно-тактическим ракетным комплексом 9К72 «Эльбрус» служила командно-штабная машина Р-142 на шасси ГАЗ-66Э или 66-05, затем – на ГАЗ-66-15 с кузовом К-66Н. В состав бригады по сборке головных частей ракет этого комплекса входила машина специальной аварийной команды САК на базе ГАЗ-66.

Контрольно-проверочная машина 9В839 в кузове К-66В служила для технического обслуживания и испытания ракет 9М37М гусеничного зенитно-ракетного комплекса 9К35 «Стрела-10», а подвижная станция 9В921 с 1982 года использовалась для автоматизированных контрольно-испытательных работ по оборудованию гусеничной зенитной ракетно-пушечной установки 2С6 комплекса 2К22 «Тунгуска».


Ракетный заправщик 5Л22 комплекса С-200 на базе ГАЗ-66-05 с низкопрофильным кузовом.


Сектор заправочных средств ракетной техники представляли специально разработанные автоцистерны на шасси ГАЗ-66-04. Для обслуживания зенитно-ракетного комплекса С-200 служил заправщик ракетным топливом 5Л22 с оригинальным низкопрофильным кузовом округлых форм. В его передней части размещались цистерны и насосное оборудование, а в заднем отсеке находилось помещение для экипажа с широкими боковыми окнами и еще двумя полукруглыми окошками в покатых боковинах крыши. Для заправки этого комплекса окислителем служила машина 5Л62 с таким же кузовом. С середины 1960-х годов на вооружении состояла перекачивающая станция ракетного топлива ПСК-50М на шасси ГАЗ-66А, первоначально базировавшаяся на ГАЗ-63 и впоследствии переставленная на автомобили ГАЗ-66-02 и 66-04 со специальным низкопрофильным каркасным кузовом с боковыми и задними откидными дверками. Она использовалась для перекачивания составных частей топлива на полевых складах и снабжалась модернизированным центробежным насосом НКТ-50 производительностью 50 м3/ч с приводом от автомобиля и новым вспомогательным поршневым насосом НП-4Д с ручным приводом или от раздаточной коробки шасси, а также новыми фильтрами с тонкостью очистки 20 мкм. Снаряженная масса машины возросла до 5350 кг.


Перекачивающая станция ракетного топлива ПСК-50М на шасси ГАЗ-66-04 со стальным кузовом.


Для охраны объектов РВСН с середины 1980-х годов выпускалась боевая машина дежурных сил БМДС-1 в типовом кузове К-66 с шестью боковыми окнами на шасси ГАЗ-66-12 или 66-15. Внутри него размещались продольные сиденья с ремнями безопасности на 8 – 10 человек личного состава, пирамида для легкого вооружения и ящики для имущества группы разведки, боеприпасы, переговорное устройство с кабиной и шанцевый инструмент. Питание электрооборудования машины осуществлялось от внешней сети.


Машины войск химической защиты

С началом производства грузовика ГАЗ-66 на его шасси устанавливалось несущественно модернизированное химическое оборудование, разработанное еще для ГАЗ-51, ГАЗ-63 и ЗИЛ-164. К нему относилась доработанная компактная пароэлеваторная дезинфекционно-душевая установка ДДА-53Б, а многоцелевая дезинфекционная установка Комарова ДУК-1, базировавшаяся к тому времени на шасси ГАЗ-52, параллельно монтировалась и на ГАЗ-66. В апреле 1962 года на вооружение была принята дезинфекционно-душевая установка ДДА-2 на шасси ГАЗ-66 для войсковых санитарно-эпидемиологических подразделений и частей гражданской обороны, разработанная ранее для грузовика ЗИЛ-164. Ее модернизированный более компактный вариант ДДА-3 для ГАЗ-66 отличался уменьшенным до 2,4 м3 объемом дезинфекционных камер. На 66-м шасси базировалась модернизированная дымовая машина ТДА-М, изначально созданная для ГАЗ-63, а также радиационно-химическая мастерская ПРХМ-1М. Во второй половине 1960-х годов путем доработки модели ДДА-53Б была создана наиболее совершенная и распространенная станция ДДА-66, ставшая «классикой» среди машин такого назначения.


Машина ТДА-М для постановки дымовых завес путем испарения специальной смеси.


ДДА-66/66П – эффективные дезинфекционно-душевые установки на шасси ГАЗ-66. Первый вариант ДДА-66 на автомобиле ГАЗ-66-01 был принят на вооружение в августе 1968 года, второй модернизированный ДДА-66П монтировался на шасси 66-11. Их изготовлением занимался пермский завод «Автомедтехника». Установки широко использовалась в войсковых санитарно-эпидемиологических подразделениях и в частях Гражданской обороны. Они служили для дезинфекции и дезинсекции одежды, обуви, белья и постельных принадлежностей пароформалиновым и паровоздушным методами, а также для помывки людей в полевых условиях в любое время года. Их оборудование размещалось в специальном прямоугольном сварном цельнометаллическом кузове с задними откидывавшимися панелями и тремя отделениями – котельная с паровым котлом и бойлером, отсек с дезинфекционной камерой и грузопассажирское помещение для персонала. Помывка людей осуществлялась подогретой водой через душевые сетки в палаточных помещениях или под открытым небом. Пропускная способность при благоприятных погодных условиях достигала 48 человек в час. Полная масса установок – 6080 кг. Время подготовки к работе летом – 30 минут, зимой – 1 час. Установка ДДА-66П параллельно базировалась на шасси ЗИЛ-130.

ПРХМ-1М – подвижная радиационно-химическая мастерская на шасси ГАЗ-66-02 или 66-12 с кузовами К-66 и одноосным прицепом. Служила для проведения технического обслуживания и ремонта вооружения химических войск, средств защиты, приборов радиационной и химической разведки. Кузов был оборудован верстаками, контрольным оборудованием, специальными приспособлениями, принадлежностями и расходными материалами, а в прицепе размещался бензоэлектрический агрегат АБ-4-0/230. Снаряженная масса мастерской с прицепом – 7100 кг. Другой вариант МРХПО-66 собирал брянский завод № 111.


Инженерная техника

В отличие от других видов военных машин инженерная техника на шасси ГАЗ-66 не унаследовала профессии ГАЗ-63, а создавалась целиком и полностью для установки на серийные или доработанные шасси грузовиков 66-го семейства, а также в первый и последний раз базировалась на автопоездах с седельными тягачами на шасси ГАЗ-66.

БМ-202 – многоцелевая самоходная бурильная (бурильно-крановая) машина, смонтированная на съемном подрамнике с гидроопорами в задней части кузова серийных бортовых автомобилей ГАЗ-66-02 или 66-12 с лебедками. Использовалась в инженерных войсках для производства разнообразных буровых работ на глубину до 2 м при установке различных опор и поиске воды. Привод бура был механическим от трансмиссии шасси, а его заглубление осуществлялось посредством гидросистемы. Оборудование установки позволяло за 10-часовой рабочий день выполнять до 200 скважин или ям диаметром 0,35 – 0,5 м. Модернизированный вариант БМ-302 снабжался буром диаметром 0,8 м, способным проделывать скважины глубиной до 3 м. Экипаж обеих машин состоял из двух человек, максимальная транспортная скорость составляла 90 км/ч. Параллельно с 1983 года для инженерных работ выпускалась буровая установка УГБ-1ВС двойного назначения с автономным силовым агрегатом.

ВФС-2,5 – войсковая фильтровальная станция производительностью 2,5 м3 воды в час, состоявшая на вооружении инженерно-саперных рот мотострелковых или танковых полков. Размещалась в кузове К-66Н на шасси ГАЗ-66-11 с одноосным прицепом-фургоном. Предназначалась для очистки воды от естественных загрязнений, обеззараживания, обезвреживания и дезактивации. Эти процессы осуществлялись при помощи фильтров с антрацитовой крошкой или активированным углем и бактерицидных ламп. Продолжительность работы на возимом запасе реагентов – 100 ч. Для перекачивания и раздачи воды служили электрические насосы, получавшие энергию от бензоэлектрического агрегата АБ-8-Т/230М на прицепе, собственная мотопомпа, трубопроводы, арматура и мягкие емкости. Время развертывания и свертывания станции – 40 минут. Расчет станции – три человека.


Бурильная машина БМ-202 на грузовике ГАЗ-66-02 с гидравлическими опорами.


Раскладной понтон десантируемого парка ДПП-40 на шасси ГАЗ-66АЭ с лебедкой. 1967 год.


ДПП-40 – десантируемый понтонный парк грузоподъемностью 40 т для советских ВДВ, смонтированный на автомобилях серии 66. Предназначался для посадочного или парашютного десантирования и создания в автономном режиме мостовых и паромных переправ в отдаленных районах, в том числе в тылу противника. По поручению Управления инженерных войск разрабатывался в конце 1950-х и начале 1960-х годов в КБ Навашинского машиностроительного завода под руководством главного конструктора Ю. А. Латкина. В этом парке впервые была оптимально решена задача достижения высокой прочности и надежности переправы при минимальных массе и габаритах его отдельных элементов и автомобилей-носителей, десантировавшихся вместе с установленными на них понтонными звеньями. Первые образцы парка монтировали на авиадесантируемых шасси ГАЗ-66Б с открытой кабиной. Впоследствии их сменили серийные автомобили ГАЗ-66АЭ, 66-02 и 66-05 с закрытой цельнометаллической кабиной и лебедкой, приспособленные к парашютному десантированию на платформе ПП-128-5000. В 1960-е годы парк был испытан, рекомендован к серийному производству и принят на вооружение ВДВ.

Главной составной частью парка ДПП-40 являлись герметичные металлические понтоны, выполненные из высокопрочного алюминиево-магниевого сплава. Их собирали из складных звеньев, состоявших из одной средней и двух крайних секций и дополненных двумя пневматическими поплавками. Все имущество перевозили на 32 доработанных автомобилях ГАЗ-66, снабженных наклонными грузовыми платформами, механическими лебедками для вытаскивания понтонов из воды и компрессором для накачивания поплавков. Для их привода использовали дополнительные коробки отбора мощности, выпускавшиеся механическим заводом «Восход» из города Павлово-на-Оке. На каждые два звена ДПП-40 приходился один лодочный мотор «Вихрь-М». Из материальной части парка за 40 – 50 минут можно было собрать наплавной 40-тонный мост длиной 128 м с шириной проезжей части 4,2 м, допускавший проезд колесной и гусеничной техники со скоростью от 10 до 20 км/ч. Другим вариантом переправы были моторные паромы грузоподъемностью 20 или 40 т и длиной 8 или 16 м, состоявшие из двух и четырех звеньев соответственно. Время их сборки составляло 12 – 15 мин.

САРМ/САРМ-М – средний автодорожный разборный мост в базовом и модернизированном исполнениях, принятых на вооружение в 1964 и 1982 годах соответственно. Для доставки комплекта имущества моста САРМ общей массой 252,2 т по основным дорогам и на местности требовалось 42 седельных тягача ГАЗ-66 со специальными одноосными полуприцепами, для моста САРМ-М массой 350 т – 54 автопоезда. Мосты предназначались для создания новых и восстановления разрушенных высоководных мостов на тыловых военно-автомобильных дорогах, выпускались Каширским заводом металлоконструкций и отличались комплектацией. Из них можно было составить одно– или многопролетные мосты длиной до 200 м и шириной до 7,2 м для одно– или двухстороннего движения. В мостовые расчеты входили 345 человек. О происхождении и особенностях тягачей на шасси ГАЗ-66 в военных документах не упоминается. Учитывая, что седельные машины ГАЗ-66П были изготовлены только в опытных образцах, их практическое использование для данной цели можно считать чисто теоретическим. Кроме них для транспортировки имущества мостов САРМ применяли бортовые грузовики ЗИЛ-130 и ЗИЛ-131, а также седельные тягачи КамАЗ-5410.


Боевая техника

Самыми оригинальными советскими легкими боевыми системами до сих пор остаются уникальные авиадесантируемые системы залпового огня «Град-В» с транспортными машинами к ним, смонтированные на шасси ГАЗ-66Б. К другим машинами этой группы на обычных «наземных» автомобилях ГАЗ-66 можно отнести транспортно-заряжающую машину опытного тактического ракетного комплекса «Резеда» образца 1965 года на бронетранспортере БТР-60П.

БМ-21В «Град-В» – облегченная авиадесантируемая 12-зарядная реактивная система залпового огня 9К51В с пусковой установкой 9П125 на шасси ГАЗ-66Б второго поколения. Разработана в ГУНПП «Сплав» на основе 40-ствольной системы БМ-21 «Град» для автомобилей «Урал» и принята на вооружение дивизий ВДВ СССР в 1967 году. Базовый автомобиль снабжался регулированием давления в шинах, съемной рамой лобового окна с узкими угловыми стеклами, разборными боковыми дверями, складным брезентовым тентом в верхней и задней частях кабины, а также задними выносными механическими домкратами и двумя топливными баками вместимостью 300 и 60 л. В его задней части на поворотном столе монтировалась подъемная артиллерийская часть с 12 трубчатыми направляющими для пуска реактивных осколочно-фугасных снарядов М-21ОФ калибра 122,4 мм на дальность более 20 км. Время одного залпа составляло 6 с, а ручной перезарядки всей установки – 5 минут. В комплект боевой машины с экипажем из двух человек входили радиостанция Р-105М, инфракрасный прибор ночного видения, электромегафон и огнетушители. Ее снаряженная масса не превышала 6 т. Габариты машины в транспортном положении – 5655x2400x2440 мм. Максимальная скорость движения – 85 км/ч. Запас хода – 875 км. На шасси ГАЗ-66Б также монтировалось оборудование авиадесантируемой транспортной машины 9Ф37В для одновременного подвоза 24 реактивных снарядов к пусковой установке «Град-В».


Авиадесантируемая 12-зарядная система залпового огня БМ-21В «Град-В» на автомобиле ГАЗ-66Б.



Санитарные машины и автобусы

Опыт разработки и изготовления опытных кузовов-фургонов в середине 1960-х годов позволил военному заводу № 38 выйти в лидеры по созданию более рациональных и практичных специальных армейских полноприводных пассажирских и санитарных автобусов вагонной компоновки на шасси ГАЗ-66. Их мелкосерийное изготовление осуществлялось другими военными предприятиями. В 1970 – 1980-е годы им на смену пришли упрощенные автобусы с доработанными типовыми кузовами-фургонами. На базе ГАЗ-66 монтировали также специальное медицинское оборудование войсковых пунктов первой помощи.


Санитарный автобус АС-66 на базе ГАЗ-66 с кузовом К-66 для доставки 18 раненых. 1965 год.


АС-66 (1964 – 1987 гг.) – армейский санитарный автобус упрощенной конструкции на шасси ГАЗ-66 трех разных поколений с доработанным типовым кузовом-фургоном К-66. В середине 1960-х годов был разработан на 38 заводе для замены санитарных машин АС-3 и затем выпускался Центральным авторемонтном заводом (ЦАРЗ) № 172 в Воронеже. Служил для сбора и эвакуации раненых с мест военных действий, оказания им первой помощи и доставки в крупные лечебные центры в любое время суток и в любых климатических условиях. Его кузов снабжался фильтровентиляционной установкой, отопителем, переговорным устройством с кабиной, одной боковой дверью и двумя задними распашными дверями. Он имел три варианта размещения раненых: 6 – 9 человек на носилках, установленных в два или три яруса, и еще 4 – 10 сидячих раненых или 18 человек на продольных сиденьях, включая медперсонал. Установка кузова на шасси с системой подкачки позволила повысить плавность хода за счет снижения внутреннего давления в шинах. Длина автобуса составляла 6185 мм, высота – 3260 мм. Максимальная скорость – 90 км/ч.

38АС (1965 – 1976 гг.) – специальный армейский авиатранспортабельный многоцелевой автобус оригинальной конструкции вагонной компоновки на шасси ГАЗ-66 для перевозки личного состава и медицинских целей. Был спроектирован и изготовлен в опытных образцах на 38 заводе. Небольшими партиями с 1967 года автобус собирал воронежский ЦАРЗ № 172, а с 1974 года – молдавский военный авторемонтный завод № 778 в Бендерах. Основным являлось шасси ГАЗ-66-04 с системой подкачки шин, экранированным электрооборудованием и гидроамортизаторами в подвеске. На нем монтировали модный и эффектный по тем временам обтекаемый цельнометаллический кузов с панорамными лобовыми стеклами, форточками над четырьмя боковыми окнами, системами отопления, освещения и принудительной вентиляции, пенопластовой теплоизоляцией и перегородкой с дверью между кабиной и салоном. Внутри выдвинутой вперед массивной передней части кузова под упрощенной облицовкой скрывалось поперечно установленное запасное колесо, а за ним размещался моторный отсек. Для обслуживания и ремонта двигателя служила особая система его выдвигания вперед по роликам из моторного отсека, при этом «запаску» демонтировали с помощью специального устройства. Базовым исполнением являлся пассажирский вариант с одной боковой дверью для доставки 19 человек личного состава на двойных мягких сиденьях, второй санитарный автобус АМС-38 с дополнительной задней дверью имел восемь посадочных мест и подвесные носилки для перевозки семерых лежачих раненых. Оригинальные машины имели снаряженную массу 4445 кг, полную – 6120 кг и габаритные размеры 6230x2500x3680 мм. Их максимальная скорость достигала 85 км/ч. В общей сложности автобусов серии 38АС было собрано около 6 тыс. единиц.


Многоцелевой автобус 38АС вагонной компоновки на автомобиле ГАЗ-66-04. 1976 год.


АПП-66 (1974 – 1987 гг.) – серия модернизированных армейских многоцелевых пассажирских автобусов вагонной компоновки на шасси ГАЗ-66-01 и 66-11. Они были разработаны военным предприятием № 38 и выпускались заводом № 172, представляя собой упрощенные, более удобные и практичные исполнения автобусов 38АС. Машины АПП-66 снабжались новым цельнометаллическим кузовом угловатых форм с широкой плоской передней стенкой с укороченным передком, плоскими лобовыми и узкими угловыми стеклами кабины в стиле базовых грузовиков, повышенной площадью остекления с увеличенной высотой боковых окон без форточек. Запасное колесо хранилось в отсеке под пассажирским салоном. Версии разных лет выпуска внешне отличались деталями передней облицовки. Вариант начала 1980-х годов имел снаряженную массу 4870 кг, полную – 6790 кг и развивал скорость по шоссе 65 км/ч. По итогам испытаний, проведенных осенью 1984 года в 21 НИИИ, было установлено, что автобус переутяжелен на 17,2% от максимальной допустимой нагрузки на шасси, шумность в салоне слишком высока, проходимость недостаточна, обзорность с места водителя и доступ к силовому агрегату ограничены. Несмотря на это, таких машин было собрано около 800 единиц.


Бескапотный автобус АПП-66 с цельнометаллическим кузовом на шасси ГАЗ-66-01. 1983 год.


С 1987 года воронежский завод № 172 изготовлял так называемое универсальное транспортное средство ТС-3293 с остекленным кузовом от вахтовой машины двойного назначения для перевозки 18 пассажиров. Его вариантами являлись грузопассажирский автомобиль ТС-32931 с задним грузовым отсеком и задней двухстворчатой дверью и санитарный автобус АС-66-01МТ, также оборудованный задним входом в салон. Габаритные размеры таких машин составляли 5655x2342x2740 мм.

В июле 1971 года на снабжение была принята автоперевязочная АП-2 на шасси ГАЗ-66-11/12 со специальным кузовом повышенного объема, созданным на основе фургона К-66В. Ее изготовлением занимался саранский завод «Медоборудование». Машина снабжалась механизированным перевязочным столом с электрическим и ручным приводом, хирургическим и реанимационным оснащением, рабочими местами для медперсонала, системами освещения, отопления, вентиляции и водоснабжения. При большом количестве раненых была предусмотрена установка каркасных палаток снаружи машины на 14 носилочных мест. С 1986 года на вооружении состоял подвижный комплекс медицинского пункта полка ПКМПП-01, размещавшийся на двух автомобилях ГАЗ-66-12 с кузовами К-66 и служивший для оказания в полевых условиях первой медицинской помощи большому числу раненых. Еще два грузовика ГАЗ-66 перевозили палатки, мебель, тяжелое оборудование и буксировали одноосные прицепы с электростанциями мощностью по 4 кВт. Комплекс позволял одновременно оказывать помощь 42 раненым, обслуживающий персонал состоял из 12 человек.


Автомобили продовольственной службы

АФХ-66 – войсковой автомобиль-фургон с низкопрофильным кузовом для перевозки хлеба и хлебобулочных изделий в плохих дорожных условиях. По общей конструкции был идентичен фургонам на шасси ГАЗ-53А. С 1975 года выпускался брянским военным заводом № 111 и монтировался на шасси ГАЗ-66-01 или 66-11. Для перевозки груза служили 92 лотка, позволявшие доставлять 1473 кг хлеба. Полная масса машины – 5735 кг.

АФК-66 – войсковой комбинированный автомобиль-фургон с низкопрофильным металлическим кузовом для одновременной перевозки хлебобулочных изделий и охлажденных или замороженных продуктов. Принят на вооружение в апреле 1980 года. Его также выпускал завод № 111, а основной базой являлись шасси ГАЗ-66-01 и 66-11. Для доставки продуктов общей массой 1428 кг служили 68 лотков, на которых можно было укладывать 1078 кг хлеба и 350 кг скоропортящихся изделий. Полная масса машины – 5750 кг.


Фургон АФК-66 на базе ГАЗ-66-11 для доставки хлеба и замороженных продуктов. 1985 год.


КА-125 – войсковая кухня автомобильная в специальном кузове на шасси ГАЗ-66-01 или 66-11. Служила для приготовления горячей пищи в полевых условиях на стоянке и обеспечения питанием до 125 человек личного состава. В ее состав входили два варочных котла для первых и вторых блюд с рабочей емкостью 80 и 45 л, котел-кипятильник на 110 л и жарочная плита, работавшие на керосине, дизельном топливе или на дровах. Общая вместимость топливных баков для жидкого горючего составляла 60 л. Для размещения мест для питания служили палатки с легкой складной мебелью. Полная масса автокухни – 5710 кг.

С 1975 года на автомобиле ГАЗ-66 монтировалась также подвижная армейская столовая конструкции 111-го завода, идентичная по назначению и конструкции модели СА-32 на шасси ЗИЛ-131.


Прочая военная автотехника

Состав прочей военной техники на шасси ГАЗ-66 не менее обширен, чем перечень основных армейских машин. Среди такой автотехники были топопривязчики, метеорологические комплексы, окрасочная станция, многочисленные автоклубы и войсковые кинопередвижки.

ГАЗ-66Т (1Т12) – серия топографических привязчиков, выпускавшихся для разных нужд с середины 1960-х годов на шасси ГАЗ-66 различных моделей с высокими кузовами серии К-66. Все они имели обобщенное наименование ГАЗ-66Т и выпускались в нескольких модификациях от 1Т12 до 1Т12-2М-2. Их главным изготовителем являлся сафоновский завод «Гидрометприбор». Они применялись для определения координат воинских формирований и прокладывания путей сообщения, снабжались специальной навигационной аппаратурой, средствами ориентирования и радиостанциями. С 1967 года топопривязчик 1Т12-2М входил в состав ракетного комплекса 9К72 «Эльбрус», а затем – зенитных ракетных комплексов С-300ПС, С-300ПМ и С-300ПМУ-1.

Полевая окрасочная станция ПОС на шасси ГАЗ-66-01 с застекленным кузовом К-66 служила для нанесения в полевых условиях маскировочной окраски на боевую технику, вооружение и военные сооружения. Работу оборудования обеспечивали две компрессорные установки, 10 пистолетов-распылителей и передвижная электростанция на одноосном прицепе. На различных типах шасси ГАЗ-66 базировались походные клубы ПАК-70 образца 1970 года в фургоне КУНГ-2 и ПАК-89М образца 1989 года в кузове К-66. В них имелись помещения для отдыха со столами для игр, тумбами, стульями и диванами, библиотека-передвижка, фотолаборатория, радио– и кинопроекционная аппаратура. В верхней части задней стенки кузова монтировали распашные створки, позволявшие развернуть экран с защитной наружной шахтой для дневного показа кинофильмов. На крыше машин устанавливали антенну и громкоговорители. Питание всех электрических приборов осуществлялось от собственного бензинового генератора переменного тока.


МОСКОВСКИЙ АВТОЗАВОД ИМЕНИ И. А. ЛИХАЧЕВА (ЗИЛ)

В 1960-е годы Московский автозавод имени И. А. Лихачева вышел на светлый путь серийного производства новых представительских легковых машин и семейства унифицированных народно-хозяйственных и военных грузовиков самостоятельной разработки. Они стали лучшими советскими автомобилями, символами неподдельного энтузиазма и гордостью тружеников Страны Советов времен завершения социалистического строительства, грандиозных побед в космосе и радужной перспективы скорого вхождения в коммунизм. В 1964 году закончилась крупнейшая за всю историю завода четвертая реконструкция, позволившая поставить на конвейер принципиально новый грузовик ЗИЛ-130 третьего поколения и самый распространенный и наиболее удачный советский армейский автомобиль ЗИЛ-131. К тому времени на ЗИЛе проводилась также скрытая от посторонних глаз активная работа по созданию первых отечественных трех– и четырехосных специальных военных машин и автопоездов высокой проходимости. За заслуги перед Родиной в начале 1971 года завод был награжден третьим орденом Ленина и летом преобразован в Производственное объединение ЗИЛ (ПО ЗИЛ), включавшее 17 специализированных предприятий в разных регионах страны и ставшее одним из пяти крупнейших промышленных предприятий Советского Союза.


ЛЕГКОВЫЕ И ПАРАДНЫЕ АВТОМОБИЛИ


ЗИЛ-114/117
(1967-1983 гг.)

В создании новых советских представительских машин высшего класса для государственной, партийной и военной верхушки СССР завод впервые за всю свою историю отошел от иностранного заимствования и самостоятельно создал новые строгие формы своих автомобилей ЗИЛ-114 и ЗИЛ-117. По законам того времени их внешность и интерьер с 1963 года создавали не только дизайнеры и инженеры, но и представители министерств, ведомств, научных институтов и правительственных гаражей. В конце 1967 года завод приступил к сборке очередного 7-местного лимузина ЗИЛ-114 с удлиненной до 3880 мм колесной базой, ставшего одним из самых крупных, тяжелых и длинных легковых автомобилей своего времени. Его габаритная длина достигала 6305 мм, а масса в снаряженном состоянии – 3085 кг. Технической базой оставалось рамное шасси, на котором устанавливали еще более мощные, сложные и совершенные агрегаты: верхнеклапанный бензиновый двигатель V8 (6,96 л, 280 л.с.) с размерностью 108x95 мм и степенью сжатия 9,5, автоматическая двухпозиционная трансмиссия, передняя торсионная подвеска и все вентилируемые дисковые тормоза. Новый силовой агрегат для машин 114-й серии относился ко второму поколению двигателей V8, которые разрабатывались в дефорсированном варианте ЗИЛ-375 еще с середины 1950-х годов для установки на перспективные армейские грузовики «Урал-375» и специальные четырехосные военные шасси для монтажа ракетного вооружения. Легковые машины ЗИЛ-114 собирали вручную, детали кузова выбивали по формам, покрывали оловом и 13 слоями краски. В парадах они не участвовали, и их военное назначение ограничивалось лишь доставкой высших военных чинов. Правда, в 1969 – 1971 годах для спецслужб были построены варианты 114К с люком в крыше, а в 1976 – 1978 годах – несколько машин сопровождения 114Е с экранированным электрооборудованием и средствами спецсвязи. С 1971 года на базе ЗИЛ-114 выпускался более компактный и скромный 5-местный седан ЗИЛ-117 с укороченной до 3300 мм базой, служивший машиной сопровождения и средством передвижения спецслужб. Вариант 117Е являлся экранированным лимузином, а для парадных целей предназначались 2-дверные кабриолеты 117В, выпущенные в 1973 – 1979 годах в нескольких экземплярах, включая вариант 117ВЕ с экранированным электрооборудованием. В их комплектацию входили радиостанция, поручень центрального расположения, двухмикрофонная стойка на месте переднего пассажира и флагштоки на передних крыльях. Максимальная скорость достигала 190 км/ч.


Парадный кабриолет ЗИЛ-117В с микрофонной стойкой на месте переднего пассажира. 1973 год.



ГРУЗОВЫЕ АВТОМОБИЛИ

В 1960-е годы Московский автозавод начал выпускать свои лучшие грузовики ЗИЛ-130 и ЗИЛ-131, разработанные под руководством главного конструктора А. М. Кригера. В них воплотились высшие достижения советской научно-технической и дизайнерской мысли, уже целиком не копировавшие иностранные прототипы. К моменту начала производства эти машины находились на мировом уровне. Их создание и постановка на конвейер, сопряженные с проведением очередной реконструкции завода и строительства нового современного сборочного корпуса, проходили слишком долго и трудно. Зато в процессе разработки новой техники большинство агрегатов были успешно испытаны на других серийно выпускавшихся в то время автомобилях, что позволило наладить выпуск довольно совершенных, качественных и надежных машин. С запуском серийного производства обеих моделей накал опытно-конструкторских работ в военной сфере заметно спал. Важную роль в этом сыграли бесперспективность дальнейшего развития бронетранспортеров БТР-152 и передача на Брянский автозавод серийного изготовления специальных четырехосных шасси для ракетовозов, разработанных в СКБ ЗИЛ.


ЗИЛ-130
(1962-1994 гг.)

1 октября 1964 года Московский автозавод, наконец, приступил к серийному производству своего 4-тонного народнохозяйственного грузового автомобиля ЗИЛ-130, ознаменовавшего новый важный этап поступательного развития предприятия. Разработка этой машины фактически началась еще в 1953 году с создания более мощного и грузоподъемного варианта ЗИС-150, известного как ЗИС-150М или ЗИС-125. Его испытания сразу же привели к пониманию, что почти исчерпавший себя 6-цилиндровый двигатель уже непригоден для перспективного грузовика. Так началась разработка принципиально нового силового агрегата, за которым потянулись проблемы с созданием всего набора новых узлов и деталей будущего автомобиля. В 1956 году проект новой заднеприводной машины получил индекс ЗИЛ-130, и на следующий год первым появился прототип ЗИЛ-130Л с прежним рядным 6-цилиндровым мотором. Первый образец с новым двигателем V8 был создан только в 1959 году и поступил на испытания. А затем начался длительный цикл доводок, доработок, очередных испытаний, освоения и организации производства нового автомобиля и его агрегатов. Параллельно с этими процессами выпускались обновленные грузовики серий ЗИЛ-164 и ЗИЛ-157, на которых прошли эксплуатационные испытания все основные узлы трансмиссии и ходовой части. Первая пробная партия новых грузовиков была собрана в 1962 году.

Грузовик ЗИЛ-130 впервые в истории Московского автозавода получил передовой верхнеклапанный 8-цилиндровый V-образный карбюраторный двигатель (5969 см3, 150 л.с.) с центробежным масляным фильтром и генератором переменного тока, мощность которого сразу в 1,5 раза превысила эти значения прежних 6-цилиндровых моторов. Унифицированный с мотором легкового автомобиля ЗИЛ-111, он имел те же диаметр цилиндров и ход поршней (100x95 мм), но его степень сжатия была уменьшена до 6,5. На автомобиле с колесной базой 3800 мм устанавливали сухое однодисковое сцепление, синхронизированную 5-ступенчатую коробку передач, двойную главную передачу с цилиндрическими и коническими шестернями со спиральными зубьями, рессорную подвеску с телескопическими гидроамортизаторами и пневматический привод барабанных тормозов. На автомобиле впервые появились гидравлический усилитель рулевого механизма и достаточно комфортная 3-местная кабина с эффективными системами вентиляции и отопления, панорамным лобовым стеклом и капотом аллигаторного типа. Поначалу ее дизайн с крупными декоративными элементами облицовки и козырьками над фарами был признан революционным, хотя и имитировал внешность большинства американских капотных грузовиков тех лет. На машине стояли шины размером 9,00 – 20 и деревянная грузовая платформа с металлическими поперечными балками пола, тремя откидными бортами и инструментальным ящиком над 170-литровым топливным баком со смещенной в сторону горловиной. Грузоподъемность серийного ЗИЛ-130 первого выпуска на разных видах дорожного покрытия находилась в пределах 4,0 – 5,5 т, с ноября 1965 года она составила 5 т для всех видов дорог. Грузовик имел снаряженную массу 4300 кг, мог буксировать прицеп массой 8 т, развивал максимальную скорость 90 км/ч и расходовал 26,5 л бензина на 100 км. Его основными вариантами двойного назначения были бортовой автомобиль 130А для буксировки прицепов, 4,5-тонный строительный самосвал ЗИЛ-ММЗ-555 и седельный тягач 130В с укороченной до 3300 мм колесной базой, служивший для работы с полуприцепами полной массой 12,5 т.


Армейский вариант грузовика ЗИЛ-130 со специальным кузовом и тентом. 1964 год.


В ходе производства автомобиля ЗИЛ-130 его конструкция постоянно совершенствовалась. Первые несущественные изменения произошли уже в 1966 и 1972 годах: инструментальный ящик был перемещен к задним колесам, заливная горловина находилась по центру топливного бака, чуть сокращена высота бортов. Позднее в конструкции машины произошли более серьезные изменения. В новом сборочном корпусе выпускался усиленный 6-тонный бортовой вариант 130-76 (1976 – 1984 гг.) с модернизированными узлами и новыми шинами. С 1978 года на нем использовалась измененная облицовка радиатора с двумя рядами из десяти узких горизонтальных отверстий и подфарниками, размещенными над фарами без козырьков, с апреля 1979 года устанавливалась одноступенчатая гипоидная главная передача. Эту же облицовку имела и обновленная модель 130-80 с модернизированной тормозной системой, выпускавшаяся с августа 1984 года. Последняя модернизация относилась к машине 431410 (1986 – 1994 гг.), получившей ряд узлов от новой дизельной грузовой гаммы 4331. Ее двигатель с повышенной степенью сжатия снабжался новыми головками блоков цилиндров, системами питания и электрооборудования, а двухконтурный тормозной привод на передние и задние колеса был заимствован от автомобилей КамАЗ. Все эти изменения в базовых грузовиках соответствовали и их основным версиям, а также нескольким экспортным исполнениям. В августе 1974 года Читинский автосборочный завод наладил сборку северного исполнения 130С с жидкостным предпусковым подогревателем двигателя, коробкой отбора мощности, утепленной кабиной с двойным остеклением и передней лебедкой. С сентября 1992 года ЗИЛ-431410 выпускал Уральский автомоторный завод (УАМЗ), собравший до 2006 года 13 767 таких машин. От автомобилей московского производства они отличались кабиной и оперением от армейского грузовика ЗИЛ-131. До 31 декабря 1994 года на ЗИЛе было изготовлено 3 388 312 машин 130-й серии.


Военные варианты и оснащение на шасси ЗИЛ-130

В Советских Вооруженных Силах и в армиях социалистических и союзных стран все серийные автомобили ЗИЛ-130 применялись в достаточно больших количествах как замена прежним грузовикам ЗИС-150 и ЗИЛ-164. Они также использовались в основном в бортовых вариантах на общих транспортных операциях для обеспечения тыловых перевозок, доставки военнослужащих и армейского оборудования по дорогам общего пользования, транспортировки элементов тяжелых мостовых переправ и переносного зенитно-ракетного комплекса «Джигит». Доработанные военные исполнения оснащались деревянными платформами с дополнительными надставными бортами, тентом и продольными съемными скамьями для боевого расчета. В их комплект входили фары со светомаскировочными козырьками СМУ, ящик для документов и стойка для личного оружия в кабине, дегазационные комплекты, шанцевый инструмент и огнетушитель. Иногда автомобили оснащали двумя топливными баками и дополнительными навесными канистрами для бензина или воды. Для многодневной работы на дальних транспортных операциях под грузовой платформой вместо запасного колеса устанавливалась походная газовая кухня КГ-40. На грузовиках ЗИЛ-130 продолжились работы с использованием навесных направляющих катков небольшого диаметра для движения по железнодорожным рельсам.

Шасси ЗИЛ-130 всех выпусков служили для монтажа простых надстроек без привода рабочих органов, не предназначенных для работы на местности. С 1986 года для этой цели использовалось новое шасси 431412. Различное радиооборудование монтировали в типовых кузовах-фургонах КМ-130 на шасси серии 130Е (130Е, 130Е-76, 130Е-80) с экранированным электрооборудованием. Обычно средства связи и управления работали в стационарном режиме и чаще всего применялись в наземных службах военных аэродромов. Для перевозки более крупных и тяжелых инженерных грузов в войсках применяли седельные тягачи серии 130В, в которую входили упрощенные версии 130В1, 130В1-76 и 441510 с простой главной передачей. Самосвалы серии ЗИЛ-ММЗ-555 использовались в инженерно-строительных подразделениях.


Радиотехнические средства связи и уравления

Самую обширную гамму военных машин на автомобилях ЗИЛ-130 составили различные радиотехнические средства, смонтированные на экранированных шасси 130Е и предназначенные для работы на малых и средних аэродромах в основном на стационарных позициях. В развернутом состоянии они не соответствовали дорожным требованиям по габаритам, поэтому в транспортном положении все их системы и внешнее оборудование складывали или вообще демонтировали. Эту гамму открывала ультракоротковолновая приемопередающая станция Р-831М в кузове КУНГ-1М для обеспечения радиосвязи с летательными аппаратами и наземными средствами, а наиболее известными в этой категории стали приводные радиостанции и подвижные командные пункты.

ПАР-8СС – аэродромная приводная радиостанция средней мощности на шасси ЗИЛ-130Е-80 с каркасно-металлическим кузовом КМ-130, выпускавшаяся с 1982 года Омским телевизионным заводом. Являлась модернизацией станции ПАР-8 на шасси ЗИЛ-164. Внутри кузова имелись два отсека – аппаратная и агрегатная, в которых размещались ультракоротковолновая радиостанция Р-809М2, новый приемник Р-880, средства управления и блок питания от аккумуляторных батарей. Кроме того, питание осуществлялось от внешней электросети или от двух бензоэлектрических агрегатов АБ-4-Т/230М1 на одноосном прицепе. Полная масса станции – 8160 кг. Допустимая скорость на шоссе – 60 км/ч.

СКП-9МВ – модернизированный стартовый командный пункт на экранированном шасси ЗИЛ-130Е с кузовом КУНГ-1М и застекленным постом управления, радиотехническими и телефонными системами связи, антеннами и специальными светотехническими средствами. Конструктивно являлся развитием модели СКП-9 на шасси ЗИЛ-164, от которой отличался более полным составом рабочего оборудования.


Модернизированный командный пункт СКП-9МВ на шасси ЗИЛ-130Е с кузовом КУНГ-1М.


СКП-11 – новый стартовый командный пункт на шасси ЗИЛ-130Е или ЗИЛ-130Е-76 с кузовами КУНГ-1М. Конструктивно являлся развитием серии СКП-9 на шасси ЗИЛ-164 и ЗИЛ-130Е. Служил для управления полетами военных летательных аппаратов на фиксированных частотах телефонной, телеграфной и радиосвязи на дальностях до 120 км. Как и на прежней модели, с левой стороны покатой крыши кузова устанавливалась полностью застекленная рабочая «будка» (фонарь) руководителя полетов, которую при движении по дорогам общего пользования демонтировали и перевозили на прицепе. В комплект оборудования СКП-11 входили четыре радиостанции в кузове и одна переносная, три радиоприемника, антенны, переносные кабельные катушки, два трехцветных светофора, два магнитофона, телефонный аппарат ТА-57 и счетчик времени. Питание осуществлялось от бензоэлектрического агрегата на буксируемом одноосном прицепе 1-П-3.


Полевые ремонтные мастерские

МРХТО-53 – специализированная полевая мастерская на шасси ЗИЛ-130-76 или ЗИЛ-130-80. Принята на вооружение в июне 1981 года. Выпускалась на 111 заводе в Брянске. Размещалась в типовом кузове-фургоне К-66У2 грузоподъемностью 3,2 т с боковыми и верхними окнами и служила для ремонта холодильного и технологического оборудования, применявшегося в системах войскового и тылового продовольственного снабжения.

ПРХМ-3 – передвижная радиационно-химическая мастерская на трех автомобилях ЗИЛ-130-76 с кузовами-фургонами и прицепами. Служила для текущего и среднего ремонта в полевых условиях специального химического оборудования, машин, приборов, средств защиты и дозиметрических приборов. В первой машине для ремонта оборудования размещались два рабочих верстака, токарно-винторезный, сверлильный и заточной станки, наборы слесарного инструмента. В кузове второго автомобиля имелись швейная машина, рабочие столы и шкафы с материалами для изготовления средств химической защиты. На двух прицепах к ним устанавливали силовую электростанцию и сварочный агрегат. На третьем грузовике с прицепом перевозилось вспомогательное имущество, палатки, печи и различный инструментарий.


Автомобили топливной службы

АЦПТ-4,1-130 – простая автоцистерна двойного назначения на шасси ЗИЛ-130 без собственной насосной системы. Предназначалась для кратковременного хранения и перевозки питьевой воды и других жидких пищевых продуктов в регионах с умеренным климатом. Снабжалась цилиндрической двухсекционной цистерной вместимостью 4100 л, все операции по заполнению и опорожнению осуществлялись самотеком в течение 18 – 25 минут. Полная масса машины – 9525 кг.

АЦПТ-5-130 – теплоизолированная автоцистерна на шасси ЗИЛ-130-76 без насосного оснащения, принятая на вооружение в июне 1981 года. Ее выпускал завод «Старт» в городе Далматов Курганской области. Автоцистерна также использовалась для хранения и доставки питьевой воды и пищевых продуктов в отдаленные воинские подразделения, располагавшиеся в различных климатических зонах. Цилиндрическая двухсекционная цистерна вместимостью 5000 л была выполнена из пищевого алюминия с внешней облицовкой из тонколистовой стали.


Упрощенный топливозаправщик АТЗ-3,8-130 двойного назначения на автомобиле ЗИЛ-130. 1965 год.


Перекачивающая станция ПСГ-160 на базе ЗИЛ-130-80 с насосным отсеком под кузовом.


АТЗ-3,8-130 – упрощенный топливозаправщик двойного назначения на шасси ЗИЛ-130 с цистерной вместимостью 3800 л. С 1965 года ее выпуском занимался Курганский завод дорожных машин. Автомобиль служил для хранения, перемешивания и механизированной заправки различными сортами горючего автомобильной и авиационной техники с управлением из кабины водителя. Снабжался вихревым насосом СВН-80 производительностью 500 л/мин с приводом от автомобиля и приемо-раздаточными рукавами с раздаточными пистолетами. Полная масса машины – 8150 кг. Модернизированный вариант АТЗ-4-130 был оборудован цистерной вместимостью 4000 л.

ПСГ-160 – перекачивающая станция горючего на шасси бортовых грузовиков ЗИЛ-130, 130-76, 130-80 или 431412 с коробками отбора мощности, выпускавшаяся в 1970 – 1980-е годы. Представляла собой довольно оригинальную комбинацию серийного бортового автомобиля с насосной установкой и блоком управления, размещавшимися в специальном закрытом отсеке между кабиной и грузовой платформой. Конструктивно являлась более мощным исполнением варианта ПСГ-65/130 на базе ГАЗ-51. Обычно такие станции использовали в стационарных условиях для перекачивания топлива из железнодорожных цистерн или складских емкостей в автоцистерны, топливозаправщики, самолеты или в канистры. Они состояли в трубопроводных батальонах для перекачивания различных жидкостей и в пожарных частях для забора воды из водоемов и подачи ее на передвижные насосные установки. В специальном отсеке станции ПСГ-160 устанавливался центробежный двухступенчатый насос ЦН-180/100 (6НГМ7) с подачей до 160 м3/ч, а напорно-всасывающие коммуникации, патрубки, шанцевый инструмент, запчасти и запасное колесо перевозили в переоборудованном кузове грузовика, снабженного глушителем, установленным поперечно под передним бампером. Масса машины в походном состоянии – 5800 кг.


Автомобильная техника аэродромных служб

АПА-35-2М – аэродромный пусковой агрегат (передвижной электроагрегат) двойного назначения на шасси ЗИЛ-130 для запуска двигателей летательных аппаратов, питания и проверки их электрических систем на стоянке. Представлял собой самоходную автономную электростанцию, смонтированную в специальном цельнометаллическом кузове с откидными дверками, задним пультом управления, поперечными и боковыми емкостями и ящиками для дополнительных аккумуляторных батарей, электрокабелей и разъемов. В центре шасси помещался двухтактный дизельный двигатель ЯАЗ-М204Г, приводивший 34-киловаттный электрогенератор ПР-600х2 для выработки постоянного тока напряжением от 28,5 до 57 В, который можно было преобразовать в переменный однофазный ток в 115 В. Снаряженная масса машины – около 8 т. Облегченный модернизированный агрегат АПА-35-2МУ с расширенными возможностями весил 7000 кг. Впоследствии его сменил новый пусковой агрегат АПА-50, аналогичный более распространенной модели АПА-50М на шасси ЗИЛ-131.


Пусковой агрегат АПА-35-2МУ с дополнительным дизелем и генератором в 34 кВт.


КНС-1ПМ-2 – аэродромный передвижной кодовый маяк (навигационный светомаяк), выпускавшийся с 1972 года. Базировался в бортовом кузове автомобиля ЗИЛ-130Е. Служил для обозначения территории аэродромов, обеспечения визуального опознавания военными летчиками своего места посадки и передачи на самолеты специальных кодов по азбуке Морзе. Машина снабжалась бензоэлектрическим агрегатом с приводом от 30-сильного бензинового двигателя ГАЗ-322Б, вращавшего генератор переменного тока. Маяк состоял из четырехгранной стеклянной призмы, внутри которой устанавливали девять вертикальных дуговых неоновых ламп мощностью по 475 Вт, обеспечивавших максимальную силу света 2500 свечей и визуальную дальность до 75 км при благоприятных погодных условиях. Для периодического включения и выключения маяка служило кодовое устройство с 62 вращавшимися полудисками. Источником питания могла служить также внешняя сеть напряжением до 380 В. Масса маяка в походном положении – 8525 кг. Максимальная скорость передвижения по шоссе – 30 км/ч.

АПМ-90 – аэродромная прожекторная машина или посадочно-светомаячная станция. Была разработана еще в 1950-е годы и до принятия на вооружение автомобиля ЗИЛ-130 монтировалась в бортовых кузовах грузовиков ЗИС-150 и ЗИЛ-164. Служила для освещения в темное время суток взлетно-посадочной полосы военных аэродромов, а также применялась в Пограничных войсках КГБ СССР. В ее состав входили прожектор на поворотной платформе, пеленгатор, радиостанция, специальное освещение и второй топливный бак.


Аэродромный светомаяк КНС-1ПМ-2 в кузове автомобиля ЗИЛ-130Е. 1972 год.


«Луч-2» – комплект подвижного аэродромного светотехнического оборудования, размещавшийся в двух автомобилях ЗИЛ-130Е со специальными тентованными кузовами и двух одноосных прицепах ИАПЗ-738. Служил для обеспечения взлетов и посадок самолетов на полевых аэродромах в различных метеоусловиях и в любое время суток. В автомобильных кузовах на стеллажах и в ящиках размещались 208 выносных светотехнических огней с лампами накаливания различной мощности и назначения с разными цветными светофильтрами, а также трансформаторы, кабельная сеть, средства управления и телефонной связи. На прицепах устанавливали электростанции ЭСБ-12-ВС-М1 переменного тока напряжением по 400 В с силой тока 21,7 А и приводом от бензинового мотора ГАЗ-322Б. Экипаж всего комплекта – 8 человек. Масса каждого автомобиля в снаряженном состоянии – 8525 кг, прицепов – по 1700 кг. Максимально допустимая скорость автопоезда – 30 км/ч.


Аэродромная прожекторная станция АПМ-90 в кузове обычного грузовика ЗИЛ-130.


В службах крупных военных аэродромов применялась также универсальная противообледенительная машина УПМ-1 на шасси ЗИЛ-130 для разлива на поверхностях самолетов специальных жидкостей, препятствовавших замерзанию исполнительных механизмов.


Машины войск химической защиты

ДДА-66П – армейская дезинфекционно-душевая установка на шасси ЗИЛ-130 со специальным сварным цельнометаллическим кузовом. Идентична одноименной установке, которая обычно монтировалась на шасси ГАЗ-66, а затем – на ГАЗ-3307 и ГАЗ-3308. Предназначалась для помывки нагретой водой до 48 человек в час или для дезинфекции и дезинсекции в специальной камере до 120 комплектов одежды ежечасно. Таким же образом на ЗИЛ-130 с ГАЗ-66 была переставлена дезинфекционно-душевая установка ДДА-2 для санитарно-эпидемиологической службы.

АГВ-3М – мощный автомобильный дегазационно-воздушный комплекс (автодегазационная станция), размещавшийся на четырех автомобилях. Служил для дегазации, дезинфекции и дезинсекции обмундирования, обуви, снаряжения и средств индивидуальной защиты личного состава. В его состав входили две дегазационные машины на шасси ЗИЛ-130 со специальными кузовами-фургонами с боковыми распашными дверями, в которых размещались три независимые дегазационные камеры объемом по 2 м3 со специальным оснащением и системой управления. Горячий воздух и пар для них вырабатывала силовая машина на шасси ЗИЛ-157К. В качестве подсобной машины использовался бортовой грузовик ЗИЛ-130 с тентом.


Инженерная техника

В инженерных подразделениях роль автомобилей ЗИЛ-130 сводилась к перевозке по дорогам общего пользования и тыловым путям сообщения элементов конструкций и имущества различных дорожных покрытий, наплавных и разборных мостовых переправ. Для доставки одного погонного километра сборно-разборного дорожного покрытия СРДП образца 1965 года требовалось от 20 до 35 грузовых автомобилей ЗИЛ-130. В штате принятого на вооружение в 1976 году 60-тонного тылового наплавного автодорожного разборного моста НАРМ состояли 48 грузовиков ЗИЛ-130 с поворотными кониками в кузовах и 5-тонными прицепами-роспусками. Для транспортировки имущества средних автодорожных разборных мостов САРМ и САРМ-М требовалось 42 – 54 бортовых автомобиля, а для перевозки большого автодорожного разборного моста БАРМ грузоподъемностью 60 – 90 т – 23 машины с кониками и 5-тонными роспусками плюс еще 45 бортовых грузовиков ЗИЛ-130.


К прочей автотехнике военного применения на шасси ЗИЛ-130 относилась целая гамма универсальных машин двойного назначения для тушения пожаров на территории военных объектов, подразделений и городков, выпускавшихся Прилукским заводом противопожарного оборудования. В конце 1980-х годов для доставки подразделений Внутренних войск и других сил МВД впервые на шасси ЗИЛ-130 стали монтировать специальные 18-местные закрытые кузова СХЛ-740 производства польского завода специальных автомобилей СХЛ (SHL) из города Кельце.


Машина Внутренних войск в 18-местном кузове СХЛ-740 (ПНР) на шасси ЗИЛ-130-80. 1990 год.



ЗИЛ-131
(1956/1967-1990 гг.)

История самого известного советского армейского грузового автомобиля ЗИЛ-131 (6x6), созданного целиком и полностью силами советских специалистов с некоторой оглядкой на американские стандартизованные грузовики М-34, тесно переплелась с развитием практически всех других грузовиков Московского автозавода первого послевоенного поколения. Его конструкция создавалась с начала 1950-х годов, когда полным ходом шло производство архаичного двускатного грузовика ЗИС-151 и в стадии проектирования находилась ему достойная замена – односкатный вариант ЗИЛ-157. Удивительно, но первый прообраз перспективного автомобиля ЗИЛ-131 появился еще в 1954 году, одновременно с опытными образцами автомобилей предыдущей 157-й серии. Это был экспериментальный открытый вариант ЗИС-128, уже оборудованный многими будущими агрегатами серийной машины ЗИЛ-131, но ее главная конструктивная особенность – двигатель V8 – был установлен на нем только в 1956 году, и это был пока лишь пробный образец ручной сборки. Однако результат был достигнут: после военных испытаний и доработки этой машины было принято решение о создании нового полноприводного грузовика ЗИЛ-131. Изначально он представлялся своим создателям как недорогая комбинация уже выпускавшихся автомобилей с примесью новых агрегатов, поэтому все первые прототипы будущей машины оказались лишь проходными гибридными наборами узлов разного происхождения, никак не соответствовавшими ужесточившимся военным требованиям.


Прототипы ЗИЛ-131

Первые два опытных грузовика с обозначением ЗИЛ-131 появились в начале ноября 1956 года, к очередной годовщине Октябрьской революции, но потребовалось еще целое десятилетие, чтобы довести автомобили до совершенства и организовать их массовое производство. Камнем преткновения являлся принципиально новый для всей советской автомобильной индустрии 8-цилиндровый V-образный двигатель, требовавший создания цепочки работавших с ним новых агрегатов и узлов, для серийного выпуска которых требовались новые производственные ресурсы ЗИЛа и его субпоставщиков. И потому пробный 3-тонный образец ЗИЛ-131Л образца 1956 года с некой комбинацией из кабины от ЗИС-151 с люком в крыше, широкого капота с округлой передней облицовкой и угловатых крыльев получил опытный двигатель V6 (5,22 л, 135 л.с.) массой 330 кг с поршневой группой от разрабатывавшегося в то же время мотора V8 для будущего легкового автомобиля ЗИЛ-114. Прототип с низкобортной металлической грузовой платформой и конусными колесными дисками имел собственную массу 5,5 т, мог буксировать 3-тонный прицеп, развивал максимальную скорость 80 км/ч, а запас хода составил 500 км. До конца 1958 года он проходил приемочные военные испытания в 21 НИИИ.


Прототип ЗИЛ-131Л с 135-сильным двигателем V6 и кабиной от автомобиля ЗИС-151. 1956 год.


Разработка и испытания ЗИЛ-131 производились параллельно с унифицированным с ним народнохозяйственным вариантом ЗИЛ-130, который на многие годы послужил своеобразной лабораторной базой для опробования новых узлов и технологий производства, на некоторое время опережавших освоение военного варианта. Так осенью 1957 года кабина и оперение от такого же пробного автомобиля ЗИЛ-130Л появились на втором прототипе ЗИЛ-131, получившем собственное имя ЗИЛ-165. Это был короткобазный гибридный 2,5-тонный грузовик с оригинальной рамой, сваренной из деталей грузовиков ЗИЛ-157 и прототипа ЗИЛ-130, опытным рядным верхнеклапанным 6-цилиндровым двигателем ЗИЛ-120ВК мощностью 125 л.с., трансмиссией и ходовой частью от ЗИЛ-157 и рулевым механизмом с гидроусилителем от легковой машины ЗИЛ-111. Автомобиль имел снаряженную массу 5940 кг и развивал скорость 70 км/ч. Грузовиков ЗИЛ-165 было построено четыре экземпляра. В ноябре 1957 года один из них прошел приемочные испытания, но военный заказчик отказался от совсем сырой машины, кабина которой была признана слишком узкой и тесной для размещения в ней в зимнее время трех человек экипажа. Все эти неудачи привели, наконец, конструкторов ЗИЛа к необходимости создания совершенно нового шасси со всем набором новых агрегатов.


Опытный грузовик ЗИЛ-165 с рядным мотором в 125 л.с. и узлами от других автомобилей ЗИЛ. 1957 год.


В 1959 году появился третий опытный ЗИЛ-131 с новым двигателем V8 мощностью 148 л.с., который и послужил первой реальной базой новой армейской машины, вступившей в длительный процесс трудных испытаний и доработок. Последующие пробные и предсерийные автомобили уже обладали всеми признаками хорошо известного серийного варианта, получив широкий капот аллигаторного типа и характерную «хищную» переднюю штампованную облицовку, угловатые крылья, защитные решетки фар и деревянный решетчатый кузов. От будущих серийных машин они отличались лишь мелкими внешними деталями, многошпилечным креплением колес к ступицам, отсутствием форточек в боковых окнах и горизонтальных вентиляционных прорезей на боковинах крышки капота. Их основными конструктивными новинками являлись силовой агрегат повышенной мощности, более простая и легкая трансмиссия со средним проходным мостом (вместо тяжелого и сложного индивидуального привода каждого заднего моста), гидроусилитель рулевого механизма, все односкатные колеса с одинаковой колеей, система централизованного регулирования давления в шинах с внутренним подводом воздуха и более просторная кабина.


Третий прототип ЗИЛ-131 с двигателем V8, многошпилечными колесами и новой внешностью. 1959 год.



Серийные автомобили ЗИЛ-131

Слишком долгий процесс создания ЗИЛ-131, постоянно срывавший планы его освоения, завершился в декабре 1966 года выпуском первых партий нового грузовика, а его серийный выпуск удалось развернуть только в 1967 году – через три года после постановки на конвейер унифицированной с ним гражданской модели ЗИЛ-130. Однако игра стоила свеч: Вооруженные Силы СССР получили достаточно совершенный, прочный, надежный и легкий в управлении многоцелевой 3,5-тонный автомобиль высокой проходимости, ставший на многие годы основным грузовиком Советской Армии и главной базой самого обширного семейства специальной военной автотехники средней грузоподъемности.

От своего предшественника ЗИЛ-157К, долгое время выпускавшегося параллельно, ЗИЛ-131 выгодно отличался повышенной в 1,5 раза мощностью, укороченной на 250 мм колесной базой, увеличенной на 1 т грузоподъемностью на местности, более высокой скоростью, проходимостью и легким управлением. В то же время от ЗИЛ-130 он унаследовал силовой агрегат, узлы трансмиссии и ходовой части. Еще одной особенностью машин 131-го семейства являлась единая официальная маркировка всех исполнений – ЗИЛ-131 с частичным использованием буквенных индексов. Причиной тому стало принятие более строгой внутризаводской маркировки многочисленных вариантов и версий, которым дополнительно присваивали длинные индексы с набором из семи цифр, недоступных для запоминания и практического повседневного использования (например, базовая модель – 131-0000001 и так далее).

Серийный базовый грузовой автомобиль ЗИЛ-131 оснащался весьма совершенным для того времени верхнеклапанным карбюраторным двигателем ЗИЛ-131 V8 (5,97 л, 150 л.с.) с более мощными топливным насосом и системой фильтрации воздуха, отключаемым вентилятором охлаждения, предпусковым подогревателем, экранированным и герметизированным электрооборудованием. Силовой агрегат со всем оборудованием и сухим однодисковым сцеплением весил 510 кг и от опытного мотора V6 отличался уменьшенным с 108 до 100 мм диаметром цилиндров. К синхронизированной 5-ступенчатой коробке передач добавилась двухступенчатая раздаточная коробка с механизмом автоматического включения и выключения привода передних колес с шариковыми шарнирами равных угловых скоростей. Применение среднего проходного моста позволило расположить картеры двойных главных передач по центральной оси машины и ограничиться использованием только трех карданных валов. С грузовиком ЗИЛ-130 были унифицированы рулевой механизм с гидроусилителем и пневматический привод колесных барабанных тормозов. Передняя подвеска на удлиненных полуэллиптических рессорах снабжалась телескопическими гидроамортизаторами двойного действия, подвеску задней тележки сделали балансирной. Система подкачки обеспечивала регулирование давления воздуха в шинах в пределах от 0,5 до 4,2 кгс/см2. Цельнометаллическая 3-местная кабина с регулируемым сиденьем водителя, отопителем, панорамным лобовым стеклом с обдувом и омывателем и двумя небольшими вентиляционными лючками в крыше почти не отличалась от ЗИЛ-130. Деревянная бортовая платформа с внутренними размерами 3600x2322 мм и погрузочной высотой 1430 мм снабжалась коваными металлическими усилителями и откидным задним бортом, одной средней и двумя боковыми продольными скамейками, съемными дугами и тентом с небольшими окнами и вентиляционными клапанами. Под нею с обеих сторон стояли два топливных бака вместимостью по 170 л, на всех колесах устанавливали расширенные восьмислойные шины размером 12,00 – 20, одно запасное колесо крепилось за кабиной рядом с ящиком для сложенного тента. На автомобилях устанавливали два звуковых сигнала – обычный электрический и мощный пневматический. На части машин за передним бампером монтировалась лебедка с тяговым усилием 5 тс с приводом от коробки отбора мощности и 65-метровым тросом.


Серийный армейский 3,5-тонный 150-сильный грузовик ЗИЛ-131 высокой проходимости. 1967 год.


Колесная база ЗИЛ-131 составляла 3975 мм, задней тележки – 1250 мм. Колея всех колес – 1820 мм. Дорожный просвет под передним мостом – 330 мм. Габаритные размеры автомобиля без лебедки – 6900x2500x2480 мм, высота по тенту – 2975 мм. Официальная грузоподъемность 3,5 т соответствовала эксплуатации на местности, по шоссе и на дорогах с твердым покрытием она составляла 5,0 т. Шасси с кабиной имели полезную нагрузку 4,25 и 5,75 т соответственно. Снаряженная масса бортового автомобиля без лебедки – 6460 кг, с лебедкой – 6700 кг, полная допустимая масса – 10 425 кг. Масса буксируемого прицепа на шоссе – 6,5 т, по грунтовым дорогам и на местности – 4,0 т. Максимальная скорость – 80 км/ч, минимальная – 5,9 км/ч. Без прицепа серийный ЗИЛ-131 мог преодолевать 30-градусный подъем и брод глубиной до 1,5 м, расходовал 40 – 44 л бензина на 100 км и в зависимости от условий движения имел запас хода 660 – 850 км.

С января 1971 года выпускался упрощенный народнохозяйственный грузовик ЗИЛ-131А без узлов, свойственных военным машинам. В 1980 – 1986 годах Читинский автосборочный завод собирал северный вариант 131С, рассчитанный на эксплуатацию при температурах до – 60 °C. От стандартного исполнения он отличался теплоизоляцией кабины с двойными стеклами и автономным отопителем, противотуманными фарами и применением морозоустойчивых материалов. С 1968 года Московский автозавод выпускал базовый седельный тягач 131В с укороченной рамой, с лебедкой или без нее, полуавтоматическим сцепным устройством, расположенным на высоте 1495 мм, и двумя запасными колесами. Он предназначался для буксировки по шоссе одноосных полуприцепов полной массой до 12 т, на грунтовых дорогах и на местности – 7,5 т. На его базе был построен седельный тягач ЗИЛ-137Б для работы с активными полуприцепами, а впоследствии вариант ЗИЛ-4401 применялся в составе активного автопоезда 6009 Брянского автозавода. В апреле 1974 года всему семейству ЗИЛ-131 был присвоен государственный Знак качества.


Опытный автомобиль ЗИЛ-131М с 170-сильным дизелем и удлиненным капотом. 1978 год.


В процессе серийного производства автомобиль ЗИЛ-131 постоянно совершенствовался и оснащался новыми узлами, кузовами и надстройками сотен вариантов. В 1978 году, когда к производству уже был готов 5-тонный военный грузовик КамАЗ-4310, Московский автозавод предпринял попытку создать собственный дизельный 3,5-тонный армейский грузовик 131М с новым экономичным четырехтактным дизелем ЗИЛ-6451 V8 (8,74 л, 170 л.с.). Его испытания в 21 НИИИ проходили в 1980 году. Внешне от серийной машины ЗИЛ-131М отличался только удлиненным капотом и дополнительными световыми приборами. Он имел массу в снаряженном состоянии 6,9 т, развивал скорость 77 км/ч и буксировал прицеп массой 4150 кг, а его запас хода достигал фантастической величины – 1180 км. На таком шасси был построен опытный седельный тягач 4431. Испытания и доводки новой техники проводились до 1985 года и с началом перестройки были заморожены.

5 декабря 1986 года ЗИЛ-131 на конвейере Московского автозавода был заменен на более экономичный базовый вариант ЗИЛ-131Н с лебедкой (131Н-0000015) грузоподъемностью 3,75 т на всех видах дорог. Он оснащался модернизированным 150-сильным двигателем ЗИЛ-5081 V8 с экранированным электрооборудованием, который от прежнего мотора ЗИЛ-131 отличается головками блоков цилиндров с винтовыми впускными каналами и увеличенной до 7,1 степенью сжатия. Обновленный автомобиль получил новые световые приборы и тент из синтетического материала от грузовиков КамАЗ. Его вариантом был доработанный седельный тягач 131НВ, развивавший в составе автопоезда скорость 75 км/ч. В зависимости от вида дорог допустимая нагрузка на сцепное устройство находилась в пределах 3,7 – 5,0 т. В 1986 – 1987 годах Читинский завод собирал очередной северный грузовик 131НС и тягач 131НВС. Производство серии 131Н в Москве продолжалось до 1990 года, когда на ЗИЛе разворачивалось серийное изготовление коммерческой дизельной гаммы 4331 и начались работы по подготовке производства нового полноприводного грузовика ЗИЛ-4334. С 27 октября 1987 года ЗИЛ-131Н и его варианты параллельно собирал УАМЗ, который весной 2004 года был преобразован в предприятие АМУР и продолжил выпуск автомобилей серии ЗИЛ-131 под маркой «Амур» с разными двигателями и агрегатами.

Максимальный уровень производства автомобилей 131-й серии пришелся на 1989 год, когда было изготовлено 48 тыс. машин, а численность занятых к тому времени на ЗИЛе достигала 120 тыс. человек. В общей сложности автомобилей серии ЗИЛ-131 Московский завод построил 998 429 экземпляров, а в период 1987 – 2006 годов оба предприятия собрали 52 349 автомобилей ЗИЛ-131Н.


Военные варианты и оборудование на шасси ЗИЛ-131

В Вооруженных Силах СССР, государств Варшавского договора и дружественных стран грузовик ЗИЛ-131 стал основным транспортным средством средней грузоподъемности с повышенными тягово-динамическими качествами и большим запасом мощности, способным работать на всех видах дорог и пересеченной местности во всех климатических зонах при температурах от – 40 до +50 °С. Он являлся штатным средством для перевозки 18 – 24 человек личного состава и различного военного имущества, тягачом для буксировки армейских прицепов и артиллерийских систем малого и среднего калибра. Бортовые версии ЗИЛ-131 были приспособлены к доставке транспортными самолетами Ан-22, Ан-124 и Ил-76, а все армейские варианты изначально оборудовали экранированным электрооборудованием, фильтрами с трехступенчатой очисткой воздуха и герметизированными узлами, что позволяло применять их во всех воинских формированиях и в экстремальных дорожных и погодных условиях. Обычно автомобили снабжали наблюдательным люком в крыше кабины над правым сиденьем, средней усилительной стойкой лобового стекла, левой фарой-искателем и светомаскировочными фарами (СМУ). Для перевозки различными видами транспорта служили специальные крепежные приспособления, а при движении в колонне использовались дополнительные световые приборы. В спецкомплект входили стойки для личного оружия, прибор ночного видения, ящик для карт и документов, дозиметрические приборы, дегазационный комплект для обработки личного состава и техники, шанцевый инструмент, медицинская аптечка и огнетушители. Для подключения к внешней электросети имелись штепсельные розетки, при работе на дальних маршрутах на машины навешивали дополнительные фары, канистры для топлива и воды. При перевозке радиоактивных грузов в специальных контейнерах грузовики оборудовали особыми креплениями, продольными дугами для тента и цепью заземления. Обычные с виду бортовые грузовики ЗИЛ-131 с лебедкой, доработанными кузовами, дополнительными световыми приборами, рабочей площадкой над крышей кабины и особой маркировкой служили в системах обеспечения ракетных комплексов для доставки и перегрузки специального оборудования. Для работы с грузовиками ЗИЛ-131 служили универсальные 2-тонные бортовые прицепы СМЗ-8325 (2-ПН-2М) и низкорамные 2,5-тонные шасси СМЗ-8326 Сердобского машиностроительного завода. Автомобили последнего поколения ЗИЛ-131Н, появившиеся во времена кампании по разоружению страны, уже не находили столь же широкого применения в Советской Армии и на экспорт поступали лишь до 1993 года.


Доработанный ЗИЛ-131 в варианте технологической машины МС-1761М комплекса «Куб». 1967 год.


Для установки военного оборудования различной конструкции и назначения применялись как обычные серийные шасси 131КО для простых кузовов-фургонов, так и их варианты с одной или двумя коробками отбора мощности. В результате автомобили 131-й серии стали наиболее востребованными всеми без исключения советскими и зарубежными воинскими и военизированными формированиями, где послужили основной подвижной базой для различных кузовов и специальных надстроек с приводом и без привода рабочих органов – от простейших фургонов